99 ГПК РФ

99 ГПК РФ

Полный текст ст. 99 ГПК РФ с комментариями. Новая действующая редакция с дополнениями на 2020 год. Консультации юристов по статье 99 ГПК РФ.

Со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств.

Комментарий к статье 99 ГПК РФ

1. По смыслу ч.1 ст. 3, п.4 ч.2 ст. 131 ГПК РФ лицо, предъявляющее в суд иск или заявление, предполагается носителем того материального права, защиты которого он добивается в суде. Отсюда следует, что лицо может считаться недобросовестно заявившим неосновательный иск только в том случае, если судом при вынесении решения об отказе в удовлетворении иска будет установлено, что истец сознавал в момент предъявления иска, что он не обладает материальным правом, защиты которого он просит у суда.

Соответственно, ответчик будет являться стороной, необоснованно заявившей спор относительно иска, в том случае, если судом при вынесении решения об удовлетворении иска будет установлено, что при предъявлении управомоченным лицом требования к ответчику, тот сознавал, что должен удовлетворить требование, однако не сделал этого.

Сторона может быть признана систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела в тех случаях, когда она неоднократно (более одного раза) умышленно использовала принадлежащее ей конкретное процессуальное право (ч.1 ст. 35 ГПК РФ) вопреки цели, для достижения которой данное процессуальное право этой стороне предоставлено, что повлекло к увеличению длительности рассмотрения и разрешения дела.

2. Умышленное совершение стороной одного из названных действий приводит к отрыву другой стороны от своих обычных занятий в связи с необходимостью принимать участие в судебных заседаниях. Соответственно, если сторона лично не участвует в процессе, то взыскание в ее пользу компенсации за потерю времени не может быть осуществлено. Поэтому предусмотренная ст. 99 ГПК компенсация может быть выплачена только в пользу физического лица.

Отсюда следует, что размер компенсации должен определяться судом, исходя из среднего заработка стороны (для работающих граждан) или установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (для неработающих граждан), с учетом либо фактической затраты стороной времени на участие в процессе, либо фактического превышения длительности процесса по сравнению с той, которая была бы достигнута, если бы не было систематического противодействия другой стороной правильному и своевременному рассмотрению судом дела.

3. В силу ч.1 ст. 56 ГПК РФ бремя доказывания обстоятельств, указанных в ст. 99 ГПК, лежит на стороне, в пользу которой должна быть взыскана компенсация за потерю времени. Соответственно, суд не может присудить стороне компенсацию за потерю времени по своей инициативе. Для осуществления судом такого действия именно стороной должно быть заявлено ходатайство о присуждении компенсации за потерю времени.

Консультации и комментарии юристов по ст 99 ГПК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 99 ГПК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Правовая инструкция расскажет, что такое неосновательный иск (спор относительно иска), в каких случаях присуждается денежная компенсация за потраченное на разбирательство по ним время, как устанавливается размер такой компенсации.

Неосновательный иск (спор относительно иска) — что нужно знать?

Согласно ст. 99 ГПК РФ, истец, предъявивший неосновательный иск, или ответчик, заявивший неосновательный спор относительно иска, должен по решению суда выплатить другой стороне компенсацию за потерю времени. Также основанием для взыскания компенсации является систематическое противодействие правильному и своевременному рассмотрению дела. Положения ст. 99 ГПК РФ подлежат применению, когда в судебном заседании будет доказано, что сторона недобросовестно пользуется своими процессуальными правами. Истец считается недобросовестным, когда иск заявлен им заведомо при отсутствии оснований для его удовлетворения, а ответчик — когда несмотря на явные основания для удовлетворения иска, оспаривает его. Таким образом, указанные действия, совершенные умышленно, являются формой злоупотребления правом на судебную защиту.

Также стороне, которая ходатайствует о выплате ей компенсации за потерю времени, нужно доказать, что в результате перечисленных действий другой стороны утрачены доходы, зарплата, понесены убытки (Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Калмыкия по рассмотрению гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке в 2014 году). Не могут служить основанием для взыскания компенсации следующие обстоятельства:

  • заблуждение стороны относительно обоснованности предъявленного иска;
  • заблуждение стороны о достаточности собранных доказательств в подтверждение доводов и возражений;
  • неявка в суд по уважительным причинам (Справка о практике применения судами Астраханской области законодательства РФ…за 2014 — 2015 годы);
  • само по себе осуществление процессуальных прав не запрещенными законом способами (см. Решение Советского районного суда г. Владивостока 19 января 2017 г. по делу № 2-288/2017);
  • само по себе оставление исковых требований без удовлетворения (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2012 по делу N 11-30666).

Решение суда не исполнено в срок – как получить компенсацию?

Когда суды взыскивали компенсацию за потерянное время?

Часто компенсация присуждается гражданам, ставшим ответчиками по неосновательным искам банков. Например, Апелляционным определением Свердловского областного суда от 12 апреля 2016 года по делу N 33-6352/2016 был признан недобросовестным истцом банк, подавший иск о взыскании долга по кредиту к бывшей жене должника. Она представила суду отзыв, где указала, что является ненадлежащим ответчиком, поскольку брак был расторгнут до оформления кредита. Представитель банка ознакомился с материалами дела, но все равно настаивал на его рассмотрении, а также просил привлечь в качестве третьих лиц родственников должника. Суду пришлось отложить дело, а потом выяснилось, что эти лица не являются родственниками должника. На последнем заседании представитель банка не присутствовал, что стало подтверждением утраты интереса к разрешению спора. Перечисленные обстоятельства по мнению суда свидетельствовали о наличии недобросовестности представителя банка.

В Апелляционном определении Свердловского областного суда от 11.09.2015 по делу N 33-12670/2015 суд усмотрел наличие оснований ст. 99 ГПК РФ в том, что истец, обращаясь в суд, достоверно знал об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска, так как он своевременно получил ответ на претензию, однако, рассчитывая, что ответчик за давностью лет не сможет представить доказательства в опровержение исковых требований, обратился в суд. Судебная коллегия, как и суд первой инстанции, установили основания для взыскания компенсации за потерянное время с истца в пользу ФГУП «Почта России», поскольку истцом действительно допущено злоупотребление своим правом на судебную защиту.

Во время разбирательства по иску о разделе имущества ответчик подал встречный иск, в котором помимо прочего просил суд взыскать компенсацию за потерянное время (см. Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 04.06.2014 по делу N 33-5958/2014). Суд усмотрел основания ст. 99 ГПК РФ в действиях ответчика по встречному иску по затягиванию процесса (неявка приводила к отложению рассмотрения дела) и в уклонении его от проведения экспертизы, что также повлекло возврат дела в суд без ее производства и увеличение срока рассмотрения дела.

Как получить компенсацию за судебную волокиту?

Как определяется размер компенсации за потерю времени?

Согласно ст. 99 ГПК РФ, размер компенсации за потерю времени определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств. Компенсация должна взыскиваться за любые временные потери добросовестной стороны и не исключается даже при отсутствии конкретных убытков (потерь в заработке или ином доходе), поскольку считается, что процессуальные злоупотребления всегда причиняют другой стороне определенные временные потери ввиду отвлечения ее от отдыха или обычных домашних и личных дел, не связанных с работой или бизнесом. Размер компенсации за фактическую потерю времени не подлежит доказыванию в том же порядке, что и убытки, а определяется по усмотрению суда. (Справка о практике применения судами Астраханской области законодательства РФ…за 2014 — 2015 гг.). В судебной практике также встречаются следующие способы определения размера компенсации за потерянное время:

  • путем умножения среднедневного заработка ответчика на количество дней судебных заседаний (см.Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 12 апреля 2016 года по делу N 33-6352/2016);
  • исходя из почасовой тарифной ставки представителя ответчика (см. Апелляционное определение Свердловского областного суда от 11.09.2015 по делу N 33-12670/2015).

Судебные расходы – где заканчиваются «разумные пределы»?

СТ 99 ГПК РФ

Со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств.

Комментарий к Статье 99 Гражданского процессуального кодекса

Комментируемая статья предусматривает право на взыскание компенсации за потерю времени.

Согласно положению комментируемой статьи, со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств.

Четких критериев определения судом размера компенсации за потерю времени не установлено. Однако с учетом того, что компенсация за фактическую потерю времени относится к издержкам, связанным с рассмотрением дела, ее размер следует определять исходя из правил комментируемой статьи, Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации <1> (разумность, фактическая и объективная занятость, наличие или отсутствие доходов в данный период, сказались ли на длительности рассмотрения дела противостояния, недобросовестно ли заявлен неосновательный иск и др.).
———————————
<1> Собрание законодательства РФ. 2012. N 50 (ч. 6). Ст. 7058.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 16 марта 2006 г. N 139-О, «статья 99 ГПК Российской Федерации, предусматривающая возможность взыскания судом компенсации со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, в пользу другой стороны за фактическую потерю времени, направлена на предупреждение злоупотребления лицами, участвующими в деле, своими процессуальными правами и тем самым — на защиту прав добросовестных участников процесса. Следовательно, сама по себе она не может рассматриваться как нарушающая какие-либо конституционные права заявителя» <1>.
———————————
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 16 марта 2006 г. N 139-О.


Мария Калинина

Ключевые слова: компенсация за фактическую потерю времени, судебные издержки, ответственность за злоупотребление процессуальными правами.

Отказ в удовлетворении требования означает, что действия, направленные на его судебную защиту, не имели оснований с точки зрения материального права. Нельзя не согласиться с А.Г. Столяровым в том, что отказ в иске свидетельствует о неправомерности действия по его предъявлению, точно так же удовлетворение иска свидетельствует о неправомерности действий по защите против иска. В результате неправомерных действий одной стороны другая сторона может понести судебные расходы, именно поэтому законом предусматривается их возмещение. В состав судебных расходов в соответствии со ст. 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) входит компенсация за фактическую потерю времени, она относится к издержкам, связанным с рассмотрением дела. Однако, несмотря на это, вынесение решения суда не в пользу стороны само по себе не дает права на получение с нее компенсации за фактическую потерю времени в
связи со следующим.

Возможность взыскания компенсации за потерю времени, закрепленной в ст. 99 ГПК РФ, возникает в случае заявления неосновательного иска либо спора относительно иска либо систематического противодействия правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, при этом сторона должна действовать с прямым умыслом.
Если придерживаться подхода А.Г. Столярова и рассматривать неправомерные действия, повлекшие причинение любых судебных расходов, как правонарушение в сфере гражданского судопроизводства, а компенсацию за потерю времени — как один из видов ответственности за подобное деяние, то нельзя не отметить, что состав правонарушения, которое может повлечь санкцию по ст. 99 ГПК РФ, специфичен. Если по общему пра¬вилу в правонарушениях по причинению судебных расходов вина носит факультативный характер — не важно отношение стороны к действиям, которые их повлекли, то в отношении компенсации за потерю времени наличие вины — обязательный
элемент состава.

Можно выделить следующие действия стороны, которые при доказанности умысла могут являться основанием для взыскания компенсации за потерю времени:

1) злоупотребление правом на обращение в суд (лицо, обращаясь в суд, не преследует цели получения судебной защиты, а действует исключительно во вред другой стороне, искусственно изменяет подсудность с целью затруднить другой стороне доступ к правосудию);

2) умышленное затягивание процесса (например, заявление ходатайств, направленных на затягивание судебного процесса, непредставление требуемых доказательств);

3) предоставление недостоверных доказательств (это могут быть поддельные документы, ложные свидетельские показания и т.п.).

В случае если вина стороны в совершении охватываемых диспозицией нормы действий отсутствует, требование к ней о компенсации за потерю времени не может быть удовлетворено, ее деятельность по судебной защите права, которое на самом деле ей не принадлежало, могут повлечь только взыскание судебных расходов без компенсации за потерю времени.

Условия, при которых возможно применение ст. 99 ГПК РФ, дают основания для вывода о том, что компенсацию за потерю времени недостаточно рассматривать только как один из видов судебных издержек, поскольку одновременно — это санкция за недобросовестное процессуальное поведение. Более того, не все ученые даже согласны с тем, что компенсация за потерю времени может быть отнесена к судебным издержкам, несмотря на законодательное закрепление этого положения в ст. 94 ГПК.

Ответственность за недобросовестное процессуальное поведение принято считать компенсационной, так как денежная сумма взыскивается не в пользу государства, а в пользу противоположной стороны. Суть компенсационной ответственности в том, что она направлена на возмещение стороне убытков, понесенных при рассмотрении гражданского дела. Однако нельзя не обратить внимание на справедливое замечание В.А. Бабакова о том, что аспект этот носит более проблемный характер и связан конституционным требованием о праве каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, ведь суд как орган государственной власти обязан обеспечить эффективность процессуального содержания своей деятельности.

В настоящее время ученые сходятся во мнении, что норма о компенсации за потерю времени фактически не работает. А. В. Юдин считает ст. 99 ГПК РФ неудачной попыткой законодателя сформулировать санкции за процессуальную недобросовестность. Д.А. Туманов отмечает чрезмерную абстрактность нормы, что в результате привело к пробелу в праве. В.М. Жуйков и М.К. Треушников трудности в применении статьи объясняют тем, что сторона, требующая компенсации за потерю времени, должна доказать недобросовестность своего оппонента в споре. А.Г. Новиков указывает, что бесспорных доказательств злонамеренности поступков стороны не имеется, поэтому мнение судьи по подобному вопросу всегда будет основано на вероятности, что неизбежно влечет риск его отмены. И.Р. Медведев идет дальше, указывая на обоснованное нежелание судейскою корпуса взыскивать компенсацию за потерю времени на практике, и объясняет его, в частности, тем, что сама санкция этой нормы, рассчитанная на основе критерия вреда в виде «потери времени», мала и поэтому недостаточно эффективна, она не может возмещать нанесенный пострадавшей стороне ущерб и уж тем более остановить недобросовестную сторону. Кроме того, он указывает на множество процессуальных вопросов, до настоящего времени не разрешенных законодателем судебной практикой, которые препятствуют применению ст. 99 ГПК РФ.

Нужно отметить, что закрепление в процессуальном законе нормы, на основании которой стало возможно присуждение стороне компенсации за потерю времени в суде, произошло в 1929 г. — она появилась в качестве примечания 2 к ст. 46 Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1923 г. Норма была сохранена и во всех последующих гражданских процессуальных кодексах нашей страны, претерпев заслуживающие внимания изменения лишь 30 ноября 1995 г., именно тогда законодатель перестал связывать ее размер со средним заработком, ограниченным 5% присужденной части иска, указав, что размер должен определяться судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств. В действующей редакции Гражданского процессуального кодекса новеллой можно признать лишь то, что термин «вознаграждение» был заменен «компенсацией», кроме того, санкция может быть применена на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, в остальном мы имеем дело все с тем же законодательным положением, введенным в качестве примечания еще в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1923 г.

Анализ вполне обоснованных аргументов ученых, критикующих указанную санкцию, позволяет сделать неутешительные выводы: норма, которая существует в нашем законодательстве более 80 лет, фактически не работает, поскольку не может выполнить в полной мере возложенную на нее компенсационную функцию, сложна в применении из-за чрезмерной абстрактности, вызывает очевидные трудности в процессе доказывания. В результате этого сторона, которая виновна в процессуальных злоупотреблениях, остается безнаказанной. Неприменение нормы лишает добросовестную сторону права на компенсацию причиненных убытков в виде потерянного на процесс времени. Более того, сложившаяся ситуация подрывает авторитет судебной власти, которая демонстрирует таким образом свою несостоятельность в обеспечении эффективного судебного разбирательства.

Основной причиной, по которой норма о компенсации за потерю времени фактически не применяется, на наш взгляд, является тот факт, что она отнесена к судебным издержкам, но при этом одновременно является и санкцией за виновное недобросовестное процессуальное поведение. Совмещение этих функций приводит к внутренним
противоречиям ст. 99 ГПК РФ, в результате которых она не может в полной мере выполнить ни одну из них. Более того, это влечет невозможность корректного определения размера суммы, подлежащей взысканию. В соответствии со ст. 99 ГПК РФ размер ее должен определяться на основании принципа разумности, который также предписывается использовать судьям при определении размера другого вида судебных издержек — расходов на оплату услуг представителя (ст. 100 ГПК РФ). Однако если рассматривать компенсацию за потерю не как один из видов судебных издержек, а исключительно как санкцию за недобросовестное поведение стороны, можно ли в таком случае признать правомерным определение ее размера стоимостным эквивалентом времени, затраченного на судебное разбирательство добросовестной стороной? Допустимо ли снижать размер ответственности за противоправное поведение, руководствуясь принципом разумности? Ответ на этот вопрос, скорее всего, будет отрицательным.

Для успешного выполнения возложенной на норму функции по компенсации судебных издержек необходимы такие изменения, чтобы ее применение не зависело от умышленных действий стороны. Взыскание компенсации за время, потраченное на судебное разбирательство, должно быть возможно с проигравшей стороны в любом споре, по аналогии с государственной пошлиной, расходами на оплату услуг представителя и иными судебными издержками. Размер компенсации, как и расходы на оплату услуг представителя, должен быть ограничен разумными пределами. В противном случае действительно не имеет смысла причислять ст. 99 ГПК РФ к категории судебных издержек.

Чтобы ст. 99 ГП К РФ могла осуществлять функцию по пресечению злоупотребления процессуальным правом, необходимо прекратить ставить размер санкции в зависимость от затрат времени пострадавшей стороны на судебное разбирательство. Умышленное совершение действий по злоупотреблению правом должно пресекаться самостоятельным наказанием, размер которого должен определяться не временем, потраченным добросовестной стороной на защиту своих прав, а иными критериями.

До тех пор, пока законодателем не будет разрешено противоречие, с которым норма о компенсации за потерю времени существует уже не одно десятилетие, она так и останется неработающей конструкцией, не способной выполнить ни одну из возложенных на нее функций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *