Доказательства с нарушением закона

Доказательства с нарушением закона

1. Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.Объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей могут быть получены путем использования систем видеоконференц-связи в порядке, установленном статьей 155.1 настоящего Кодекса.

2. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Комментарий к статье 55 Гражданского Процессуального Кодекса РФ

1. Одно из центральных мест в гражданском процессе занимают вопросы доказательственного права. Доказательства используются для установления фактических обстоятельств дела. В литературе <1> под доказательствами традиционно понимаются сведения о фактах, а также средства, с помощью которых эти сведения могут быть получены (средства доказывания, которые перечислены в абз. 2 ч. 1 комментируемой статьи). В числе новых средств доказывания — не упоминавшиеся ГПК РСФСР аудио- и видеозаписи, заключения специалистов. Нельзя не отметить, что ранее такие данные использовались в качестве доказательств в судебной практике. Верховный Суд РФ и до вступления в силу ГПК РФ признавал аудио- и видеозаписи по некоторым категориям дел допустимыми доказательствами. Так, в п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2000 г. (по гражданским делам) (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 17 января 2001 г.) видеозапись телевизионной передачи рассматривалась как допустимое доказательство распространения порочащих честь и достоинство сведений и оценивалась в совокупности со всеми доказательствами по делу.

2. Доказательства как средства доказывания могут быть классифицированы по различным основаниям, в частности, в зависимости от источника доказательства они делятся на первоначальные (полученные из первоисточника) и производные (полученные посредством другого доказательства); в зависимости от возможности сделать определенный или предположительный вывод о доказываемом факте — прямые и косвенные; по источнику доказательств — личные, вещественные, смешанные.

3. Суд может основывать свое решение на тех сведениях о фактах, которые доказаны в суде. Недоказанность обстоятельств, на основе которых суд принимает решение, может служить основанием для отмены решения вышестоящим судом.

Никакие сведения и сообщения о фактах, полученные вне процесса, не могут быть использованы судом. Не могут быть использованы судом доказательства, полученные с нарушением закона, например доказательства, полученные под влиянием угрозы, насилия. В соответствии с п. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Согласно ст. 21 Конституции РФ никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам (данное положение в полной мере относится и к получению доказательств).

При сборе доказательств не должны нарушаться конституционный принцип неприкосновенности частной жизни, право на личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

С учетом этого должны признаваться недопустимыми оперативно-розыскные мероприятия в качестве доказательств, в частности аудиозаписи телефонных переговоров, полученные без санкции суда; сообщения засекреченных сотрудников без расшифровки данных о них, в силу чего они не могут быть проверены (п. п. 10, 12 ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» <1>), если проведение таковых было сопряжено с провоцированием граждан на совершение противоправных действий. Согласно ст. 9 названного Закона рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

Доказательства сотрудника ДПС собраны с нарушением закона

В части 3 статьи 26.2 КоАП РФ указано, что сотрудник ГИБДД или суд не могут использовать при вынесении постановления доказательства, полученные с нарушением закона. Такие доказательства будут исключены из доказательной базы. Если одно или несколько доказательств будут исключены, то составленный протокол или вынесенное постановление отменены, а дело прекращено. Автолюбитель дело, которого прекращено – невиновен. Ведь к этому обязывает презумпция невиновности (ст. 1.5 КоАП РФ). Естественно в случае признания не может быть и речи об уплате штрафов или назначении лишения водительских прав, ареста.

Именно поэтому любой автолюбитель, который оспаривает незаконный протокол, может проверить имеющиеся в деле документы на предмет получения с нарушением закона. Если таковые будут найдены, то необходимо заявить письменное ходатайство об исключении данных доказательств из доказательной базы, признании полученными с нарушением закона. По сути, такое ходатайство не является обязательным, так как дело должно быть проверено в полном объёме, там не менее оно поможет добиться положительного исхода.

Основная проблема здесь в том, чтобы разобраться какие именно документы (протоколы, справки, объяснения, рапорта) получены с нарушением закона. Для выяснения данного вопроса водителю приходиться «перелопатить горы» нормативно-правовых актов. В первую очередь: Кодекс РФ об административных правонарушениях, Федеральный закон «О безопасности дорожного движения», Правила дорожного движения, Административный регламент ГИБДД от 02.03.2009г. Есть также много других документов, которые должны быть изучены водителем в зависимости от специфики дела. Например, если речь идёт об установке знаков с нарушением, необходимо изучить различные ГОСТЫ.

Всю полезную информацию, свидетельствующую о получении сотрудником ГИБДД доказательств с нарушением закона, можно распечатать (записать) и приобщить к материалам дела. Естественно речь здесь идёт не о законах, а о других важных документах и материалах (справках, дислокациях, ответах на жалобы, картах, фотографиях, видеозаписях). Они приобщаются к материалам дела с помощью ходатайств. Одновременно можно заявить ходатайство о признании доказательств полученными с нарушением закона, исключении их из доказательной базы.

Если обоснованный довод водителя о признании важных доказательств полученными с нарушением закона будет проигнорирован и будет назначено наказание, то такое постановление необходимо обжаловать в вышестоящую инстанцию (например, вышестоящий суд). В таком случае дело будет перепроверено.

Текст статьи 55 ГПК РФ в новой редакции.

1. Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.Объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей могут быть получены путем использования систем видеоконференц-связи в порядке, установленном статьей 155.1 настоящего Кодекса.

2. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

N 138-ФЗ, ГПК РФ действующая редакция.

Комментарий к ст. 55 Гражданского Процессуального Кодекса РФ

Комментарии к статьям ГПК помогут разобраться в нюансах гражданского процессуального права.

1. Часть 1 ст. 55 ГПК содержит определение понятия «доказательства» в гражданском судопроизводстве, под которым понимаются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Примечательно, что в качестве родового понятия выбрано понятие «сведения о фактах», а не «фактические данные», ранее употребляемое в ст. 49 ГПК РСФСР 1964 г., что указывает на изменение подхода в определении понятия «доказательство».

На основе сведений о фактах суд устанавливает определенные обстоятельства дела. В первую очередь это обстоятельства, обосновывающие требования и возражения сторон. Такие обстоятельства указывает истец в своем исковом заявлении и ответчик в своих письменных возражениях (при их наличии), а также иные лица, участвующие в деле, — это факты материально-правового характера. Помимо требований и возражений сторон и других лиц, участвующих в деле, в суде устанавливаются иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. К таковым можно отнести факты процессуального характера и различные доказательственные факты. Так, к доказательственным относятся факты, которые хотя и не являются искомыми, но позволяют установить их наличие или отсутствие. В силу того, что для подтверждения искомых фактов следует доказать сами доказательственные факты, их называют промежуточными.

Все обстоятельства образуют так называемый предмет доказывания по делу. Хотя ГПК и не содержит определения данного понятия, но оно хорошо известно гражданскому процессуальному праву. Его образуют факты, от установления которых зависит разрешение гражданского дела по существу.

При анализе нормы следует также обратить внимание на непоследовательность в употреблении терминов в ст. 55 и в других статьях ГПК. Если в абз. 1 ч. 1 ст. 55 понятие «доказательство» употребляется как сведения о фактах, то в последующем доказательствами именуются уже сами средства доказывания — письменные и вещественные доказательства.

В юридической литературе существует точка зрения, согласно которой доказательство понимается как единство формы (средство доказывания) и содержания (сведения о фактах). Как мы видим, сам законодатель придает понятию «доказательство» именно подобное двоякое значение. С одной стороны, в ч. 1 ст. 55 ГПК доказательство определяется как сведения о фактах, с другой — доказательство употребляется в законе как синоним средствам доказывания. Например, в ст. 60 ГПК при раскрытии требования допустимости доказательств указывается, что «обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами». В таком же значении употребляется понятие доказательств и в иных нормах ГПК (ст. 57, 58, 64, 67 ГПК и др.).

В ч. 1 ст. 55 ГПК определены источники (средства доказывания), посредством которых можно получить сведения об искомых фактах. Их перечень закреплен в абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов.

В сфере гражданского процессуального права принято указывать на то, что перечень средств доказывания является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Представляется, что с учетом метода системного анализа толкования норм ГПК данный перечень все же следует толковать расширительно, а следовательно, относить к средствам доказывания доказательства, прямо не названные в ч. 1 ст. 55 ГПК. Для подтверждения сказанного приведем конкретные примеры:

— лицам, участвующим в деле и не владеющим языком, на котором ведется гражданское судопроизводство, разъясняется и обеспечивается право давать объяснения, заключения, выступать, заявлять ходатайства, подавать жалобы на родном языке или на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика (ч. 2 ст. 9 ГПК);

— лица, участвующие в деле, имеют право давать объяснения суду в устной и письменной форме (ч. 1 ст. 35 ГПК);

— в случае, если лица, участвующие в деле, свидетели или эксперты, давшие объяснения, показания, заключения суду, выполнявшему судебное поручение, явятся в суд, рассматривающий дело, они дают объяснения, показания, заключения в общем порядке;

— суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи (ч. 1 ст. 157 ГПК);

— в случае, если стороны не настаивают на повторении объяснений всех участников процесса, знакомы с материалами дела, в том числе с объяснениями участников процесса, данными ранее, состав суда не изменился, суд вправе предоставить возможность участникам процесса подтвердить ранее данные объяснения без их повторения, дополнить их, задать дополнительные вопросы (ч. 4 ст. 169 ГПК);

— после доклада дела суд заслушивает объяснения истца и участвующего на его стороне третьего лица, ответчика и участвующего на его стороне третьего лица, а затем других лиц, участвующих в деле. Прокурор, представители государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, граждане, обратившиеся в суд за защитой прав и законных интересов других лиц, дают объяснения первыми (ч. 1 ст. 174 ГПК);

— лицо, вызванное в качестве специалиста, обязано явиться в суд, отвечать на поставленные судом вопросы, давать в устной или письменной форме консультации и пояснения, при необходимости оказывать суду техническую помощь (ч. 2 ст. 188 ГПК).

Учитывая закрепленное в ст. 48 ГПК право граждан вести свои дела лично или через представителей, можно констатировать, что при участии в деле представителя он также дает объяснения, которые содержат определенные сведения о фактах, подлежащих установлению по делу. В случае участия в деле в качестве стороны или иного лица, участвующего в деле, организации, правом от ее имени давать объяснения наделяется ее представитель. Такие объяснения представителя должны являться средствами доказывания по следующим основаниям:

— представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия (ст. 54 ГПК), в том числе давать объяснения, и специального делегирования такого права ГПК не предусматривает;

— после дачи заключения по делу прокурором, представителем государственного органа или представителем органа местного самоуправления суд «выясняет у других лиц, участвующих в деле, их представителей, не желают ли они выступить с дополнительными объяснениями» (ст. 189 ГПК);

— в протоколе судебного заседания указываются помимо прочего «заявления, ходатайства и объяснения лиц, участвующих в деле, их представителей» (п. 8 ч. 2 ст. 229 ГПК).

В случае если объяснения представителя не будут признаны средством доказывания, будут нарушены основополагающие принципы гражданского процессуального права: законности, процессуального равенства, состязательности и др. (Определение КС РФ от 14.07.2011 N 912-О-О). В частности, сможет ли суд выяснить позицию ответчика-организации и заслушать его объяснения, если не будет признано средством доказывания объяснения его представителя, который в соответствии с ч. 2 ст. 48 ГПК ведет в суде дела организации? Аналогичный вопрос возникает в случае участия в деле законного представителя недееспособных или не обладающих полной дееспособностью граждан. Отрицательный ответ на данные вопросы приведет к тому, что суд не будет вправе излагать в своем решении позицию названных участников процесса, так как эти субъекты в силу физической невозможности (организации) и (или) недееспособности будут лишены возможности самостоятельно дать объяснения в суде.

Представляется, что, признав объяснения представителя в качестве средства доказывания, можно в полной мере реализовать право каждого на судебную защиту, гарантированное ст. 46 Конституции.

2. В ч. 2 ст. 55 ГПК получил развитие закрепленный в ч. 2 ст. 50 Конституции принцип: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».

Сведения о фактах могут выступать в качестве доказательств только в том случае, когда они получены в соответствии с требованиями действующего законодательства, т.е. без нарушения закона. Иначе такие сведения теряют свою юридическую силу и не могут быть положены судом в основание решения, поскольку одним из требований, предъявляемых к судебному решению, является требование законности (ст. 195 ГПК).

Порядок получения и исследования доказательств в гражданском судопроизводстве определен в нормах ГПК, его нарушение препятствует использованию таких сведений в качестве доказательств по делу.

Поскольку доказывание осуществляется в рамках гражданской процессуальной формы, процедура доказывания устанавливается гражданским процессуальным законодательством, отнесенным в силу ст. 71 Конституции к ведению Российской Федерации. Таким образом, процедура получения доказательств отчасти урегулирована федеральными законами, а специальные нормы согласно ч. 1 ст. 1 ГПК не должны противоречить положениям ГПК.

Например, ст. 176 ГПК предусматривает, что председательствующий после установления личности свидетеля (достигшего 16-летнего возраста) до его допроса разъясняет ему права и обязанности свидетеля и предупреждает об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, о чем берется подписка, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Нарушение указанного порядка при допросе свидетеля исключает такие показания в качестве доказательств по делу. Не могут служить доказательством сведения, полученные от свидетеля, если его личность не была установлена в судебном заседании либо такие сведения были получены вне судебного заседания (по телефону, в виде письменных показаний свидетеля, за исключением случаев судебного поручения или обеспечения доказательств), а также в случае отсутствия в протоколе судебного заседания подписки свидетеля, достигшего 16-летнего возраста, о предупреждении его об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Аналогичное правило касается и порядка получения доказательств из иных средств доказывания. В частности, не будут иметь юридической силы сведения, полученные при нарушении порядка допроса свидетелей, имеющих «свидетельский иммунитет» (ч. 3 — 4 ст. 69 ГПК, ст. 51 Конституции). Помимо этого не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда доказательства, полученные в результате пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения, при нарушении тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 21, 23 Конституции).

Согласно основному закону страны запрещено использовать недопустимые доказательства в уголовном процессе. Только добытые законным путем улики принимаются и исследуются председательствующим. Какие доказательства признаются недопустимыми, регулирует ст. 75 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. В суде улики, собранные противоправными действиями, отклоняются и не рассматриваются, даже если они подтверждают или опровергают вину подсудимого.

Понятие доказательства в уголовном процессе

Поэтому прежде чем предъявить доказательства председательствующему, стороны обвинения и защиты обязаны удостовериться, что факты добыты законными способами, и подтвердить это документально. Доказательства – это данные, предметы, документы, с помощью которых органы дознания устанавливают,было ли совершено или нет противоправное деяние. С помощью этих данных следователи, прокурор и председательствующий определяют вину подозреваемого, а впоследствии обвиняемого и подсудимого.

Роль таких данных важна, без них невозможно расследование уголовного дела.Основываясь на них, стороны доказывают или опровергают вину подсудимого. Поэтому важно относиться к собранным данным серьезно и добывать законным способом. Не должно быть никаких нарушений действующего законодательства при сборефактов, предметов и документов, необходимых для установления истины.

Данные делятся на два вида:

  • допустимые;
  • недопустимые.

Такую классификацию предлагает Уголовно-процессуальное законодательство, беря за основу принцип законности в уголовном процессе. Согласно этому принципу органы дознания, следователи, прокуроры, судьи,и другие должностные лица должны строго следовать нормам, закрепленным в Конституции РФ и УПК РФ, не нарушая их.

Определение недопустимых доказательств

Недопустимые доказательства – это данные, которые нельзя использовать ввиду их неправомерности. То есть, предметы, документы, данные и показания, добытые с нарушением действующих федеральных законов.

К таким фактам относятся:

  • документы;
  • предметы;
  • показания;
  • результаты обысков;
  • результаты очных ставок;
  • аудио- и видеозаписи;
  • другое.

Законодательство растолковывает, какие еще данные не принимаютсяпредседательствующим. К ним будут относиться факты, добытые с нарушением процессуальных норм, неправильно документированы илисобраны следователем, который не участвует в расследовании дела. Если экспертиза сделана до возбуждения уголовного дела, то результаты председательствующими не принимаются.

Ч. 1 ст. 75 УПК РФ говорит, что недопустимые доказательства юридической силы не имеют и не могут быть приняты ни в пользу стороны обвинения, ни в пользу стороны защиты.

Из материалов дела изымаются документы, в частности,протоколы, составленные во время проведения следственных действий.

Причинаизъятия – намеренная замена одного документа другим:

  • замена протокола добровольной выдачи актом о выемке;
  • замена протокола обыска протоколом изъятия;
  • протокол о проверке показаний на месте заменен актами об осмотре с участием свидетелей и других сторон судопроизводства или с результатами следственного эксперимента.

Если такие действия совершены, то следователь и его команда отвечают по строгости закона.

Виды недопустимых доказательств

Законодательство не дает закрытого списка ничтожных данных, поэтому чтобы разобраться, что относится к ничтожным фактам, а что нет, нужно знать их виды.

К таковым относятся:

  • улики, добытые незаконным путем или с применением силы, служебного положения;
  • показания обвиняемого, собранные в ходе следствия в момент отсутствия защитника, в том числе если подозреваемый отказался от защитника;
  • показания обвиняемого, которые он не подтвердил в процессе разбирательства;
  • показания, собранные от потерпевшей стороны, свидетелей и других участников судопроизводства, опирающиеся на догадки или слухи, не имеющие никакого подтверждения или полученные из источника, который не может быть назван;
  • ряд других фактов, добытых путем нарушения кодекса.

Любая улика признается недопустимой, если она добыта незаконным путем. Но нужно различать, какие данные нельзя применить ввиду их неправомерности, а какие можно, даже если они получены путем нарушения законов.

Если в разбирательстве участвует малолетний свидетель, допрошенный без присутствия педагога, то его показания председательствующий не рассмотрит. Здесь не нарушен закон, но во время допроса свидетеля на него могло оказываться психологическое давление. А также если этого свидетеля не оповестили о его правах согласно Конституции и не объяснили важность дачи правдивых показаний, или разъяснение прав очевидцу было искажено, то такие показания считаются ничтожными.

Данные не могут быть использованы председательствующим, если онисобраны:

  • с применением психологического воздействия на опрашиваемую сторону;
  • путем применения силы и угрозы физической расправы над опрашиваемым и/или его близкими;
  • способами, не позволяющими опрашиваемому адекватно и трезво оценивать происходящее и контролировать свои действия;
  • путем введения в заблуждение стороны относительно ее конституционных прав при даче показаний.

Должностное лицо не вправе применять способы, ущемляющие свободу и права личности, и наносящие вред ее психическому и/или физическому здоровью при сборе нужных ему сведений.

Критерии признания исследуемых доказательств недопустимыми в уголовном процессе

Чтобы признать показание неправомочным, нужны факты, подтверждающие это. Такими доказательствами являются документы, регистрирующие начало проведения оперативных действий до возбуждения уголовного дела.

Улика признается ничтожной, если:

  • она получена субъектом, неправомочнымзаниматься сбором фактов и нарушившим законы о подсудности и подследственности. То есть, действия субъекта не подкреплены и разрешены документально. Разрешение на проведение оперативных действий предоставляет следователь и/ или прокурор;
  • она добыта из источника, который не называется или не указан в УПК;
  • для получения данных оперативная деятельность проведена с нарушением законодательных норм;
  • для сборафактовне проведены следственные действия.

Если проведена экспертиза предмета одежды предполагаемого виновника происшествия, хотя разрешающих документовна это нет, то ее результаты признаются ничтожными. Законодатель четко говорит об этом в федеральных законах.

Задача следователя на этапе сбора сведений и данных – следить за тем, чтобы все действия его и его команды проводились, не нарушая законодательство. В противном случае все, что будет получено, не примет суд.

Лица, имеющие право собирать данные

Законодательство установило закрытый список лиц, имеющих право получать данные для расследуемого дела.

К этим лицам относятся:

  • дознаватель;
  • следователь;
  • прокурор;
  • защитник;
  • суд.

Остальные лица, согласно законодательству, признаются ненадлежащими субъектами и не имеют право заниматься поиском данных. В противном случае полученные сведения не приобщаются к делу и в суде не предоставляются.

В судебной практике зафиксированы прецеденты, когда неправомочное лицо собирало улики. Такие данные председательствующий отверг, как полученные незаконным путем. Если они получены от любой стороны должностным лицом с использованием своего положения и с применением угроз лично допрашиваемой стороне или ее родным и близким, то такие данные тоже считаются ничтожными.

Лица, которые злоупотребляют положением во время следствия, подлежат наказанию, согласно Уголовному кодексу.

Источники, относящиеся к ненадлежащим

Данные в ходе расследования собираются из разных источников, которыми выступает:

  • лицо, в отношении которого возбуждается уголовное дело;
  • лицо, чьи права нарушены или нанесен вред здоровью или имуществу;
  • лицо, выступающее свидетелем по расследуемому делу.

Априори эти источники являются достоверными, если не доказано иное. В процессе следствия может выясниться, что сведения, полученные от источника, невозможно использовать в дальнейшем расследовании, так как источник признан ненадлежащим.

К таким источникам относятся:

  • лица, не отвечающие за свои слова и действия ввиду психического расстройства или физических особенностей организма;
  • лицо, которое отказывается называть своего информатора;
  • сведения, полученные от несовершеннолетних и малолетних свидетелей при отсутствии педагога или законного представителя;
  • допрашиваемый, не предупрежденный об отказе от дачи показаний против родных и близких;
  • лицо, изначально проходившее по делу как подозреваемый, а позже допрошенный как свидетель;
  • гражданин, личность которого не проверена.

Даже если эти источники содержат важную информацию, помогающую раскрыть дело, их сведения в суде не обладают юридической силой. Законодатель относит к ненадлежащим источникам заверенные нотариусом документы, но не зафиксированные в протоколе следствия.

Сторонам обвинения и защиты не стоит опираться на сведения, полученные от указанных выше лиц. Защита или обвинение, опирающиеся на эти факты, не примутся судом.

Результаты, полученные в ходе его исследований, председательствующий может не принять, если эксперт:

  • некомпетентен в исследуемом вопросе;
  • присовокупил своё мнение к результатам;
  • эксперту не озвучено, что наступает ответственность за составление ложного акта;
  • участвовал в деле на ранних этапах как консультант и у него свой интерес в исходе дела.

Даже если мнение эксперта решающее в суде, но оно составлено с нарушением установленных правил, то это мнение отклоняется и рассмотрению не подлежит.

Ошибки при составлении обвинительного заключения

Перед тем как передать дело в суд, составляется обвинительное заключение. Это документ, содержащий в себе обвинительный вывод и обоснования направления дела в суд. Он составляется следователем, а прокурор утверждает заключение.Зафиксированы прецеденты некорректного оформления заключения. Это дает возможность оспорить его в суде.

Заявление составлено некорректно, если:

  • факты заменены выводами следователя с использованием стандартных фраз (знал, по заранее составленному плану и т.д), но при этом выводы ничем не подтверждаются;
  • искажение полученных от свидетелей и других участников предварительного следствия сведений путем внесения новых фактов, о которых не рассказывалось;
  • приведение цитат из показаний, носящих исключительно обвинительный уклон;
  • отсутствие доводов в пользу обвиняемого;
  • приложение перечня доказательств без описания.

Если найдена хотя бы одна ошибка в заключении, сторона защиты вправе требовать от председательствующего пересмотреть заключение.

В обязательном порядке адвокат знакомится с приложенными к делу документами и проверяет правомерность.

Порядок признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе

Чтобы улику признали юридически недействительной, стороны подают ходатайство об исключении данной улики из дела. В прошении указывается основание для признания факта неправомочным. Суд либо удовлетворяет ходатайство,либо отказывает в удовлетворении. Но чаще факты исключаются из дела. Данное процессуальное действие регулирует ст. 235 УПК РФ.

В статье сказано, что подаваемое ходатайство содержит:

  • улику, которую требуется исключить;
  • обоснования, подтверждающие необходимость исключения сведений, при условии, что они зафиксированы в УПК.

Суд для удовлетворения ходатайства вправе вызвать на допрос свидетеля, имеющего отношение к исключаемой улике. После допроса к делу приобщается документ, который указан в ходатайстве. Если другая сторона не согласна с исключением улики, то председательствующий вправе показать документы, касающиеся удаляемой улики. Поданное ходатайство рассматривается сразу же после его подачи. Если у председательствующего такой возможности нет, то на рассмотрение просьбы и вынесения решения председательствующему положено трое суток.

Когда сторона защиты настаивает на исключении сведений или вещей из расследуемого дела, то сторона обвинения в лице прокурора отстаиваетобратное. Если же другой участник судопроизводства просит удалить сведения, то он должен сам доказывать необходимость этого.

Если дело рассматривается судом присяжных, никто из участников суда не вправе сообщать присяжным, какие сведения или вещи признаны недопустимыми и удалены. В противном случае это нарушение законодательства, которое повлечет за собой негативные последствия.

Важно четко соблюдать установленные законом правила исключения доказательств, в противном случае изменение правил не поможет добиться ничтожности этих данных.

Разделение данных на правомочные и неправомочные – это яркий пример асимметричности оценки их правомерности. Доказательства, которые получены незаконным способом, признаются допустимыми, если сторона защиты подает об этом прошение.

В судебной практике зафиксированыслучаи, когда недопустимые доказательства использовались судом, несмотря на нарушение УПК. В таком случае сторона обвинения или сторона защиты должны настаивать на исключении данных из материалов дела и отказе в рассмотрении. Если председательствующий не удовлетворяет ходатайство, то решение председательствующего по делу обжалуется в высшей инстанции с предъявлением документов, подтверждающих неправомерность улик.

Комментарий к статье 1. Требования Конституции о недопустимости при осуществлении правосудия использования доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50), и установления комментируемой статьи означают, что доказательства должны признаваться недопустимыми, если при их собирании были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законом порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами (БВС РФ.

1996. N 1. С. 6). 2. Допустимость доказательства представляет собой правовое требование, предъявляемое законом к форме доказательства — законности источника доказательства и способа его собирания — соответствующего следственного (судебного) действия (см. коммент. к ст. 74). 3. Законодатель достаточно широко формулирует основания признания доказательств недопустимыми, устанавливая, что таковыми являются все доказательства, полученные с нарушением требований УПК. К ним следует, в частности, отнести доказательства, полученные до возбуждения уголовного дела путем проведения следственных действий, если нет на то специального дозволения УПК (БВС РФ. 1996. N 11. С. 6 — 7), в результате следственных действий, проведенных при отсутствии законных оснований, без принятого в соответствующей форме решения следователя (БВС РФ. 1992. N 12. С. 10) или судебного решения на производство следственного действия, из источника, не предусмотренного законом. 4. К одному из обязательных условий формирования допустимого доказательства относится известность источника доказательства. Относящиеся к делу данные, полученные из источников, происхождение которых неизвестно, не отвечают требованию допустимости, и поэтому доказательствами не являются. 5. Показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также в тех случаях, когда свидетель не может указать источник своей осведомленности, относятся к недопустимым доказательствам. 6. Отсутствие в уголовном деле сведений о происхождении предмета, признанного вещественным доказательством, влечет признание его недопустимым. 7. Недопустимым будет и заключение эксперта, если выяснится, что экспертизу проводил заинтересованный в исходе дела специалист (БВС РСФСР. 1962. N 3. С. 18; 1966. N 8. С. 12; 1989. N 10. С. 10 — 11). Наличие личной заинтересованности в уголовном деле у следователя, прокурора, судьи является безусловным основанием для признания недопустимыми всех собранных ими доказательств (БВС РСФСР. 1988. N 5. С. 5 — 6; 1989. N 9. С. 6 — 7; БВС РФ. 1997. N 3. С. 11). 8. Основанием для признания доказательства недопустимым является также нарушение предусмотренных законом условий и порядка проведения следственного или судебного действий как способов собирания доказательств. К нарушениям такого рода следует отнести: производство следственного действия в отсутствие одного или нескольких лиц, участие которых обязательно (производство обыска с одним понятым, допрос свидетеля в возрасте до 14 лет без участия педагога и т.п.); проведение следственного действия в ночное время, когда отсутствуют данные, указывающие на наличие обстоятельств, не терпящих отлагательства; несвоевременное разъяснение, неразъяснение или неправильное разъяснение участникам следственных и судебных действий их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия; применение технических средств без предупреждения об этом участника следственного действия; нарушение установленной законом последовательности проведения следственного действия (при первом допросе вместо выяснения у обвиняемого, признает ли он себя виновным, ему предлагается дать показания по существу предъявленного обвинения); нарушение установленного законом порядка ознакомления участников следственного действия с протоколом и внесения в него замечаний, дополнений и исправлений (ознакомление с частью протокола, отказ внести в него замечания, дополнения, исправления); нарушение установленного законом порядка составления протокола следственного действия; отсутствие в протоколе подписей кого-либо из участников следственного действия без соответствующей записи об этом. Доказательства, полученные с нарушением установленных условий и порядка проведения следственных действий, в судебной практике признаются недопустимыми (БВС РФ. 1994. N 8. С. 4; 1995. N 6. С. 7; 1996. N 8. С. 10 — 11; 1998. N 2. С. 11). 9. Согласно закону недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК. В соответствии с этим недопустимые доказательства нельзя использовать для принятия любых процессуальных решений по делу, в основе которых должны лежать доказательства (БВС РФ. 1998. N 1. С. 9 — 10). 10. К числу недопустимых доказательств комментируемая статья прямо относит показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные в суде (п. 1 ч. 2 комментируемой статьи). Данное положение нуждается в пояснениях, так как оно не соответствует не только требованиям допустимости, предъявляемым законом к доказательствам (см. ч. 1 ст. 74; п. 3 ч. 2 ст. 75; ч. 4 ст. 235 УПК), но и ряду принципов уголовного судопроизводства — законности, права подозреваемого и обвиняемого на защиту, свободы оценки доказательств, независимости судей и подчинения их только закону и др. Увязывание решения вопроса о качестве доказательства в зависимости от присутствия при проведении следственного действия защитника не основано на законе, поскольку он не устанавливает обязательного участия защитника при осуществлении всех допросов подозреваемого и обвиняемого. Более того, УПК допускает возможность проведения допросов и других следственных, равно как и судебных, действий вообще без участия защитника (см. п. 1 ч. 1 ст. 51, ст. 52 УПК). Следовательно, получение показаний обвиняемого (подозреваемого) на допросе, проведенном без участия защитника, отнюдь не всегда свидетельствует о допущенных процессуальных нарушениях при проведении этого следственного действия. Было бы опрометчиво и не совместимо с предусмотренным законом принципом свободы оценки доказательств (ст. 17, ч. 1 ст. 88 УПК) отсутствие защитника в указанных случаях автоматически рассматривать в качестве обстоятельства, предопределяющего безусловный вывод о недопустимости показаний обвиняемого (подозреваемого), если он их (показания) не подтвердил в суде. Кстати, не совместим с правилами свободной оценки доказательств и заключительный тезис п. 1 ч. 2 комментируемой статьи, ставящий судьбу доказательства в зависимость от признания обвиняемым ранее данного показания в суде (см. ст. 17, 77, ч. 1 ст. 88 УПК). Вывод о доброкачественности показаний обвиняемого можно сделать, сопоставив их с другими доказательствами и выяснив причины отсутствия защитника при проведении допроса обвиняемого (подозреваемого), наличие доброй воли на это обвиняемого и его способности свободно ее выразить. Тем самым можно также выяснить, не был ли отказ от защитника вынужденным. Таким образом, в рассматриваемом случае признание показаний обвиняемого (подозреваемого) недопустимыми является возможным, но не безусловным и обязательным во всех без исключения случаях. Исследуя в каждом конкретном случае вопрос о причинах отсутствия защитника при допросе обвиняемого (подозреваемого), необходимо иметь в виду, что обвиняемый (подозреваемый) не обязан давать показания. Это всего лишь его право, которое нельзя рассматривать только как средство передачи информации, так как оно (это право) представляет собой важнейшую составляющую в системе процессуальных средств защиты его интересов. При этом закон гарантирует ему в каждом случае сделать выбор: реализовать это право лично или с помощью защитника. В то же время обвиняемый (подозреваемый) вправе, не согласовывая это с защитником, требовать его допроса. И следователь (дознаватель) не вправе отказать ему в этом, но должен разъяснить, что при допросе вправе присутствовать его защитник. И если обвиняемый (подозреваемый), не отказываясь от своего защитника, пожелает все же дать показания в его отсутствие, то и в этом ему не может быть отказано, хотя соответствующее отражение все это должно получить в протоколе допроса. Избыточность п. 1 ч. 2 комментируемой статьи проявляется и в том, что признание указанных показаний недопустимыми влечет лишение их юридической силы, а следовательно, и признание юридической ничтожности всех совершенных в последующем следственных действий и принятых решений с использованием данных доказательств (включая и судебные решения на производство следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных и других переговоров и т.д.). В результате необходимо будет признавать недопустимыми все материалы предварительного расследования и решения судьи о назначении предварительного слушания и о назначении судебного заседания, с чем никак нельзя согласиться. 11. Требование п. 3 ч. 2 комментируемой статьи о недопустимости иных доказательств, полученных с нарушением УПК, означает распространение требования допустимости на все виды доказательств. Решая вопрос о признании доказательства недопустимым по основаниям, указанным в п. 3 ч. 2 комментируемой статьи, суд должен в каждом случае выяснять, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение (см. п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1). 12. В случаях признания доказательств полученными с нарушением закона суд должен мотивировать свое решение об исключении их из совокупности доказательств по делу, указав, в чем выразилось нарушение закона (БВС РФ. 1996. N 7. С. 3). 13. О праве стороны заявить в судебном разбирательстве ходатайство о признании исключенного доказательства допустимым см. ст. 235 и коммент. к ней.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *