Закон о нецензурной брани

Закон о нецензурной брани

Все статьи Мат и три года. Резко возросла ответственность за нецензурное публичное оскорбление. Станет ли меньше матерщинников? (Макарова Н.)

Есть у нас сомнительный повод для гордости — русский мат является одним из самых развитых источников обсценной лексики в мире. Обсценная лексика — термин, происходящий от лат. obscenus — «непристойный, распутный, безнравственный», непечатная брань, нецензурные выражения, ненормативная лексика, сквернословие, срамословие. Мат включает в себя примерно 12 тыс. слов (всего в русском языке примерно 150 тыс. слов). Особенно интересно, что все эти тысячи происходят всего из семи исходных корней.
Какова правовая ответственность за неконтролируемое использование нецензурной лексики?

Не миновать, если…

Легального определения понятия нецензурной лексики в российском законодательстве нет. Хотя термин употребляется в ряде законодательных актов, таких как Закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации», Федеральные законы от 29.12.2010 N 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и др.
В целом для квалификации того или иного понятия в качестве нецензурного достаточно применить принцип общеизвестности его значения и общественного порицания за публичное высказывание. И несмотря на то, что в школе этому не учат, а общество в целом порицает — абсолютному большинству наших граждан нецензурная лексика понятна и известна.
Правовая ответственность за использование нецензурных выражений наступает в случае их неконтролируемого применения в обществе, носящего оскорбительный характер против кого-то лично, или же выражения недовольства в целом. Законодательством предусмотрена как административная, так и уголовная ответственность. Административная ответственность за использование нецензурной лексики в зависимости от обстоятельств дела наступает по ст. 5.61 или 20.1 КоАП РФ.
Закон прямо не запрещает человеку ругаться матом на улице. Однако есть ряд ситуаций, когда это может быть расценено как нарушение. Например, как мелкое хулиганство.
Часть 1 ст. 20.1 КоАП РФ определяет мелкое хулиганство как нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества. Если вы, ругаясь матом, нарушаете общественный порядок и выражаете явное неуважение к обществу, вам могут выписать штраф до 1 тыс. руб. А если не подчинитесь, когда сотрудник полиции попросит прекратить, сумма увеличится в 2,5 раза. Также предусмотрен административный арест до 15 суток.
Ключевым моментом в квалификации правонарушения как мелкого хулиганства является наличие умысла гражданина нарушить общественный порядок и выразить явное неуважение к обществу.

Например, Нижегородский областной суд привлек гражданина к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ и назначил административное наказание в виде штрафа за то, что он, находясь в помещении кафе, хулиганил, оскорблял грубой нецензурной бранью сотрудников кафе. На неоднократные требования прекратить хулиганство не реагировал и продолжал нарушать общественный порядок (Постановление Нижегородского областного суда от 09.02.2015 N 7п-890/2014).

А вот ссоры и драки, сопровождающиеся нецензурной бранью и повреждением имущества, совершенные из личных неприязненных отношений в квартире, другом жилом помещении, в отношении родственников либо знакомых, не могут квалифицироваться по данному составу.
Составление в этих случаях протоколов об административных правонарушениях по ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ впоследствии влечет прекращение судом дела об административном правонарушении за отсутствием состава правонарушения (Постановление заместителя председателя Алтайского краевого суда по делу N 4а-260/2012; Обобщение судебной практики рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 20.1 КоАП, утвержденное Президиумом Челябинского областного суда 16 мая 2012 г.). Подобные действия могут быть квалифицированы по законодательству субъектов РФ, например, как нарушение тишины и покоя граждан в ночное время (см. ст. 8 Закона Санкт-Петербурга от 31.05.2010 N 273-70 «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге»).

В неприличной форме

Использование нецензурной лексики может быть расценено как оскорбление человека, т.е. унижение его чести и достоинства, выраженное в неприличной форме, при условии, что нет сомнений в том, что речь идет именно о нем.
Оскорбление — это разновидность психического насилия, которое выражается в отрицательной оценке виновным личности гражданина, подрывает репутацию последнего в глазах окружающих и наносит ущерб его самоуважению. Оскорбление может быть выражено устно, например в виде ругательств, или же письменно — в виде адресованных гражданину записок или писем неприличного содержания. Также оскорбление может выражаться и в физических действиях (например, плевок, пощечина).
Главное, помните, что для квалификации ваших слов как оскорбления не имеет значения, соответствует ли отрицательная оценка личности гражданина истинному положению дел. Факты, на которых основывается оскорбление, могут иметь место в действительности (например, аморальный образ жизни).
За эти злодеяния ст. 5.61 КоАП РФ предусматривает штраф на граждан до 3 тыс. руб.; на должностных лиц — до 30 тыс. руб.; на фирму — до 100 тыс. руб., а за оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или СМИ, размер штрафа увеличится почти в два раза.
Доказательствами нанесения оскорбления послужат: свидетельские показания, записи видеокамер, распечатки звонков, смс-сообщений, заверенные нотариусом распечатки интернет-страниц, содержащие оскорбительные слова и выражения.

Примеры из судебной практики

Оскорбление в социальных сетях. Суд признал физическое лицо виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ, и подверг административному наказанию в виде штрафа в размере 1 тыс. руб.
Судом установлено, что привлекаемое лицо в вечернее время, находясь в квартире, разместило в социальной сети Интернет неприличные выражения в унизительной и циничной форме, унижающие честь и достоинство иного лица. Факт переписки с иным лицом в социальной сети не отрицало само привлекаемое лицо при даче им объяснений, в которых указало, что, переписываясь с иным лицом в социальной сети, допускало резкие высказывания в его адрес, которые не считает оскорблением. Таким образом, факт совершения административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ, нашел свое подтверждение, поскольку высказывания носили унизительный характер, содержали отрицательную оценку личности иного лица, унижая честь и достоинство (Постановление Самарского областного суда от 12.05.2015 по делу N 4а-394/2015).

Или соседа… Судом установлено, что, находясь на территории своего домовладения, физическое лицо выражалось грубой нецензурной бранью в адрес соседки, а также выкрикивало такие слова, как «шалава» и «проститутка», чем совершило административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ. Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ, выражается в оскорблении, т.е. унижении чести и достоинства другого лица, выраженном в неприличной форме. Физическое лицо оскорбило иное физическое лицо, унизив честь и достоинство потерпевшей в неприличной форме (Постановление Тамбовского областного суда от 24.03.2015 по делу N 4-а-49).

Или коллеги… Т. выразилась в отношении сослуживицы в неприличной форме грубой нецензурной бранью, унизив ее честь и достоинство, что подтверждается показаниями свидетелей. Соответственно, Т. была привлечена к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ (решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 11.07.2012 N 12-343/2012).

В целом, количество случаев привлечения наших граждан к административной ответственности за использование нецензурной лексики в общественном месте или по бытовому поводу резко возросло. Думается, это отражает работу государства в части защиты наших прав как граждан, предусмотренных Конституцией РФ, в том числе права на неприкосновенность личности. Менталитет русских людей таков, что без таких запретительных механизмов заставить некоторых наших сограждан воздержаться от оскорблений, нецензурщины невозможно.

Уголовная ответственность за нецензурную лексику

Очередным примером наличия здравомыслия служит тот факт, что раньше Уголовный кодекс РФ содержал ст. 130 «Оскорбление», которая, к счастью, была исключена в 2011 году. Вместо нее в КоАП РФ появилась ст. 5.61. Как бы ни было неприятно человеку, которого оскорбили, уголовное наказание, с учетом российских «тюремных реалий» и неэффективности пенитенциарной (уголовно-исполнительной) системы, которая скорее калечит людей, а уж никак не исправляет, недопустимо.

Составы преступлений за оскорбление в УК РФ

1. Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих (ч. 1 ст. 148 УК РФ), те же деяния, совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний (ч. 2 ст. 148 УК РФ).
Яркий пример последних лет — «панк-молебен» Pussy Riot в храме Христа Спасителя, закончившийся для участниц этой российской панк-рок-группы приговором и признанием их виновными в оскорблении чувств верующих.
2. Неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства (ч. 1 ст. 297 УК РФ), наказывается штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо арестом на срок до четырех месяцев.
То же деяние, выразившееся в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ч. 2 ст. 297 УК РФ), наказывается штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.
Здесь добавить нечего: уважение к суду — обязательный атрибут любого правового государства.
3. Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением (ст. 319 УК РФ) наказывается штрафом в размере до 40 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до 360 часов, либо исправительными работами на срок до одного года.
4. Оскорбление одним военнослужащим другого во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы (ч. 1 ст. 336 УК РФ) наказывается ограничением по военной службе на срок до шести месяцев или содержанием в дисциплинарной воинской части на тот же срок.
А оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы (ч. 2 ст. 336 УК РФ) наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года или содержанием в дисциплинарной воинской части на тот же срок.
Данная статья УК РФ является специальной по отношению к ст. 5.61 КоАП РФ, предусматривающей ответственность за оскорбление.
Основной объект преступления — установленный порядок воинских уставных взаимоотношений. Дополнительный объект — честь и достоинство военнослужащего.
Иными словами, мотивация поведения (оскорбления) должна быть связана с фактом исполнения потерпевшим обязанностей военной службы.
Место совершения преступления (например, на территории воинской части или за ее пределами) на квалификацию деяния не влияет. Не имеет значения для состава преступления и присутствие или отсутствие третьих лиц в момент оскорбления. Кроме этого, оскорбление может быть совершено как в присутствии потерпевшего, так и в его отсутствие.
Время исполнения обязанностей военной службы определяется исходя из факта исполнения потерпевшим военнослужащим обязанностей в момент совершения преступления. Это может быть исполнение должностных обязанностей, исполнение приказа начальника, исполнение обязанностей дежурного, дневального и т.д.
Судебная практика практически единообразна — в основном при выявлении случаев нанесения оскорбления военнослужащим суд признает вину оскорбивших и назначает наказание.

Совсем недавно, в сентябре 2015 года, Гарнизонный суд г. Волгограда вынес приговор военнослужащему в связи с нанесением последним оскорбления в отношении своего коллеги. Из обстоятельств дела следует, что даже если оскорбленный военнослужащий сам нарушает устав, не выполняет вверенное ему задание и даже находится в нетрезвом состоянии — это не дает права его коллеге нецензурно выражаться в его адрес.
Обстоятельства дела: военнослужащий С., осуществляя на территории парка боевых машин войсковой части контроль за несением службы, увидел Ф., который спал при исполнении обязанностей патрульного, при этом поблизости от Ф. находились пустые бутылки из-под спиртных напитков. Являясь начальником по воинским должности и званию для Ф., в нарушение требований ст. 19, 67, 78 Устава внутренней службы и ст. 3, 7 Дисциплинарного устава ВС РФ, С., выражая недовольство нарушением подчиненным обязанностей патрульного, с целью оскорбить Ф., стал в неприличной форме нецензурно выражаться в адрес последнего, после чего, когда Ф. проснулся, С. нанес ему один удар кистью правой руки по лицу, от которого потерпевший ударился головой о стену хранилища. В результате указанных действий Ф. причинены телесные повреждения, которые не имеют квалифицирующих признаков причинения вреда здоровью.
С. признан виновным в оскорблении начальником подчиненного во время исполнения обязанностей военной службы, т.е. в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 336 УК РФ, и ему назначено наказание в виде ограничения по военной службе на срок три месяца с удержанием из его денежного довольствия 10% в доход государства.

Парадокс с человеческой точки зрения. Однако закон ставит выше всех остальных приоритетов установленный порядок воинских уставных взаимоотношений, а также честь и достоинство военнослужащего.

***

Будем же более сдержанными и терпимыми, тем более что за свою несдержанность придется отвечать перед законом.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

.

.

Рекомендации по применению Федерального закона от 05.04.2013 №34-ФЗ «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Федеральным законом от 05.04.2013 №34-ФЗ «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее Федеральный закон) в установленный статьей 4 Закона РФ «О средствах массовой информации» перечень запретов, направленных на недопущение злоупотребления свободой массовой информации, включены материалы, содержащие нецензурную брань.

Также в Кодексе РФ об административных правонарушениях статья 13.21 «Нарушение порядка изготовления или распространения продукции средства массовой информации» дополнена частью 3 с новым составом правонарушения, устанавливающим административную ответственность для граждан, должностных лиц и юридических лиц за изготовление или распространение продукции средства массовой информации, содержащей нецензурную брань.

Данные рекомендации по применению Федерального закона подготовлены с учетом обсуждений, прошедших в Роскомнадзоре с участием представителей основных телеканалов, радиоканалов, периодических печатных изданий, сетевых изданий, а также Экспертной комиссии при Роскомнадзоре и специалистов Института русского языка им. В.В. Виноградова.

Государственный контроль (надзор) за соблюдением требований Федерального закона осуществляется в рамках мероприятий по контролю, проводимых Роскомнадзором и его территориальными органами.

В настоящий момент отсутствует единый перечень нецензурных бранных слов. Однако среди специалистов существует мнение, согласно которому к нецензурным словам и выражениям относятся четыре общеизвестных слова, начинающихся на «х», «п», «е», «б», а также образованные от них слова и выражения.

При этом не относятся к нецензурным словам и выражениям неприличные и грубо-просторечные слова и содержащие их выражения. Вместе с тем, использование таких слов и выражений в средствах массовой информации также недопустимо в соответствии с требованиями Федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», и Федерального закона «О государственном языке Российской Федерации».

В отношении случаев, когда в средстве массовой информации используются средства маскировки нецензурной брани, следует отметить, что точное указание таких средств невозможно. Например, в теле-радиопрограммах это замена слова звуковым сигналом, в печатных и сетевых средствах массовой информации это может быть замена одной или нескольких букв нецензурного слова знаком или другой буквой.

При рассмотрении случаев маскировки нецензурных слов необходимо установить, насколько однозначно можно установить нецензурное слово в контексте фразы. Например, в случае опубликования стихотворения, в котором есть нецензурное слово с измененной буквой, но вместе с тем, исходя из рифмы стиха можно точно определить, что это нецензурное слово.

В то же время, в некоторых случаях маскировку нецензурной брани можно рассматривать как способ соблюдения требований Федерального закона, но только в тех случаях, когда осуществляется размещение или цитирование в средствах массовой информации классических литературных произведений и кинодокументальных произведений (или иных произведений, в которых использование такой лексики является неотъемлемой частью художественного замысла).

При выявлении факта распространения в СМИ нецензурной брани необходимо учитывать требования ст. 57 Закона РФ «О средствах массовой информации», согласно которой редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации, в том числе, в случае, если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с Законом РФ «О средствах массовой информации». В данном случае речь идет о прямом эфире теле-радиопрограмм, когда невозможно предусмотреть заранее о том, что может сказать приглашенный в студию гость в прямом эфире. То же самое касается освещения массовых мероприятий, когда они транслируются в прямом эфире.

Вместе с тем, на редакции лежит ответственность за работу с приглашаемыми в прямой эфир гостями. Однако, если программа выходит в эфир в записи, то в данном случае редакция должна принять все необходимые меры к устранению нецензурной брани из эфира.

В случае выявления комментариев или блогов, содержащих нецензурную брань, Роскомнадзор, или его территориальный орган готовит обращение в адрес редакции сетевого СМИ, в порядке установленном Административным регламентом исполнения Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций государственной функции по осуществлению государственного контроля и надзора за соблюдением законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации. При поступлении указанного обращения, редакция средства массовой информации вправе удалить их с сайта либо отредактировать. Если комментарии, представляющие собой злоупотребление свободой массовой информации, и после этого остаются доступными для пользователей данного сайта в сети Интернет, то Роскомнадзор или его территориальный орган выносит предупреждение в адрес редакции и учредителя СМИ в порядке, предусмотренном действующим законодательством о средствах массовой информации.

При применении Федерального закона необходимо учитывать ст. 54 Конституции Российской Федерации, согласно которой, закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением.

Таким образом, редакция СМИ не должна нести ответственность за материалы, содержащие нецензурную брань, размещенные до вступления в силу Федерального закона.

Ответственность за нарушение требований ст.

Закон о запрете на использование нецензурной брани принят Госдумой

4 Закона РФ «О средствах массовой информации» редакция СМИ несет при выявлении факта распространения нецензурной брани на русском языке. Выявление иностранных бранных слов и выражений не является основанием для привлечения к ответственности редакции средства массовой информации

Для установления факта распространения в СМИ нецензурной брани, рекомендуем пользоваться словарями русского языка:

Большой толковый словарь русского языка.

Гл.ред. С.А. Кузнецов.

Первое издание: СПб.:Норинт,1998.

Словарь русской брани (матизмы, обсценизмы, эвфемизмы)

Под изд. Мокиенко В. М., Никитина Т. Г.

СПб., «Норинт», 2004.

Большой словарь русского жаргона

Под изд. Мокиенко В. М., Никитина Т. Г.

СПб.: «Норинт», 2000.

Самый полный Словарь ненормативной лексики и фразеологических единиц: 20 000 слов

Под ред. Квеселевич Д. И.

М.: Астрель: АСТ, 2011.

В случае выявления факта распространения нецензурной брани в средствах массовой информации, Роскомнадзор, его территориальные органы выносят предупреждение за нарушение требований ст. 4 Закона РФ «О средствах массовой информации», а также составляют протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч.3 ст. 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В спорных ситуациях для принятия окончательного решения о привлечении к ответственности редакции СМИ за распространение материалов, содержащих нецензурную брань, необходимо проведение лингвистического исследования.

Время публикации: 05.06.2014 08:49
Последнее изменение: 05.06.2014 08:50

.

Тен Александр Леонидович, заведующий кафедрой конституционного и административного права Алтайской академии экономики и права, кандидат юридических наук, доцент.

В настоящее время для любителей «острого словца» в присутствии публики, а в юридической терминологии — «нецензурной брани в общественных местах» КоАП РФ предусмотрена административная ответственность.
Автор задается вопросом, а будет ли являться мелким хулиганством нецензурная брань в общественном месте, например на скамейке возле дороги?

Ключевые слова: нецензурная брань, мелкое хулиганство, административный штраф, матерные слова, неуважение.

Obscenity as an object of administrative-law regulation and legal conscience
A.L. Ten

At present the Code of Administrative-law violations of the RF provides for administrative responsibility for the fans of pronouncing squib in presence of public which is in juridical terminology means «obscenity in public places».
The author asks himself a question if obscenity in public place for instance on the bench near the road can be qualified as disorderly conduct.

Key words: obscenity, disorderly conduct, administrative fine, dirty words, disrespect.

Согласно ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ мелкое хулиганство — нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.
Что есть нецензурная брань, в законодательстве также не установлено, а в протоколах из этических соображений «матерные слова» не фиксируются. Из этого следует, что определение тех или иных слов как нецензурной брани является полномочием сотрудников милиции, которые, кстати, не могут дать определение нецензурной брани и зачастую сами «грешат» таким злословием. Отсюда можно сделать вывод, что из свойственного россиянам «красноречия» вытекает огромное количество правонарушений. Также размытость формулировок ст. 20.1 КоАП РФ дает излишне большие права сотрудникам ППС, в том числе судить, что есть «брань», а что нет.
В средней школе г. Волхова установлен ученик-аноним, письменно оскорбивший учителя школы. В феврале 2008 г. на заседании комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации МО г. Волхова был рассмотрен административный материал в отношении 37-летней жительницы г. Волхова, чей несовершеннолетний сын — ученик школы N 6 написал письмо преподавателю, в котором в неприличной форме, нецензурной бранью оскорбил учителя, пишет «Конкретно.ру». Преподаватель обратился в милицию, была проведена почерковедческая экспертиза, и автор письма был установлен безошибочно. После этого мальчик сознался в содеянном, а его родители были привлечены к административной ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию сына, на них наложен штраф.
Порой имеют место инциденты и в СМИ. Так, зрители калининградской телекомпании «Каскад» вечером 4 мая 2007 г., во время трансляции матча чемпионата России по волейболу, неожиданно стали свидетелями нецензурного выражения из уст спортивного комментатора. Как сообщили корреспонденту ИА REGNUM несколько телевизионных болельщиков матча «Динамо-Янтарь» (Калининград) — «Локомотив-Изумруд» (Екатеринбург), в перерыве между сетами микрофон на Макарове не был отключен, камера показывала общие планы, но зрители вдруг услышали фразу спортивного комментатора: «По ходу, мы матч сегодня проср…м». Затем, как уверяют очевидцы, с экрана прозвучали еще несколько слов с ненормативной лексикой. За эмоциональный срыв спортивному комментатору было сделано замечание.
Отношение к мату сильно зависит от среды обитания. На эту тему группа «Сектор Газа» пела: «С матерщиной мы родились, с матерщиной мы живем, с матерщиной мы учились, с матерщиной и помрем, матерщину мы впитали с материнским молоком, с матерщиной мою маму бил папаша кулаком». Есть места, где мат — норма жизни, слышишь его от женщин и малых детей как нечто совершенно естественное, как будто так и только так надо говорить. Более того, в среде служителей закона нецензурная лексика также является повседневной реальностью и не пользуется однозначным определением или осуждением.
Так, на юридическом портале http://zonazakona.ru/, где в основном присутствуют служители закона, имело место следующее обсуждение (имена участников, как анонимные, удалены):
— Господа! А как вы пишете в протоколах гадкое слово бл*дь и другие слова? А суд как реагирует? Мы вот бьемся за чистоту русского языка, и в итоге ничего непонятно, особенно в «оскорбительных» статьях.
— Мы тоже стандартно пишем: «Оскорбил грубой нецензурной бранью». Хотя у коллеги иная точка зрения, в протоколах пишет: «пид*ас», «послал меня на *уй». Но думается, что это не совсем правильно, поскольку искажается изначальный смысл посыла на три буквы, и получается какая-то шифровка.
— У сотрудников милиции в рапортах часто встречаешь: «Однако он продолжал оскорблять, а именно послал меня на *-й» (естественно, первую букву пишут). Скрывая реальность, некоторые пишут: «Он назвал меня представителем сексуальных меньшинств в грубой нецензурной форме» или: «Он угрожал мне сексуальной расправой».
— А у нас практика такая: мы бодро заносим в протокол все матерные ругательства без всякого там стеснения, а вот в формуле, там уже: «Грубой нецензурной бранью обозвал», «Преступление в оскорблении сотрудника, употреблении слов, в том числе зооморфной семантики» и пр. Мы даже экспертизы раньше проводили.
— Вопрос-то в чем? Если объективная сторона — оскорбление, то и само оскорбление должно быть расписано. Мы же не пишем: «Нанес удар чем-то куда-то»! И есть разница в грубой нецензурной брани для учительницы словесности, там и «дуры» хватит за глаза, и для ППС, которого вообще ничем не удивишь.
— Мы пишем первую букву, потом кракозябру, потом остальное.

15 суток за мат — Госдума придумала новый закон

Вроде проходит. Но помощники пищат и жалуются, оглашать, говорят, тяжело.
— Ну, конечно, что скрывать. Поддерживала я как-то обвинение по износу 12-летней девочки. Сидит эта девочка, мама ее, социальный педагог, и я начинаю оглашать обвинение… Девочке и так тяжело, а тут еще я оперирую простонародными наименованиями непотребных действий и особенностями строения человеческого тела. Я тоже потом следователю жаловалась. Пусть сам идет в суд и оглашает. Что касается включения нецензурных выражений в протоколы с последующей заменой их в обвинительном на «грубая нецензурная брань» — тоже мало радует, так как, представляя доказательства, обвинитель оглашает документ, на который ссылается, а не приводит его краткое содержание. И опять спотыкается на нецензурной брани.
— Вы совсем что ли про официальность и публичность уголовно-процессуальных действий забыли? Раз оглашаем в полном объеме — значит и в протоколе, и в приговоре так же пишем. В итоге получаем полную легализацию мата с последующим развитием: Пленумы ВС РФ, в которых подробно расписывается, какие сочетания букв и склонения-соединения слов носят оскорбительный характер, а какие — нет.
— Мне больше нравится следующее: «Публично, в неприличной форме, путем применения в устной речи нецензурных выражений и нецензурной брани, адресованных Иванову, оскорбил и унизил честь и достоинство оперуполномоченного ОУР».
— Писать матерные слова в «привлеченках» и «объебонах» незаконно. Писать слова, которых не существует в русском языке, также незаконно. — А я вам говорю, что правильно писать в протоколах допросов по 319-й статье УК РФ маты в полный рост, потому что это и есть доказательство!
— Маты «в полный рост» писать в документах нельзя, хотя бы потому, что при предложенном Вами варианте будет расхождение текста протоколов. Ну и плюс это некрасиво…
— Сколько у меня было ст. 319 УК РФ, все прошли в суде без единого матерного слова в материалах дела.
— Из смысла ст. 319 УК РФ не следует выводов, что оскорбление должно обязательно содержать нецензурные выражения. Был бы представитель власти и признак публичности, а субъекта, воспроизводящего слова и выражения оскорбляющего содержания, мы всегда найдем.
Приведенный диалог наглядно показывает, что формулировки статей законов, предусматривающих ответственность за нецензурную брань, недостаточно конкретны для эффективного применения. Более того, можно усомниться в искреннем желании наших правоохранителей применять наказание по данным статьям. Все это говорит о необходимости серьезного совершенствования как законодательства, так и практики его применения, результатом чего должна стать очистка речи от вульгаризмов и неуважения к окружающим.

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *