Добровольный отказ

Добровольный отказ

Понятие и признаки добровольного отказа от преступления Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

УДК 343.23

Т. Н. Дронова

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ДОБРОВОЛЬНОГО ОТКАЗА ОТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Рассматривается проблема определения понятия добровольного отказа от преступления. На основе анализа положений уголовного закона, уголовно-правовой литературы выявляются и анализируются признаки добровольного отказа от преступления: объективное прекращение совершения умышленного преступления, добровольность, окончательность и своевременность; формулируется дефиниция добровольного отказа от преступления.

Ключевые слова: добровольный отказ от преступления, объективное прекращение совершения умышленного преступления, добровольность, окончательность, своевременность.

Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2011. Вып. 9. С. 123 — 130.

Несмотря на то, что действующий Уголовный кодекс РФ в ч. 1 ст. 31 закрепил определение добровольного отказа от преступления, в уголовно-правовой доктрине наблюдается неоднозначность взглядов по вопросу об этом понятии .

Следует признать, что легальная дефиниция добровольного отказа от преступления не свободна от недостатков. В данном определении не получили в полной мере закрепления такие его признаки, как добровольность и окончательность. Эти признаки перечислены законодателем в ч. 2 ст. 31 УК РФ, что не вполне обосновано, поскольку именно определение понятия должно раскрывать его содержание, т. е. отражать общие и существенные характеристики явления, необходимые и достаточные для того, чтобы отличить его от других явлений. Более того, употребление при определении добровольного отказа понятия «приготовление к преступлению» противоречит нормам ч. 2 ст. 29 и ч. 1 ст. 30 УК РФ, поскольку существенным признаком приготовления к преступлению выступает прерван-ность преступного деяния по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, следовательно, при наличии приготовления к преступлению возможность добровольного отказа от преступления исключена.

Не менее дискуссионным является и вопрос о признаках добровольного отказа от преступления. До настоящего времени у правоведов не сформировалось единого мнения как относительно их количества, так и содержания. Наиболее распространенной в юридической литературе на сегодняшний день, как и в советский период, продолжает оставаться точка зрения о том, что добровольный отказ от преступления характеризуется двумя основными признаками: добровольностью и окончательностью . Ряд авторов наряду с указанными выделяют признак осознания лицом возможности доведения преступления до конца . Некоторые исследователи отмечают, что добровольный отказ от преступления характеризуют такие признаки, как добровольность, своевременность и окончательность .

В специальной литературе высказываются также и иные мнения относительно признаков добровольного отказа от преступления . Ряд ученых подразделяют их на субъективные и объективные, отмечая, что такое деление, являясь условным, осуществляется лишь для более детального изучения добровольного отказа от преступления и применения исследуемого понятия на практике .

Некоторые исследователи идут по пути выделения не признаков, а «условий добровольного отказа от преступления» , «условий правомерности добровольного отказа от доведения преступления до конца» , «условий освобождения от уголовной ответственности» при добровольном отказе.

По нашему мнению, добровольный отказ от преступления характеризуется следующими признаками: 1) объективное прекращение совершения умышленного преступления; 2) добровольность; 3) окончательность; 4) своевременность.

Признак объективного прекращения совершения умышленного преступления предполагает остановку совершения деяния, т. е. недове-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

дение преступной деятельности до конца. Добровольный отказ от преступления может иметь место лишь при начатой преступной деятельности, т. е. в случаях, когда лицо уже совершило какие-либо действия (бездействие), направленные на достижение преступного результата, но затем прекратило посягательство. Ситуации, в которых лицо только обдумывало и принимало решение о совершении преступления, но потом отказалось от своего намерения, не подлежат уголовно-правовому регулированию. Поэтому представляется ошибочным признание в качестве разновидности добровольного отказа отказа от реализации обнаружившегося умысла. В связи с этим нами поддерживается высказанное И. Э. Звечаровским суждение о целесообразности замены выражения «добровольный отказ от преступления» словосочетанием «добровольный отказ от доведения преступления до конца», поскольку первое является некорректным, характеризуя ситуации, когда лицо еще фактически не приступило к совершению преступления .

Добровольность отказа означает, что лицо, осознавая возможность доведения преступления до конца, по собственной воле прекращает преступную деятельность. Исходя из того, что основные признаки психической деятельности человека — это сознание и воля, тесно связанные между собой и обусловливающие друг друга, добровольность целесообразно раскрывать посредством интеллектуального и волевого моментов. Заметим, что подобные суждения уже высказывались в юридической литературе . Интеллектуальный момент заключается в осознании лицом возможности доведения преступления до конца, волевой — в собственной воле лица прекратить преступление.

Признак добровольности выражается в свободном, а не вынужденном волеизъявлении лица о прекращении преступной деятельности. Решение об отказе от совершаемой преступной деятельности должно принимать само лицо, выбирая определенный вариант поведения: продолжить преступление или прекратить. При этом для наличия признака добровольности необходимо, чтобы лицо прекратило преступление, осознавая возможность его доведения до конца.

По нашему мнению, осознание возможности доведения преступления до конца является обязательной составляющей добровольности, так как только на основании наличия или отсутствия такого осознания можно установить добровольность отказа. Поскольку волевые и интеллектуальные признаки во взаимосвязи образуют единый психический процесс (в нашем случае это соответствующее психическое отношение лица к прекращению преступления), невозможно определить наличие признака добровольности посредством указания лишь на волевое усилие лица, направленное на прекращение преступления, без учета факта осознания им возможности довести преступную деятельность до конца. Если из содержания признака добровольности изъять положение об осознании возможности доведения преступления до конца, то оно не будет в полной мере отражать действительную сущность признака, поскольку добровольность оценить будет уже нельзя.

При установлении добровольности отказа необходимо основываться на анализе объективного (наличие внешних обстоятельств, обусловли-

вающих возможность доведения преступления до конца) и субъективного (осознание лицом возможности доведения преступления до конца) критериев в совокупности, при определяющем значении последнего.

Весьма значимым и в то же время дискуссионным является вопрос о влиянии препятствий к доведению преступления до конца на волеизъявление лица. Эти препятствия в зависимости от характера их влияния на волеизъявление лица некоторыми авторами условно разделяются на непреодолимые и затрудняющие .

Непреодолимыми считаются препятствия, которые вопреки воле лица исключают возможность завершения преступления, т. е. в таких случаях преступное деяние объективно не способно далее развиваться во времени и пространстве. Согласимся, что объективная невозможность дальнейшего осуществления преступления может быть выявлена в результате анализа причинно-следственных связей . Определенную значимость приобретает здесь и установление отношения к такого рода обстоятельствам самого лица. Итак, в случае возникновения непреодолимых препятствий при осознании лицом невозможности продолжения преступной деятельности отказ всегда будет вынужденным, поскольку исключается свободное волеизъявление лица.

Особую сложность представляет разрешение вопроса о наличии добровольного отказа от преступления при появлении препятствий, которые лишь затрудняют продолжение преступления. Такие препятствия возникают в процессе совершения преступной деятельности как непредвиденные и оказывают, несомненно, определенное, и порой весьма существенное воздействие на поведение лица . Причем объективно эти препятствия могут быть преодолены. Встает вопрос о квалификации деяния, если в указанной ситуации лицо отказывается от доведения преступления до конца.

В литературе обоснованно обращается внимание на то, что при разрешении проблемы характера отказа в рассматриваемых случаях необходимо учитывать, что всякое волевое поведение, в том числе и преступное, всегда связано с преодолением больших или меньших трудностей, как внешних, так и внутренних препятствий, в связи с чем приходится совершать волевые усилия . В данном случае речь идет не просто о поведенческом акте, а о преступлении, причем умышленном. Виновный сознательно идет на противостояние закону и другим людям. Представляется, что при появлении затрудняющих препятствий лицо осознает реальную возможность их преодоления и завершения преступления, сохраняет свободу воли (в противном случае препятствие будет непреодолимым), поэтому отказ в таких случаях должен признаваться добровольным.

В связи с этим мы не можем поддержать суждение И. С. Тишкевича о том, что добровольного отказа не будет, если лицо прекратило дальнейшее совершение преступления, убедившись в невыгодности его продолжения и доведения до конца. Невыгодность совершения преступления не является непреодолимым препятствием, что находит отражение и в выражении «убедившись в невозможности или невыгодности» , поэтому возможность добровольного отказа в подобных случаях сохраняется.

Приводимый же автором в качестве примера невыгодности продолжения начатого преступления случай, когда в квартире, в которую проник вор, не оказалось ценного имущества , демонстрирует наличие непреодолимого обстоятельства, поскольку преступный умысел лица был направлен на кражу именно ценного имущества.

Полагаем, что и при решении вопроса о добровольности отказа в случаях, когда лицо во время совершения преступления узнает, что ему грозит реальная опасность задержания, необходимо исходить из наличия осознания лицом возможности доведения преступления до конца, а также его собственного волеизъявления на прекращение преступной деятельности. Таким образом, если субъект осознает реальную возможность задержания при продолжении им преступной деятельности, возникшее обстоятельство не позволяет ему, с его точки зрения, довести преступление до конца (например, недоведение до конца кражи по причине появления на складе сторожа), добровольного отказа в такой ситуации не будет. Конечно, завершить тайное хищение лицу в указанном случае не удастся, но вполне возможно, преступник согласен на перерастание кражи в грабеж или разбой. Как тогда оценить характер отказа от преступления со стороны этого лица? Допустим, лицо начинает совершать кражу, но на каком-то этапе понимает, что будет обнаружено, осознавая при этом как возможность продолжить хищение, но уже открыто, так и прекратить преступную деятельность. В итоге оно отказывается от доведения преступления до конца. Представляется, что такой отказ все-таки нельзя признать добровольным, поскольку лицо осознавало возможность продолжения не начатого им преступления (кражи), а уже другого правонарушения (грабежа), т. е. добровольность отказа от кражи уже исключается.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Если же лицо осознает, что оно может завершить преступное деяние, даже при условии, что его могут застать на месте преступления, и оставляет преступную деятельность, то это должно рассматриваться как добровольный отказ от преступления.

Общепризнанным в уголовно-правовой теории является положение о том, что для признания отказа добровольным мотивы не имеют значения. Необходимо только, чтобы мотивация не устраняла понимания лицом своей способности завершить преступление. Несмотря на то, что в смысле уголовно-правовой значимости все мотивы равны, их установление в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела в суде обязательно. Поскольку под влиянием мотивов выявляется направленность и характер поведения лица, только их анализ зачастую позволяет определить добровольность или вынужденность отказа, его окончательность.

Окончательность отказа означает, что лицо прекращает начатое преступление полностью, навсегда, а не приостанавливает его на какое-то время. При этом признак окончательности распространяется только на совершаемое (начатое) преступление, а не на последующую преступную деятельность вообще. Считаем, что для установления отсутствия признака окончательности отказа причины временного прерывания преступного деяния не имеют значения. В основе такого приостановления могут лежать не только обстоятельства, делающие завершение преступления невозможным, но и лишь затрудняющие его доведе-

ние до конца, а также иные причины (например, лицо откладывает совершение преступления до более удобного случая или решает лучше подготовиться). Поэтому мы не можем поддержать суждения о том, что в таких случаях лицо на время приостанавливает совершение преступления по не зависящим от него обстоятельствам .

Признак окончательности будет отсутствовать в ситуациях, когда лицо отказывается от повторной попытки совершения преступления, так как первоначальная попытка оказалась неудачной. Поскольку не-доведение преступления до конца при первоначальной попытке связано с обстоятельствами, не зависящими от воли виновного (и не является результатом усилий самого виновного), такое деяние следует рассматривать как покушение на преступление. Добровольный же отказ от повторного преступного посягательства может учитываться судом при назначении наказания за уже совершенное посягательство.

Признак своевременности заключается в том, что добровольный отказ возможен только до окончания преступного деяния (имеется в виду не фактический, а юридический момент окончания преступления), т. е. на подготовительной стадии или стадии исполнения преступления. Необходимо уточнить, что добровольный отказ должен быть осуществлен и до возникновения обстоятельств, препятствующих доведению преступления до конца, поскольку появление последних исключает наличие добровольности при прекращении лицом совершаемого деяния .

В юридической литературе часто указывается, что добровольный отказ возможен на стадии приготовления и покушения. Такое мнение, как справедливо отмечают некоторые ученые, неверно, поскольку приготовление и покушение — это виды неоконченного преступления по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, тогда как добровольный отказ от преступления осуществляется по собственной воле лица при осознании им возможности доведения преступления до конца. Таким образом, приготовление (покушение) и добровольный отказ являются взаимоисключающими видами поведения .

Полагаем, что добровольный отказ возможен и в ситуациях, когда лицом выполнены все намеченные действия (бездействие), необходимые для завершения преступления, но преступное деяние еще не доведено до конца, поскольку последнее исключается только тогда, когда наличествуют все признаки состава оконченного или неоконченного преступления. Такой подход учитывается и судебной практикой .

Нельзя не упомянуть и о важности стимулирования предотвращения лицом последствий своей общественно опасной деятельности в ситуациях, когда им выполнены все необходимые для этого действия (бездействие). Поддерживая по этому вопросу рассуждения А. П. Козлова , отметим, что в таких случаях недопущение наступления преступного результата становится особо значимым, поэтому вряд ли будет обоснованным с точки зрения социально-правового назначения института добровольного отказа от преступления не признавать возможность такового, когда лицо может вмешаться в развитие явлений, вызванных его поведением, с целью его прекратить.

В уголовно-правовой литературе о допустимости добровольного отказа при совершении лицом всех действий (бездействия), непосредственно направленных на исполнение преступления, зачастую говорится применительно к преступлениям с материальным составом. Вместе с тем представляется, что таковой возможен и в преступлениях с формальным составом (например, лицо (взяткодатель) вначале оставляет в кабинете должностного лица (взяткополучателя) по договоренности с ним конверт с деньгами, но затем возвращается и забирает его).

Принимая во внимание имеющиеся в уголовно-правовой теории разногласия по рассматриваемому вопросу, в целях формирования единообразного правоприменения законодательных положений о добровольном отказе от преступления считаем целесообразным закрепить в определении добровольного отказа две его разновидности: 1) прекращение создания условий для исполнения умышленного преступления либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на исполнение преступления; 2) предотвращение общественно опасных последствий. Следует отметить, что это предложение поддержали 47,6 % опрошенных нами ученых и 53,1 % респондентов из числа практических работников.

С учетом изложенного предлагается следующее определение добровольного отказа от преступления: «Добровольным отказом от доведения преступления до конца признается окончательное и по собственной воле прекращение лицом создания условий для исполнения умышленного преступления либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на исполнение преступления, либо предотвращение общественно опасных последствий, если лицо в перечисленных случаях осознавало возможность доведения преступления до конца».

Список литературы

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Звечаровский И. Э. Добровольный отказ от доведения преступления до конца. СПб., 2008.

2. Здравомыслов Б. В. Стадии совершения умышленного преступления. М., 1960.

3. Иванов В. Д. Ответственность за покушение на совершение преступления по советскому уголовному праву: автореф. дис. … канд. юр. наук. М., 1968.

4. Иванов В. Д., Житник Ю. В. Применение положений закона о добровольном отказе от совершения преступлений в практике деятельности исправительно-трудовых учреждений / под ред. С. Р. Рыспаева. Фрунзе, 1978.

5. Клюев А. А. Добровольный отказ от совершения преступления // Энциклопедия уголовного права. Т. 5: Неоконченное преступление. СПб., 2006.

6. Козлов А. П. Учение о стадиях преступления. СПб., 2002.

7. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В. Т. Томина, В. В. Сверчкова. М., 2009.

8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. А. В. Бриллиантова. М., 2010.

9. Кузнецова Н. Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. М., 1958.

10. Милюков С. Ф., Дронова Т. Н. Современные проблемы регулирования ответственности за неоконченное преступление и нормативных условий добровольного отказа от него II Российский ежегодник уголовного права. 2006. № 1 I под общ. ред. Б. В. Волженкина. С. 752 — 7S0.

11. Назаренко Г. В. Уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 200S.

12. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 199S года. Постановление №530п98 по делу Юсупова II Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №3.

13. Орлова А. И. Добровольный отказ от преступления: проблемы теории и практики: автореф. дис. … канд. юр. наук. Красноярск, 2007.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Панько К. А. Добровольный отказ от преступления по советскому уголовному праву. Воронеж, 1975.

15. Полный курс уголовного права: в 5 т. Т. 1: Преступление и наказание I под ред. А. И. Коробеева. СПб., 2008.

16. Редин М. П. Преступления по степени их завершенности. М., 2006.

17. Сверчков В. В. Освобождение от уголовной ответственности, прекращение уголовного дела (преследования), отказ в его возбуждении: проблемы теории и практики. СПб., 2008.

18. Ситникова А. И. Приготовление к преступлению и покушение на преступление. М., 2006.

19. Скорилкин Н. М. Добровольный отказ от преступления и его место в системе обстоятельств, освобождающих от уголовной ответственности: дис. . канд. юр. наук. М., 1998.

20. Спасенников И. Г. Уголовно-правовое значение добровольного отказа для предупреждения и пресечения преступлений: автореф. дис. . канд. юр. наук. Ростов н! Д., 1999.

21. Тишкевич И. С. Приготовление и покушение по советскому уголовному праву. М., 1958.

22. Уголовное право: Общая часть: учебник I отв. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Не-знамова. М., 1997.

23. Уголовное право России. Общая часть: учебник для вузов I под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М., 2004.

24. Уголовное право России: Общая часть: учебник I под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2004.

25. Уголовное право России: Общая часть: учебник I под ред. Н. М. Кропачева, Б. В. Волженкина, В. В. Орехова. СПб., 2006.

26. Уголовное право России. Практический курс: учебник I под общ. и науч. ред. А. В. Наумова. М., 2010.

27. Шакирова А. А. Добровольный отказ от преступления соучастников: дис. . канд. юр. наук. Красноярск, 2006.

Об авторе

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Татьяна Николаевна Дронова — ст. преп., Северо-Западная академия государственной службы, соиск., Балтийский федеральный университет им. И. Канта, e-mail: dronovatn@rambler.ru

Добровольный отказ от преступления

Под добровольным отказом следует понимать добровольное и окончательное прекращение начатого преступления при осоз­нании лицом возможности реального его завершения.

В ст. 31 УК РФ говорится: «Добровольным отказом от престу­пления признается прекращение лицом приготовления к престу­плению либо прекращение действий (бездействия), непосредст­венно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца».

Признаки добровольного отказа от преступления:

    1. добровольно­сть;
    2. окончательность;
    3. осознание возможности доведения до конца начатого преступления.

Добровольность означает, что лицо по своей воле, по собствен­ному желанию сознательно прекращает начатое преступление. Мотивы отказа для признания его добровольным уголовно-пра­вового значения не имеют (страх перед наказанием, боязнь разо­блачения, жалость к жертве и т. д.). Инициатива при этом может исходить и от других лиц, побудивших советами, уговорами, просьбами, убеждением и т. д. отказаться от доведения преступ­ления до конца.

Окончательность предполагает, что лицо прекращает начатое преступление полностью и окончательно, а не прерывает его на какое-то время. Если же завершение преступления откладывается на будущее в связи с невозможностью его завершения в сложив­шейся ситуации и в данное время, то добровольный отказ исклю­чается. Также оценивается отказ от повторения преступного по­сягательства (например, лицо отказывается от совершения по­вторного выстрела при промахе и др.). В указанных случаях имеет место покушение на преступление.

Лицо должно осознавать возможность доведения преступле­ния до конца. Его мнение при этом может не совпадать с реаль­ной ситуацией, с действительным положением вещей. Например, лицо было уверено, что преодолеет имеющееся препятствие, хотя это было практически невозможно, так как оно незадолго до на­чала совершения деяния было усилено (усложнено), что ему не было известно. Наличие подобной ситуации также не исключает добровольного отказа.

Исходя из законодательного определения добровольного от­каза, он возможен на стадии приготовления к преступлению и по­кушения на преступление. Следовательно, добровольный отказ исключается на стадии оконченного преступления.

На стадии приготовления добровольный отказ возможен всегдаи выражается, как правило, в форме бездействия (лицо воздержи­вается от продолжения действий), хотя и не исключается дейст­вие (например, уничтожение приобретенного для нападения ору­жия).

Возможность добровольного отказа на стадии покушения на преступление зависит от вида покушения. На этапе неоконченного покушения он возможен всегда и, по сути, характеризуется теми же чертами, что и при приготовлении к преступлению.

При оконченном покушении добровольный отказ возможен только в одном случае:

    1. имеет место активная его форма, т.е. совершается путем действия;
    2. лицо сохраняет власть над даль­нейшим развитием событий (причинно-следственных связей), может предотвратить (не допустить) окончание преступления. В этом случае между началом и окончанием преступления имеет­ся определенный промежуток времени, в течение которого лицо само нейтрализует совершенное им действие (например, приме­няет противоядие) и ему удается предотвратить окончание пре­ступления (например, смерть ранее им отравленного лица). Если же принятыми усилиями предотвратить завершение преступле­ния не удалось, добровольный отказ отсутствует, а указанное по­ведение виновного признается смягчающим наказание обстоя­тельством (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Согласно ч. 2 ст. 31 УК РФ лицо, добровольно и окончательно отказавшееся от доведения преступления до конца, не подлежит уголовной ответственности. Основанием исключения уголовной ответственности при добровольном отказе является отсутствие в деянии лица состава преступления.

Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, ес­ли фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления. Например, хищение лицом огнестрельного оружиядля совершения убийства, от доведения до конца которого оно отказалось, влечет уголовную ответственность только за данное деяние по ст. 226 УК РФ.

Добровольный отказ соучастников преступления, в целом ха­рактеризуясь теми же признаками, что и отказ исполнителя пре­ступления, имеет некоторые особенности.

Добровольный отказ соисполнителя преступления заключает­ся в несовершении обусловленных сговором деяний или в неза­вершении задуманного соучастниками преступления. В этом слу­чае уголовная ответственность других соучастников преступления не исключается.

Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности в том случае, если они своевременным сообщением органам власти или иными пред­принятыми мерами предотвратили доведение преступления ис­полнителем до конца.

Добровольный отказ пособника преступления, исключающий его уголовную ответственность, заключается в том, что он пред­принял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совер­шение преступления.

Если предпринятые организатором, подстрекателем и пособ­ником действия не увенчались успехом, то они подлежат уголов­ной ответственности, а указанные действия по предотвращению преступления признаются смягчающим наказание обстоятельст­вом.

Основное отличие добровольного отказа от деятельного рас­каяния:

  • отказ возможен на стадии неокончен­ного преступления, раскаяние — на стадии оконченного преступ­ления;
  • отказ исключает уголовную ответственность, раскаяние признается смягчающим наказание обстоятельством.

Признаки наличия добровольного отказа от совершения преступления

  • Преступное деяние не доведено до конца.

Отказаться от совершения преступления добровольно можно только до определенного этапа развития событий. Отказ должен быть своевременным, на стадии неоконченного преступления – это этап приготовления или покушения на преступления.

Например, если лицо задумало убийство, произвело выстрел, промахнулось, а после передумало причинять смерть потерпевшему и отказалось производить другие выстрелы, добровольным отказом от преступления это считаться не будет, поскольку имеет место оконченное покушение на преступление.

Кроме того, момент, после которого нельзя отказаться от преступления, также является потеря контроля виновного над развитием событий в ходе уже выполненных действий по осуществлению преступления.

Например, официант в ресторане задумал отравить посетителя, с этой целью подсыпал яд в еду и подал посетителю, после чего ушел обслуживать других клиентов. Через какой-то промежуток времени, подойдя к столику посетителя, он обнаруживает, что тот не притронулся к отравленной еде. В этот момент официант решает отказаться от реализации преступления, забирает еду у посетителя и уносит ее. С учетом того, что официант определенный отрезок времени не имел контроля над ситуацией, а, следовательно, посетитель мог попробовать еду и отравиться, здесь имеет место оконченное покушение на преступление. Преступный результат не наступил не потому что официант отказался от содеянного, а как раз по обстоятельствам, не зависящим от его действий.

Если бы официант постоянно находился возле посетителя и при его попытке попробовать отравленную еду, пресек данные действия, например, скинул бы тарелку со стола, тогда его действия можно было бы расценивать как добровольный отказ от совершения преступления на стадии неоконченного покушения.

Важно! Действия, направленные на предотвращение развития результата преступного деяния, которые совершены уже после оконченного покушения, следует определять как послепреступное поведение, оно должно учитываться как смягчающее обстоятельство либо как деятельное раскаяние в порядке статьи 75 УК РФ при наличии соответствующих признаков.

  • Лицо, замышлявшее преступление, осознало возможность доведения деяния до логического завершения.

Данное условие предполагает, что лицо, прекращая общественно опасное посягательство, твердо осознает отсутствие препятствий для доведения задуманного до конца, значение при этом имеет именно субъективное представление виновного о наличии возможности реализации замысла.

Например, в судебной практике часто возникает вопрос об установлении признаков добровольного отказа при изнасиловании:

  1. Если виновный прекращает действия насильственного характера, направленные на обеспечение совершения полового акта против воли потерпевшего, испугавшись, что эти действия могут быть замечены прохожими, и реальных препятствий для завершения преступления отсутствуют, то имеет место быть добровольный отказ от преступления;
  2. Если виновный прекращает действия насильственного характера, направленные на обеспечение совершения полового акта против воли потерпевшего, в силу того, что уже заметивший его действия прохожий готов пресечь преступление, то лицо осознает отсутствие реальной возможности осуществления преступления, соответственно данный отказ нельзя расценивать как добровольный.
  • Отказ от преступления был осуществлен лицом добровольно.

То есть отказ от преступления должен быть выполнен по собственной воле виновного, а не вследствие стороннего давления, принуждения или непреодолимой силы. При этом мотивы отказа не имеют особого значения – это может быть угрызение совести, жалость к потерпевшему, страх перед наказанием или даже лень. Однако, как правило, основным мотивом добровольного отказа от преступления для всех лиц, имеющих замысел на преступное деяние, безусловно, является страх перед разоблачением.

  • Лицо отказывается от совершения окончательно.

Виновный должен добровольно отказаться от преступления, безусловно и окончательно, а не временно, в том числе, в целях ожидания более благоприятных условий для доведения задуманного до конца. В данном случае имеет место приостановление совершения преступления, но не отказ от такового.

Например, действия лица, пытающегося осуществить вскрытие сейфа с целью хищения чужого имущества и оставившего место преступления по причине невозможности совершить преступления из-за отсутствия специальных инструментов, а также имеющего намерения вернуться позже и завершить начатое, не будут считаться добровольным отказом от кражи.

Добровольный отказ от преступления соучастников

Для соучастников преступления – пособников, подстрекателей и организаторов, в соответствии со статьей 31 УК РФ предусмотрены особые основания добровольного отказа от совершения преступления:

  1. подстрекатель и организатор преступления не подлежат уголовной ответственности, если они своевременно сообщили о готовящемся преступлении в органы власти или предприняли все меры по предотвращению доведения преступления исполнителем до конца;
  2. пособники преступления могут избежать уголовной ответственности только в том случае, если они предприняли все зависящие от них меры, чтобы предотвратить совершение преступного деяния.

Важно! Часть 5 статьи 31 УК РФ определяет, что если предпринятые организатором и подстрекателем действия по предотвращению совершения преступления не привели к необходимым результатам, то такие действия могут быть признаны судом как смягчающие обстоятельства при назначении наказания.

Основания добровольного отказа соисполнителя преступления совпадают с основаниями самого исполнителя. То есть, вне зависимости от распределения ролей в процессе осуществления преступления, соисполнителю для добровольного отказа от преступления следует не только прекратить свои действия, но и добиться прекращения таковых от другого соисполнителя.

Добровольный отказ и деятельное раскаяние

Добровольный отказ от совершения преступления следует отличать от деятельного раскаяния, которое является добровольным заглаживанием уже причиненных общественно опасных последствий. Главным различием между этими институтами уголовного права является сфера их действий:

  • сферой действия добровольного отказа выступает начатая, но не оконченная преступная деятельность;
  • сферой действия деятельного раскаяния является непосредственно активное поведение человека, который уже совершил преступные действия, но его еще не осудили за это. В том числе, о деятельном раскаянье можно говорить, что преступление было не доведено до конца, по не зависящим от воли виновного причинам.

Например, после неудавшейся попытки осуществить убийство – не сработало взрывное устройство, один из участников преступления приходит в правоохранительные органы с повинной, при этом он изобличает других соучастников.

Деятельное раскаянье может иметь такие же последствия, что и добровольный отказ от преступления – виновный может быть освобожден от уголовной ответственности либо его действия будут признаны как смягчающие обстоятельства при назначении наказания.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *