Домашний арест сроки содержания

Домашний арест сроки содержания

Президиум Верховного Суда Российской Федерации ответил на вопросы судов по применению положений статьи 72 Уголовного кодекса (в редакции Федерального законов от 3 июля 2018 г. № 186-ФЗ и Федерального закона от 27 декабря 2018 г. № 569-ФЗ), возникающие как при постановлении приговора, так и в ходе его исполнения. Всего рассмотрено 17 вопросов (ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению положений ст. 72 УК РФ).

В частности Президиум ВС РФ пояснил, что при постановлении приговора:

  • период содержания под стражей засчитывается в срок лишения свободы со дня фактического задержания до дня вступления приговора в законную силу;
  • если время содержания под стражей, засчитанное на основании ч. 3.1 ст 72 УК РФ, поглощает срок назначенного наказания, то суд постановляет приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания, а осужденный подлежит немедленному освобождению в зале суда;
  • при назначении лишения свободы условно в приговоре не следует указывать на применение ст. 72 УК РФ, однако необходимо зачесть и время содержания под стражей, и нахождение под домашним арестом в случае отмены условного осуждения.

Также рассмотрены вопросы о зачете времени содержания под стражей при назначении наказания по совокупности преступлений и по совокупности приговоров; применения положений ч. 3.1 и ч. 3.4 ст. 72 УК РФ к преступлениям, совершенным до 14 июля 2018 года; зачете времени нахождения под домашним арестом при назначении наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части, ограничения свободы, принудительных работ, исправительных работ, ограничения по военной службе либо обязательных работ; о зачете в срок лишения свободы времени принудительного нахождения в медорганизации, оказывающей медицинскую или психиатрическую помощь в стационарных условиях, по решению суда.

Отвечая на вопросы, возникающие при исполнении приговора, ВС РФ указал, что:

  • коэффициенты кратности, предусмотренные в п. «б» и п. «в» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ, не подлежат применению при решении вопросов о зачете в срок отбывания наказания периодов содержания под стражей на стадии исполнения приговора;
  • изменение коэффициента кратности при изменении осужденному вида исправительного учреждения на основании ст. 78 Уголовно-исполнительного кодекса невозможно.

Также Президиум ответил на ряд вопросов, связанных с пересмотром приговоров в связи с вступлением в силу Федерального закона от 3 июля 2018 года № 186-ФЗ.

Ст. 107 УПК РФ регламентирует режим правоприменения такого способа воздействия, как ограничение свободы на дому. Он применяется при неосуществимости выбора более толерантного метода исправления. Как показывает судебная практика, применяют эту меру нечасто. Основной причиной остаётся правовое не урегулирование вопроса об организации эффективного наблюдения, предполагаемого виноватого или подсудимого.

Что такое домашний арест

Домашний арест (в уголовном процессе) по факту является заменой отбывания репрессии человеком в пенитенциарном учреждении.

По действующему УПК домашний арест заключается:

  1. В сдерживании воли самопередвижения (воспрещение выходить за пределы своего жилища, передвигаться по населённому пункту. Но наиболее часто назначаются более лояльные условия лишения. Обвиняемому был назначен метод влияния в виде домашнего ограничения передвижения, который заключался в запрете покидания собственного дома в следующее время – с 8 до 20 часов, и постоянное табу на перемещение за пределы района проживания).
  2. В полном запрете общения с определёнными лицами (к таким субъектам жрец правосудия может отнести –потерпевших, свидетелей, а также посторонних лиц, которые тоже могут оказать влияние на ход уголовного процесса).
  3. В получении и отправлении корреспонденции. В современных реалиях установлено табу на пользование электронной почтой.
  4. В осуществлении переговоров с эксплуатацией любых средств связи (если в доме проводной телефон, то его отключают. Но уследить куда дел мобильный телефон обвиняемый достаточно трудно. Сложнее это осуществить при безраздельном проживании с семьёй, поскольку при таких действиях будет нарушена прерогатива неповинных людей. Соответственно, качество контроля здесь падает).

Страж правосудия вправе выбрать любой вид лишения свободы. При этом он руководствуется личностью человека и тяжестью предъявляемого к нему обвинения.

Основания избрания

Выделяют единые и обособленные причины, по которым субъект может быть подвергнут задержанию и применению к нему санкции подавления свободы и передвижения в границах проживания.

Общие причины назначения санкции – заведение уголовного дела по факту осуществления криминального деяния, в котором и обвиняется субъект. Представление осуждения человеку.Вредких ситуациях, когда человек лишь вызывает опасения в осуществлении противозаконного умысла, и это подозрение обосновано информацией уголовного дела.

Особенными причинами считаются аргументированные доводы, что лицо своими действиями может оказывать давление или чинить всяческие препятствия в осуществлении следственных действий:

  • подастся в бега от дознавателей, следователей;
  • продолжит занятие противозаконной деятельностью (будет руководить действиями других лиц и раздавать указания или же подстрекать к совершению деяния – в ситуации обвинения в подстрекательстве или разработке плана преступной деятельности);
  • будет угрожать свидетелю или потерпевшим;
  • уничтожит доказательства (при общении с заинтересованными сторонами в исходе процесса осуществлять давление на них, посредством выслеживания, угроз, реального исполнения своих намерений.
  • ликвидирует известные ему по месту нахождения факты совершения правонарушения по делу).

И те, и другие основания учитываются при назначении санкции даже в том случае, когда они ещё не были совершены. То есть, достаточно лишь мотивированного предположения, что они могут быть осуществлены субъектом.

Опять же уполномоченные органы обязуются предоставить доказывающие сведения об их предположениях (например, приобретение лицом билетов на поезд в другой город, показания или явка в органы лиц, свидетельствующих о применении лицом угроз по отношению к ним). Но на практике доказать наличие желания ускользнуть от правосудия у субъекта, оказывается довольно непросто.

Помимо вышеозначенных оснований, при избрании метода воздействия учитывается также ряд нижеследующих условий:

  • насколько правонарушение опасно для социума по статье 15 Уголовного кодекса;
  • как засчитывается число предполагаемых совершённых общественноопасных деяний;
  • сведения о личности человека (отсутствие судимости, повторности занятия незаконными действиями, само поведение и свойства характера – агрессивность, неадекватные реакции и прочее);
  • возраст субъекта – смягчение полагается несовершеннолетним, людям пожилых годов;
  • самочувствие лица – наличие хронических заболеваний, необходимость постоянного лечения (введение инсулина при сахарном диабете, наличие инвалидности). Алкоголизм, наркомания, игромания, венерические недуги не исключают избрания такого воздействия;
  • вид занятий субъекта в повседневной жизни, связаны ли как-то они с осуществлением правонарушения (растрата бюджета казённого учреждения руководителем).

При соблюдении установленных требований органами следствия, дознания применение способа воздействия будет легальным.

Отсутствие стабильного места регистрации и владения собственностью даёт основание полагать, что у лица может возникнуть желание избежать правосудия. Деятельное раскаяние вправе послужить основанием смягчения. А вот отказ в даче показаний никак не должен повлиять на выбор санкции.

Дополнительные условия применения домашнего ареста в уголовном процессе

Избрав комментируемый принцип пресечения, необходимо соблюсти условия домашнего ареста при уголовном деле:

  1. Этот метод влияния выбирается в ситуации нереальности употребления иной санкции, более толерантной (подписка о невыезде, надзор родителей, поручительство или залог). Невозможность применения другой меры означает доказанность предположений о возможном уклонении лица от установления справедливости.
  2. Арест на дому применяется в случае совершения правонарушения, санкция за которое больше 2 лет тюремного срока.
  3. В исключительных ситуациях применяется и к правонарушителям, обвиняемым в осуществлении социально опасного действия, максимальный срок за которое не больше 2 лет содержания под стражей, когда была нарушена установленная ранее санкция (выехал в другую область) или начал скрываться от уполномоченных лиц.
  4. Существование определённого места проживания, где и будет содержаться субъект.

Метод воздействия применяется при нереальности использования более благоприятной санкции. Как правило, само лицо своими необдуманными действиями вынуждает идти на крайние способы наказаний.

Исчисление продолжительности содержания

Свои правила действуют и при исчислении максимального срока домашнего ареста.

Но судьи лояльны и в редких ситуациях применяют санкцию по максимуму:

  • после избрания заключения под стражу в своём доме и фактической изоляции лица на протяжении 10 суток (сюда входят как трудовые будни, так и выходные дни) суд обязуется предъявить обвинение;
  • если подозреваемый вначале был задержан, а потом помещён под ограничение свободы в домашних условиях, то в общую продолжительность содержания под надзором засчитывают также время, проведённое для установления личности и выяснения обстоятельств при задержании;
  • ограничение на дому истекает по прошествии 2 месяцев. Однако в некоторых случаях возможно пролонгирование периода (при наличии весомых оснований).

Срок домашнего ареста должен быть ограниченным. По тяжебному опыту прошедших годов устанавливается факт отсутствия этой оговорки в принятом вердикте. Так было, пока Конституционный суд не вынес соответствующего разъяснения.

Время содержания на дому, наделённые судебной властью лица, обязуются зачесть в общую продолжительность заключения под конвоем. Также этот промежуток времени идёт в общий срок при назначении ответственности в виде лишения свободы, а вот подписка о невыезде не включается в вышеозначенные периоды.

Итак, период ограничения человека в свободе передвижения должен применяться на определённое время, которое стражу справедливости надобно указывать в вынесенном вердикте.

Какую информацию должно содержать решение судьи

В постановлении жреца правды и справедливости указываются:

  1. Прерогатива покидания места проживания и ограничения свободы. Если предусматривается такая возможность, то обязательно прописать расписание.
  2. Места для посещения, находящиеся под запретом.
  3. Сведения о субъектах, с которыми нельзя общаться.
  4. Запрещено ли получать, заказывать, отправлять почту.
  5. Возможно ли вести переговоры по средствам связи.
  6. Кто из уполномоченных лиц осуществляет контроль.
  7. Какие технические средства надзора не воспрещены и допускаются по отношению к контролируемому (видеосъёмка, аудиозапись).
  8. Продолжительность ограничений.

Таким должно быть содержание вынесенного заключения, поскольку человек обладает прерогативой на достоверную информацию и уж тем более на свой счёт.

Судебная практика по статье

Старший следователь Николаев ходатайствовал в суд о продлении срока домашнего содержания для Дедяева. Последний обвиняется в нарушении правил использования ТС, что повлекло смерть человека по неосторожности. По делу неоднократно продлевалась продолжительность ограничения свободы на дому. В итоге составила 5 месяцев и уполномоченное лицо просит ещё месяц продления, поскольку не были закончены следственные процедуры. В итоге прошение было удовлетворено, учтена тяжесть совершённого деяния, личностные данные правонарушителя.

Щапов обвиняется в совершении убийства и покушении на убийство. Его на момент следственных действий посадили под домашний конвой. На протяжении пока длилось следствие, а это 7 месяцев, для него были установлены максимальные ограничения. Наконец-то дело передано в суд. До заседания сорок минут. Обвиняемого под присмотром сотрудника ФСИН привезли к зданию, также подъехали адвокаты со стороны защиты и обвинения. Щапов, воспользовавшись разрешённым ему преимуществом двухчасовой прогулки в день под контролем служивого лица, подошёл к своему адвокату, общение с которой также не воспрещалось. К храму справедливости в этот момент подходил коллега адвоката и подошёл поздороваться.Также он поздоровался и с Щаповым. Сотрудник ФСИН быстро отреагировал и увёл в сторону подсудимого.

В это время адвокат со стороны обвинения всё происходящее снимал на камеру мобильного телефона. Впоследствии на заседании было заявлено ходатайство о применении к подсудимому наказания заключения под стражу, а к служащему-исполнителю привлечение к ответственности за халатность. Так как коллега адвоката защиты не знал и не мог знать, что Щапов подсудимый и с ним запрещено общаться, судейский орган отклонил ходатайство. А сотрудник поступил в соответствии со своими должностными инструкциями своевременно.

Практика показывает применение такой меры даже при совершении тяжких преступлений, предпочтение отдаётся домашнему аресту, нежели заключению под стражу.

Однако это происходит в редких случаях, в основном судьи стремятся обойти эту статью по обоснованным причинам.

Проблемы правоприменения

Не многие стражи правосудия решаются применить этот принцип воздействия.

И тому есть свои причины:

  1. Неконкретность предписаний. Не прописываются запреты, устанавливающиеся в любом случае. Вариативность большая, а что конкретно применить непонятно. К тому же здесь возможно усмотреть субъективное отношение и заинтересованность стража порядка.
  2. Отсутствие возможности обеспечения действительной изоляции. А что, если у субъекта нет вообще стабильного жилища. Вдруг он каждую ночь проводит в хостелах, что делать в этом случае? Закон молчит. Также пробелом служит возможность пребывания на свежем воздухе, прогулка не менее часа. Обеспечение себя продуктами питания, то есть посещение торговой точки во время прогулки (нарушение – это изоляции или нет – непонятно). Запрет на общение с другими лицами по средствам связи также трудно обеспечен. Поскольку развитие мобильной связи усложняет дело, а тем более наличие интернета. Однако постановления не содержат и не могут по действующим правовым нормам содержать основания для контроля и записи телефонных разговоров. Несомненные сложности возникнут при содержании в частном доме, который предполагает наличие некоторых коммуникаций на улице, а также хозяйственные постройки на территории двора. Что это тогда за способ воздействия, когда субъект без конца посещает улицу.
  3. Широкое применение санкции возможно было бы при разработке и введении в действие технических предметов для видеосъёмки и аудиозаписи.
  4. Не расписывается в чём конкретно должен проявляться надзор – посещение, постоянное нахождение, звонки, с какой периодичностью и так далее.

Пробелов в действующем законодательстве ещё предостаточно, это препятствует применению нормы: она вроде существует, но большинство регионов не стремится её применять. В отдалённых районах просто не хватает сотрудников для исполнения санкции.

Случается, что на весь район один сотрудник ФСИН. Ему нужно исполнять и другие свои служебные обязанности. Тут неясно, сидеть с приговорённым к домашнему ограничению передвижения, или действовать иначе.

Проживание с семьёй ограничивает прерогативы членов семейства из-за применяемых воздействий к подследственному. Нет разделения ограничения и запрета в практике применения многими стражами правосудия. Ограничение предполагает всё-таки наличие исключений.

Правила зачета времени содержания в СИЗО: разъяснения Верховного Суда РФ

21.08.2019

Федеральным законом от 3 июля 2018 года №186-ФЗ «О внесении изменений в статью 72 УК РФ» изменены правила зачета времени содержания лица под стражей в общий срок отбывания наказания, имеющие важное практическое значение.

Согласно ч. 31 ст. 72 УК РФ время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день в СИЗО за:

— один день отбывания наказания в тюрьме либо колонии строгого или особо строгого режима;

— полтора дня в воспитательной колонии или колонии общего режима;

— два дня в колонии-поселении

Например, лицу, 60 дней содержащемуся под стражей до вступления приговора в законную силу, данный срок будет засчитан за 90 дней отбывания наказания в колонии общего режима, и за 120 дней в колонии-поселении, то есть из расчета один день в СИЗО за полтора дня колонии общего режима и два дня колонии-поселения, соответственно.

Однако данные правила не применяются:

— к осужденным при особо опасном рецидиве преступлений;

— к осужденным, которым смертная казнь заменена лишением свободы;

— к осужденным за преступления террористической направленности, захват заложника, организацию незаконного вооруженного формирования или участия в нем, бандитизм, государственную измену, шпионаж, а также преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств (ч. 32 ст. 72 УК РФ).

В этих случаях один день пребывания в СИЗО будет засчитываться только за один день отбывания наказания в воспитательной колонии, колонии общего режима или колонии-поселении.

Изменения также коснулись лиц, которые в ходе уголовного судопроизводства находились под домашним арестом.

Время содержания лица под домашним арестом засчитывается в срок лишения свободы из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы (ч. 34 ст. 72 УК РФ)

Верховный Суд РФ выявил сложности при применении положений ст. 72 УК РФ в новой редакции и в своих «Ответах на вопросы, поступившие из судов, по применению положений статьи 72 УК РФ» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 31 июля 2019 г. ( https://vsrf.ru/documents/thematics/28125/) дал следующие разъяснения ее применения при постановлении приговора:

— в срок лишения свободы засчитывается период содержания лица под стражей со дня фактического задержания до дня вступления приговора в законную силу;

— в срок лишения свободы засчитывается период нахождения лица под домашним арестом до вступления приговора в законную силу, если в приговоре домашний арест сохранен в качестве меры пресечения;

— началом срока отбывания наказания по общему правилу необходимо признавать день вступления приговора в законную силу;

— если время содержания под стражей поглощает срок назначенного наказания, то суд постановляет приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания, а осужденный подлежит немедленному освобождению в зале суда;

— при назначении лишения свободы условно судам не следует указывать в приговоре на применение ст. 72 УК РФ, даже если осужденный до этого содержался под стражей;

— к преступлениям, совершенным до 14 июля 2018 г. (т.е. до вступления в силу Федерального закона от 3 июля 2018 года №186-ФЗ «О внесении изменений в статью 72 УК РФ»), применяются правила зачета времени содержания под стражей в срок лишения свободы, поскольку они улучшают положение лиц, совершивших преступление до 14 июля 2018 г., и, как следствие, имеют обратную силу. Напротив, правило, предусматривающее зачет домашнего ареста в срок лишения свободы из расчета два дня нахождения под домашним арестам за один день лишения свободы, ухудшает положение лица, по сравнению с ранее действующим порядком, и, следовательно, обратной силы не имеет. С учетом изложенного время нахождения под домашним арестом лицу, совершившему преступление до 14 июля 2018, засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день, в том числе и в случае избрания или продолжения применения этой меры пресечения после указанной даты.

— и др.

ШАРОВ ДЕНИС ВАСИЛЬЕВИЧ

руководитель уголовно-правовой практики Адвокатского бюро «Правовая гарантия»,
адвокат Адвокатской палаты города Москвы,
кандидат юридических наук, доцент

Защита интересов лиц и организаций в уголовном судопроизводстве

А. Кузнецов― Здравствуйте! Это программа «Быль о правах». В студии Алексей Кузнецов и Калой Ахильгов. Здравствуйте, Калой! Сегодня мы говорим об очень важной вещи. В июле этого года закончились 10-летние, по-моему, баталии вокруг одной очень существенной поправки в Уголовный Кодекс: о том, как исчисляется и как потом засчитывается в срок лишения свободы то время, которое человек провел в следственном изоляторе или под домашним арестом до суда. Какие изменения приняты в законодательство?

К. Ахильгов― Изменения существенные, потому что они касаются изменения сроков, которые человек находился во время предварительного следствия или судебного следствия (в зависимости от того, какая мера была ему избрана) либо под домашним арестом, либо в следственном изоляторе. И в этом смысле, конечно, это существенные изменения — изменения, я считаю, в сторону, как мы обычно говорим, либерализации законодательства. Это позволит очень многим людям — фактически, как некая амнистия…

А. Кузнецов― Частичная такая.

К. Ахильгов― Позволит очень многим людям обрести свободу.

А. Кузнецов― Какой раньше был принцип, как исчислялись сроки раньше?

К. Ахильгов― 1 в 1.

К.Ахильгов: Любое изменение, которое влечет смягчение судьбы, имеет обратную силу

А. Кузнецов― То есть, независимо, в СИЗО человек находится, под домашним арестом — всё равно 1 проведённый день засчитывается как 1 день лишения свободы по приговору суда, независимо от того, какой режим приговором определён.

К. Ахильгов― Совершенно верно.

А. Кузнецов― То есть что колония-поселение, что строгий режим — всё равно 1 в 1. А что теперь?

К. Ахильгов― Теперь весь срок, который человек провёл в СИЗО до приговора, ему будет исчисляться как 1 к 1,5, если его приговорили к колонии общего режима. Условно говоря, человек получил 5 лет лишения свободы в колонии общего режима. Из них 2 года он просидел в СИЗО. Значит, юридически будет считаться, что он просидел не 2 года, а умножаем на 1,5 — соответственно, 3.

А. Кузнецов― И ему, соответственно, останется 2 в колонии общего режима.

К. Ахильгов― Что касается приговоров, в которых люди приговорены к отбытию наказания в колонии строгого режима, то здесь 1 в 1 так и остаётся, как было раньше.

А. Кузнецов― То есть строгий, особый и тюрьма остается прежним, 1 в 1.

К. Ахильгов― Совершенно верно. Есть существенные изменения по домашнему аресту. Если раньше 1 день под домашним арестом считался как 1 день в СИЗО и, соответственно, в колонии, то сейчас 2 дня под домашним арестом будет считаться как 1 день в СИЗО или колонии.

А. Кузнецов― То есть, иными словами, законодатель признал, что домашний арест — это более легкие условия ограничения свободы, чем нахождение в колонии, скажем, общего режима.

К. Ахильгов― Совершенно верно. Потому что человек а) находится дома б) имеет возможность определенное время находиться вне дома: 2 часа, 3 часа — в зависимости от того, как суд постановит находиться вне дома.

А. Кузнецов― Еще есть колонии-поселения.

К. Ахильгов― Да, там 1 день, проведенный в СИЗО, будет приравниваться к 2 дням, проведенным в колонии-поселении. То есть если человек получил 2 года колонии-поселения и при этом 1 год просидел в СИЗО, то он должен быть немедленно освобождён.

А. Кузнецов― Он будет освобожден в зале суда из-под стражи.

К. Ахильгов― Совершенно верно.

А. Кузнецов― Как на практике сейчас будет идти работа по реализации этого задним числом? Ведь, как я понимаю, вот та часть нормы, которая людям предоставила более льготный режим — вот эти 2 и 1,5 — она же имеет обратную силу, поскольку это смягчает положение…

К. Ахильгов― Совершенно верно. В законодательстве любые изменения, которые приняты даже после того, как человек был задержан и так далее, любое изменение, которое влечет смягчение судьбы, имеет обратную силу. И наоборот, любое изменение, которое влечет усложнение судьбы, соответственно, не имеет обратной силы.

А. Кузнецов― То есть к тем, кто из-под домашнего ареста попал в колонию, никакого пересчета применяться не будет? Им не будет удлиняться этот срок.

К. Ахильгов― Да, не должен удлиняться. То есть до сего дня будет считаться 1 в 1. А если от сегодняшнего дня, условно говоря, человек будет задержан и ему изберется мера пресечения в виде домашнего ареста, то, соответственно, будет начисляться.

А. Кузнецов― Это июль, если я не ошибаюсь.

К. Ахильгов― В июле закон вступил в силу. А действует он спустя 3 месяца. В самой статье 72-й есть изменения, которые внесены. Там говорится, что эти изменения действуют спустя 3 месяца в отношении лиц, которые отбывают наказание в воспитательной колонии или колонии-поселении, и в течение 6 месяцев в отношении лиц, которые отбывают наказание в исправительной колонии общего режима.

А. Кузнецов― Имеются в виду сроки, в течение которых администрация колонии должна проверить и пересчитать. Выносить окончательное решение будет администрация колонии, или это всё-таки очередное рассмотрение судом?

К. Ахильгов― Нет, тут автоматически будет пересчитываться. Администрация колонии должна будет сама считать. То есть автоматически будет считаться, что если после вступления в силу этого закона срок, который осужденный отбыл в колонии, уже подошёл к тому, что он уже должен выйти, то колония автоматически сама должна пересчитать и, соответственно, рассчитать срок. И никаких дополнительных обращений в суд не нужно.

А. Кузнецов― Вообще человеку, который понимает, что его затрагивает эта норма — предположим, он сейчас находится в местах лишения свободы — нужно проявлять какую-то активность или ему нужно ждать, пока не пройдет этот срок (либо 3, либо 6 месяцев), и ждать, что администрация сама сделает всё необходимое?

К. Ахильгов― Администрация обязана это делать, потому что они необоснованно будут ограничивать его свободу в случае, если они не сделают этого.

А. Кузнецов― Какой порядок жалоб, если всё-таки человек считает, что его права нарушены? Администрация, там, нерасторопна, забыла его, просмотрела…

К. Ахильгов― Есть два варианта. Осужденный имеет право прямо в колонии обратиться к руководству колонии. И есть второй вариант: как называется, с воли адвокат может…

А. Кузнецов― То есть нужно как-то связаться с родственниками или непосредственно с адвокатом и просить заняться этим делом. На ваш взгляд, этот новый способ исчисления — это шаг в правильном направлении?

К. Ахильгов― Абсолютно. Это гуманизация законодательства. Учитывая, что у нас тюрьмы переполнены, колонии переполнены.

А. Кузнецов― Есть какие-то примерные оценки, какого количества людей это может сейчас коснуться практически?

К. Ахильгов― Данные есть разные, но в самом ФСИНе говорят, что это примерно около 100 тысяч человек.

А. Кузнецов― Из примерно 650 тысяч тех, кто сейчас находится в местах лишения свободы.

К. Ахильгов― Да, то есть 15-20%. Это достаточная сумма.

А. Кузнецов― Далеко не всякая амнистия дает такой результат. Хорошо. Чем отличается режим в колонии-поселении от режима СИЗО? Почему законодатели сочли, что в колонии-поселении, условно говоря, в 2 раза легче находиться, чем в СИЗО?

К. Ахильгов― Потому что там нет таких ограничений, нет такого режима, как в СИЗО. В СИЗО ты постоянно находишься в камере. У тебя есть определённое время, когда ты выходишь на прогулки или в спортзал, если он там есть. А колония-поселение — это некая ограниченная территория, огражденная территория, на которой есть типовые здания типа общежитий, в которых, соответственно, осужденные живут и, возможно, на территории же работают.

А. Кузнецов― То есть по территории колонии-поселения он может перемещаться свободно? Внутри вот этого охраняемого периметра.

К. Ахильгов― Да, она и есть колония-поселение.

К.Ахильгов: Сейчас 2 дня под домашним арестом будет считаться как 1 день в СИЗО или колонии

А. Кузнецов― То есть это, действительно, ну, не пионерский лагерь, конечно, но несравненно более лёгкое положение, чем в СИЗО. Почему даже колония обычного, общего режима всё равно получается легче, чем СИЗО? Неужели в СИЗО настолько у нас всё скверно?

К. Ахильгов― Вопрос даже не в том, насколько скверно в СИЗО. Это, безусловно, отдельная тема. Но вопрос в том, что у нас СИЗО переполнены. В случае, когда в камере должно находиться 10 человек, у нас находится примерно 25 — чтобы вы понимали пропорцию, насколько переполнено.

А. Кузнецов― То есть законодатель, фактически, согласился с тем, что наши условия содержания людей до суда, в общем, не выдерживают серьезной критики.

К. Ахильгов― Совершенно верно. Более того: сейчас-то еще более-менее ситуация складывается, скажем так, в сторону гуманизации, в сторону стабилизации. А вот лет 10 назад, я помню, для нас в практике, когда суд избирал домашний арест, это было что-то из ряда вон выходящее.

А. Кузнецов― Сейчас это чаще?

К. Ахильгов― Да, сейчас это в порядке вещей, особенно в экономических делах. Это вполне себе нормальная история.

А. Кузнецов― Вот это я читал комментарии: высказывается такое осторожное предположение, что теперь адвокаты в первую очередь людей, которые находятся под следствием, будут искусственно затягивать прохождение дела к суду именно в тех случаях, когда вот это вот досудебное нахождение будет давать наибольшую льготу после. То есть, иными словами, адвокаты, понимая, что, скорее всего, их подзащитному светит колония-поселение, будут стараться оттянуть отправку туда их доверителя для того, чтобы сократить максимальный срок. Возможны такие ухищрения?

К. Ахильгов― У меня есть два варианта ответа. Первое: у нас, у адвокатов, не особо-то есть возможность затягивать, потому что следствие в свое время может сразу написать куда нужно, и адвоката сразу подтянут куда надо.

А. Кузнецов― То есть вот это сложившееся представление, что адвокат может бесконечно забалтывать и откладывать…

К. Ахильгов― Обычно бывает наоборот. Первые полгода следователи обычно затягивают всё. Потом, когда подходят сроки, они вдруг начинают всё это впопыхах, быстренько расследовать. Во-вторых, даже если это так, если законодатель это допускает, то, например, нахождение в СИЗО — я вам не скажу, что это такая легкая прогулочка. Даже по сравнению с колонией-поселением.

А. Кузнецов― То есть большинство людей лучше выберут подольше побыть в колонии-поселении, чем провести лишний день в СИЗО?

К. Ахильгов― Тут вопрос очень индивидуальный. В СИЗО очень разные подходы к людям, и СИЗО тоже разные бывают. Некоторые, например, с точки зрения собственного восприятия не могут себе позволить находиться в камере постоянно, 24 часа в сутки, с 30 разными незнакомыми людьми.

А. Кузнецов― То есть люди с разными формами социопатии.

К.Ахильгов: Теперь весь срок, который человек провёл в СИЗО до приговора, ему будет исчисляться как 1 к 1,5

К. Ахильгов― Да, то есть это такой психологический вопрос. Может быть, он предпочтет один 1,8 года просидеть в колонии-поселении, чем год просидеть в СИЗО. По-разному бывает. А может, и наоборот. Но в любом случае ответ на ваш вопрос таков, что у адвокатов не особо много возможностей затягивать процессы, особенно на предварительном следствии. А во-вторых, даже если и попытаться затянуть, я не вижу в этом ничего плохого. До определенного момента это может быть и способ такой защиты.

А. Кузнецов― То есть это не уловка, это допускаемая законом профессиональная, скажем так, тактика.

К. Ахильгов― Такой лайфхак.

А. Кузнецов― Да, лайфхак для тех кто его ценит. Ну и последний вопрос, который я успеваю задать. Как вы думаете, это просто какой-то разовое решение, или за этим могут последовать ещё какие-то действия законодателя в направлении смягчения положения людей, попавших под лишение свободы?

К. Ахильгов― Действительно, вы в самом начале сказали, что у нас очень много людей сидят в тюрьме. Более 600 тысяч — это очень много для нашего населения и для нашей страны. Поэтому я очень рассчитываю, что это не последняя мера, которая будет приниматься в сторону гуманизации нашего законодательства.

А. Кузнецов― Почему так долго? 10 лет ведь обсуждались эти поправки!

К. Ахильгов― Честно говоря, я и в этот раз очень скептически отнесся. Когда этот вопрос заново подняли еще в начале этого года, я очень скептически к этому отнесся. Я думал: наверное опять ещё затянут на пару лет. Ну, слава Богу, что приняли. Я думаю, что руководство страны понимает, что нельзя вот в таких условиях содержать людей. Действительно плачевные условия в СИЗО, плачевные условия в колониях. И сажать людей за что попало — это тоже не самое правильное. Ведь есть же цели наказания. Цели — исправление, но люди же не исправляются. Поэтому из этого тоже нужно исходить.

А. Кузнецов― Это были 12 минут осторожного оптимизма на правовые темы, которые называются «Быль о правах». С вами были Калой Ахильгов и Алексей Кузнецов. Встретимся в следующую пятницу. Всего вам доброго!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *