Об оскорблении чувств верующих

Об оскорблении чувств верующих

Содержание

Зачем существует и как работает закон об оскорблении чувств верующих

Иллюстрация: РИА Новости

11 октября 2014 года в группе «ВКонтакте» «Подслушано. Ставрополь» появился пост, под которым разгорелся спор, закончившийся судебным разбирательством, которое, в свою очередь, возможно, закончится первым реальным тюремным сроком за оскорбление чувств верующих. «Моя мама говорит, что в семье должна быть я главной, т. к. я женщина, а брату, что он должен жену свою держать в ежевых рукацах, т. к. он мужчина. Никто из нас не выполняет мамины наставления», — говорилось в записи. (Здесь и далее — орфография и пунктуация сохранены. — Прим. ред.).

— Чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава — муж, а Христу глава — Бог, — оставил комментарий ставропольский юрист в сфере ЖКХ Дмитрий Бурняшев.

— Откуда такая херня? Домострой что ли? — В разговор вступил ставропольский кузнец Виктор Краснов под ником «Виктор Колосов».

— Библия, Новый завет, а именно «Первое пославние св. Ап. Павла к Коринфянам», — ответил Бурняшев

— Дмитрий, согласен, даже в Библии об этом говорится, — написал военнослужащий Александр Кравцов.

— В следующий раз аккуратнее с выводами и громкими фразами, — написал Бурняшев.

— С какими выводами и фразами? Если я говорю, что сборник еврейских сказок под названием «Библия» — полная ***, значит так и есть!) По крайней мере для меня!))), — прокомментировал Краснов.

— Виктор, будь ты в реале моим собеседником, я бы вразумил тебя, — ответил Дмитрий Бурняшев.

— Дмитрий, ню ню) много вас сдесь таких ПГМнутых (скорее всего, сокращение от выражения «православие головного мозга». — Прим. ред.) вразумлявцев. Боха нет!) — Виктор Краснов.

— Виктор, вера не нуждается в доказательстве, ей достаточно разумного обоснования, — сказал Дмитрий Бурняшев.

— Вперёд и с песней. Помолится не забудь, а то вдруг боженька силы тебе не даст супротив поганого язычника!))))

— Виктор, не засоряй группу, пиши в личку. «Глупых же состязаний, и родословий, и споров и распрей о законе удаляйся, ибо они бесполезны и суетны. Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся; зная, что таковой развратился и грешит будучи самоосуждён (Тит.3:9-11)».

— Дмитрий, а смысл в личку? Так веселее.

— Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнёт (Гал.6:7) Невозможно осмеять Бога, Церковь и Его служителей, — Дмитрий Бурняшев.

— Дмитрий, твой бох настолько слаб, что нуждается в защитниках из людей?)

— И.А. Бунин сказал про Русского человека: «Из нас как из древа — и дубина и икона». Актуально и на сегодня, — снова вклинился в разговор Александр Кравцов.

— Виктор, «Кто ты такой, чтобы судить чужого раба? (Рим. 14:3)» — написал Бурняшев.

После этого Александр Кравцов спросил, почему Виктор Краснов позволяет себе подобные высказывания, и приложил текст статьи 5.26 Административного кодекса «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий». Текст этой статьи очень похож на статью 148 Уголовного кодекса, но она подразумевает ответственность не за оскорбление чувств верующих, а за воспрепятствование богослужению и осквернение религиозной атрибутики и литературы.

— Дмитрий, а, раба? Тогда у меня предьява к твоему хозяину!) Я ему стрелку хочу забить. Передай, чтоб приходил, перетереть пару непоняток надо! Незабудь!)))) — написал Краснов. — А я кому-то препятствую в вероисповедании? Хм, не заметил! Оскорбление? Где?) А вот твоему кенту можно статью за угрозу физической расправы по религиозному признаку повесить!)))

— Виктор, почитай 2 пункт статьи, ты публично оскорбляешь богослужебную литературу, — написал Александр Кравцов. — «А вот твоему кенту можно статью за угрозу физической расправы по религиозному признаку повесить!)))» а это вряд ли)))))

— Александр, на эту бохаслужебную макулатуру и на чуйства верующих — насрать! Кому не нравится, могут подать на меня в суд! — закончил Виктор Краснов спор.

Эта переписка может стоить Виктору Краснову года в колонии.

В апреле 2015-го, через полгода после виртуальной перепалки, по заявлению Кравцова и Бурняшева против Виктора Краснова было заведено уголовное дело по статье 148 Уголовного кодекса «Нарушение права на свободу совести и вероисповедания». В 2013 году Госдума приняла скандальные поправки об усилении ответственности «за оскорбление чувств верующих» и установлении уголовной ответственности за эти оскорбления. Поправки, широко обсуждавшиеся в прессе, были реакцией на выступление панк-группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя и акции движения Дмитрия Энтео «Божья Воля», члены которого срывали футболки с поклонников Pussy Riot. Судебная практика по статье 148 — редкость. Но Виктор Краснов не первый проходящий по ней. Жители Сосновки Вятскополянского района Казанцев К. Н. и Шайдуллин Р. Р. сделали чучело, саморезами прикрутили его к православному кресту на въезде в деревню, а на кресте маркером написали «Аллах Акбар Смерть Неверным». Они приговорены к 230 часам обязательных работ. Некто Демин Р. А. был оштрафован за размещение «ВКонтакте» картинки, на которой изображен молящийся мусульманин и позади него свинья. Суд Ижевска Удмуртской Республики решил, что свинья стоит позади мусульманина «…таким образом, что общее положение фигур и их взаимное расположение могут привести к интерпретации данной ситуации как полового акта между свиньей и молящимся, при этом молящийся находится в пассивной позиции».

Виктора Краснова на месяц отправили в психиатрическую больницу и признали вменяемым. По словам Краснова, после возбуждения уголовного дела сотрудники центра «Э» убеждали работодателя уволить его маму, а ему стали приходить угрозы. В Северо-Кавказском центре судебных экспертиз два психолога и лингвист провели лингвистический анализ переписки; по словам адвоката Краснова, в экспертизе были допущены ошибки. Например, эксперты назвали предложение «Дмитрий, твой бох настолько слаб, что нуждается в защитниках из людей?» утверждением, хотя это вопрос. Высказывания Краснова изучались в отрыве от комментариев Бурняшева и Кравцова, хотя это был диалог.

28 июня прошло 18-е заседание по его делу.

Андрей Сабинин, член правозащитной организации «Агора» и адвокат Виктора Краснова, сказал «Снобу», что у него вызывает сомнение, верующие ли вообще истцы Бурняшев и Кравцов: «Поймите, это назначенные люди, назначенные потерпевшие. Это молодые парни, которые с большой долей вероятности такие же верующие, как и Краснов. Их заявления никто не видел, в материалах дела его нет. Можно сказать, что суд сам подал заявление, а потом подтянули Кравцова и Бурняшева и сделали их потерпевшими». Потерпевшие появились на заседании суда всего один раз — их привели судебные приставы, чтобы они подали ходатайство о неучастии в судебном разбирательстве. В одном из своих интервью Андрей Сабинин рассказывал, что истцы не смогли ответить на простые вопросы о вере.

По словам адвоката, статья 148 УК РФ не дает определения, что такое «чувства» верующего и что значит «верующий», и из-за этого не работает. «Водораздел проходит по вопросу: как определить, что было совершено преступление? Что такое явное неуважение к обществу? В Институте государства и права считают, что это не только, например, мат, но именно поведение, которое нарушает порядок в общественных местах и на культовых мероприятиях. Это не интернет, согласитесь. Что думали законодатели? Ведь они готовили законопроект в отместку Pussy Riot, которые совершили действие в общественном и культовом месте. Может, здесь надо разграничить места культовых мероприятий и интернет, где число верующих значительно меньше, чем собирается в культовых местах? Ведь есть очевидная разница. Еще вы не найдете определения “верующего”. Это главная проблема статьи 148. Как можно было в уголовно-правовую норму, которая подразумевает самую суровую реакцию власти на поступки людей, вводить понятие, которое нельзя пощупать? Это же самое главное! Поэтому статья сырая и в данном виде она работать не может».

Зачем судят за оскорбление чувств верующих?

Ярослав Нилов Фото: Владимир Федоренко/РИА Новости

Одним из инициаторов поправок был Ярослав Нилов, заместитель руководителя фракции ЛДПР, председатель Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций. В разговоре со «Снобом» он сказал, что и сейчас, через три года после принятия поправок, уверен в их необходимости.

Что побудило вас принять участие в разработке законопроекта о защите чувств верующих?

Законопроект был написан в 2012 году, а начало 2012 года — это период обострения религиозного вопроса у нас в стране. Это касалось не только РПЦ, хотя она и была подвержена серьезным атакам. Так называемый крестоповал стал проявляться в разных регионах, случались теракты, были убиты духовные лидеры. Протестанты ощутили серьезную угрозу — был уничтожен их храм. Иудеи получили различные надписи на синагогах. Все это, учитывая пробелы в законодательстве, потребовало серьезного вмешательства. Граждане начали заниматься самосудом, чего мы допустить не могли. Те молодые люди, которые шли с изображением оскверненной Божией Матери на футболках, они нарушали административное законодательство. Да, они получали штраф 1000 рублей — и это их не останавливало. Но при этом они провоцировали православных активистов. Поэтому мы разработали поправки вместе с религиозными организациями.

В Уголовном кодексе в статье 148 были меры ответственности за нарушение законодательства о свободе совести. Мы решили усилить ответственность за публичные действия, которые совершаются в неприличной форме и с целью оскорбления религиозных чувств. Если есть умысел прямой или косвенный, если есть желание оскорбить и есть неприличная форма, то за это человек может понести ответственность. Важно, чтобы эти три составляющие совпали. Статья сдерживающая, чтобы неповадно было. Идут, например, разъяренные фанаты после матча. Да, они имеют право высказать свою точку зрения. Но если ты будешь фанатам что-то кричать, провоцируя их, ты предполагаешь, какая будет реакция. Они будут нарушать закон. Так и здесь. Зачем мы позволяем в обществе провокации, тем более в таком личном и деликатном вопросе, как религия? Аналогичная ответственность есть в разных странах. Эта ответственность — вплоть до смертной казни (за святотатство казнят в Афганистане и Пакистане. — Прим. ред.).

Но именно после принятия статьи деятельность радикальных православных активистов стала более агрессивной.

Я с вами не соглашусь. В инциденте с Манежем (в августе 2015 года Дмитрий Энтео из движения «Божья воля» устроил погром на выставке Вадима Сидура. — Прим. ред.) я, как председатель Комитета, осудил действия православных активистов, за что подвергся жесткой критике со стороны этих активистов, что якобы я богохульствую, я либерал и так далее. Либерал — это на самом деле не плохое слово. Изгадили в последнее время его, либерал стал обзывательством. Я направил обращение, чтобы проверили, имеются ли нарушения со стороны тех, кто эту выставку организовал, и имеются ли нарушения у православных активистов. Была жесткая проверка, меры были приняты. Спустя год я не слышал о каких-либо агрессивных проявлениях со стороны православных активистов. К тому же подобные действия со стороны активистов наносят репутационный ущерб РПЦ. Еще год назад активисты пытались сорвать праздничное мероприятие у «Серебряного дождя». Я не связываю это с законом о защите религиозных чувств, а с их сиюминутным пониманием, что им можно.

Но православные активисты в данном случае чувствовали себя защищенными статьей 148?

Нет, эта статья к ним не имеет никакого отношения. Если они ведут себя противоправно — эта статья совершенно о другом. Им никто не давал те функции, которые должны выполнять правоохранительные органы.

Вы говорили, что 148-я статья заполняет пробелы в законодательстве. Но из-за трудности с определением понятий «верующий» и «чувства» возникает, наоборот, еще больший пробел.

Хорошо, у нас есть выезд на встречную полосу. Что считать выездом на встречную полосу? Когда одно колесо выехало или два?

Но в этом случае можно написать: два колеса. А что писать в случае с верующими?

Именно поэтому во втором чтении установлена поправка не за чувства, а за действия, совершенные с целью оскорбить, унизить человеческое достоинство в неприличной форме, которые касаются мировоззренчески-религиозных представлений, — за это и есть ответственность.

Свобода совести, свобода слова — это не оправдание действиям, которые выходят за рамки разумного, возможного, дозволенного. Последствия от таких действий могут быть самыми разными. Вспомните фильм о пророке Мухаммеде, который бросил вызов всему исламскому миру. Начались беспорядки в разных странах мира, начали гореть посольства, и в Ливии был убит посол. А журнал Charlie Hebdo? Это же явная выходка провокационного характера. Конституция гарантирует определенные права. Реализуя свое право, ты не имеешь права нарушать право другого. Зачем стравливать людей, раскалывать общество? Мы должны понимать, что на одной чаше весов — творчество, самовыражение, кураж и так далее, а на другой — человеческие жизни. Вы же понимаете, что верующий человек может таким образом отреагировать, что пострадает любой из нас с вами или наши близкие люди. Кто этого хочет? Я этого не хочу.

Уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае, где судят Краснова, Алексей Селюков в разговоре со «Снобом» поддержал статью 148: “Издеваться над религией, над большой религией, да даже и небольшой, исповедующейся определенным кругом лиц, просто так взять и измываться — я считаю правильным введение ответственности за это, в том числе уголовной. Статья 148 прав человека не нарушает. Потому что мы знаем, к чему приводит безграничная свобода на критику, на оспаривание». Селюков не считает проблемой, что сама статья не дает внятного определения понятия «верующий»: «Трудность определения понятия “верующий” только лишний раз говорит, что юриспруденция — сложная наука и практика. Потому что каждое слово требует расшифровки. И не всегда она совпадает с общепринятым понятием. Мы знаем, что такое кража. По-житейски мы понимаем. А в законе записано: тайное похищение чужого имущества. Одним словом не выразишь, чтобы потом практика не выходила за правовое поле. Что такое верующий — в самом деле? Ну, для этого есть комментарии, есть научное толкование, есть Президиум Верховного суда, который должен отслеживать практику, давать толкование, чтобы практика не выходила за правовое поле. Но это лишний раз подтверждает, что не все можно выразить одним словом. Как-то собрались уважаемые люди, стали требовать бороться с коррупцией. Встают, может, и те, кто не заинтересован в том, чтобы бороться, и задают вопрос: а что такое коррупция? Вы дайте определение. А его нет. Нужно огромную научную статью писать. Но это ученые пусть пишут, а практики должны реагировать на реальную жизнь».

Почему статья 148 не работает?

Сопредседатель Совета атеистов Рунета Михаил Степанцов сказал «Снобу», что «статья ни на что больше не направлена, кроме как на ограничение критики церкви. Если она есть, то это означает, что политика государства нацелена на то, чтобы дать больше прав одной стороне». Степанцов говорит, что российских атеистов беспокоит не только конкретная статья: «Главное даже не безобразные законы, а общий подход нынешней власти к тому, что религия — это хорошо, но, разумеется, не всякая. Хорошо только то, что называется традиционной религией, а атеизм — это плохо. Даже СМИ освещают религиозные события не как сугубо религиозные. Сошел благодатный огонь — и это будто действительно сошел благодатный огонь, никто в этом не сомневается. Подразумевается, что религия — это хорошо, а в условиях нашей страны, если начальство сказало, что что-то хорошо, то чиновники способствуют распространению этой точки зрения. Если религия нетрадиционная — хотя и странно называть язычество в России нетрадиционным, — им вообще лучше не показываться».

Александр Голомолзин, президент фонда «Здравомыслие», который отстаивает идею светскости государства, сказал «Снобу», что видит в статье 148 способ защиты коммерческих интересов РПЦ: «Я думаю, что закон разрабатывался с конкретной целью — и это не защита метафизических чувств верующих, а прикрытие коммерческих интересов. Здесь конкретные финансовые конфликты из-за застройки церквями площадок, которые не предназначены для застройки вообще. Закон нужен, чтобы запугивать людей. Каждый раз, когда люди начинают возмущаться: “Почему вы здесь строите?” — им можно сказать: “Да вы против церкви, вы оскорбляете чувства верующих! Мы вас будем судить”». Александр Голомолзин продолжает развивать мысль о финансовых целях статьи: «Мы можем говорить, что судьи часто заинтересованы в приговоре. Стоит поставить вопрос о том, раз мы говорим о защите чувств верующих, что судьи должны быть незаинтересованными. Если судья причисляет себя к какой-то религиозной конфессии, он или она не может судить в деле, касающемся религиозных вопросов. Потому что сейчас уже есть случаи, когда идут суды по поводу строительства церквей, и судья говорит людям, которые защищают свой парк от строительства: чем это вам не понравилась церковь? Она демонстрирует свои чувства верующего человека, который заинтересован в строительстве церкви».

Не все в РПЦ поддержали статью 148. Священник Андрей Дудин в одном из своих интервью сказал, что закон бесполезен, потому что «Бог поругаем не бывает», а «люди, которые оскорбляют Бога, оскорбляют прежде всего самих себя». Также член Межсоборного присутствия РПЦ протоиерей Борис Даниленко говорил, что административных норм законодательства по защите религиозных чувств вполне хватало.

Как статья работает на деле?

29 апреля у московских пастафарианцев было запланировано открытие первого храма в Москве — паста-бара на улице Ленинская Слобода. На открытие собралось около 20 человек, к ним подошли сотрудники полиции и попросили уйти, потому что, по оперативной информации, ожидались провокации со стороны православных активистов. Кто, кого и чем оскорбил и кому нужны были провокации, полицейские пояснять не стали. А пастафарианцы решили поверить полиции и ушли. Несмотря на то что пока официально пастафарианство не зарегистрировано в России как религия, последователей и интересующихся у него достаточно. Павел Дуров ввел «ВКонтакте» возможность указать пастафарианство в качестве религиозных взглядов, когда сам стал симпатизировать этой религии, и сегодня «пастафарианство» как религиозное предпочтение отметили 140 тысяч россиян. Ни одного иска по статье 148 пастафариане не подали.

Андрей Филин, координатор пастафарианского движения и первый в России человек, который добился разрешения сфотографироваться на водительское удостоверение в дуршлаге, поделился со «Снобом» своим видением ситуации: «Когда пастафарианцев называют религией атеистов — они в чем-то правы. Потому что атеисты стали в наше время очень уязвимы. Если атеист говорит, что Бога нет — к нему подходит верующий, бьет по голове и почему-то оказывается прав. Мало того, атеист еще попадает под действие уголовной статьи. Но почему тогда под действие статьи не попадают люди с кадилами и толстыми талмудами? Если атеисты существуют, то они должны иметь право на защиту. И в этой несправедливой ситуации атеисты могут сказать: а вот теперь у нас есть религия, мы верим в Летающего Макаронного Монстра, но никогда не скажут, что других богов нет. А представители многих конфессий говорят: то, во что вы верите, — это какая-то чушь… Гонения — это плохо, если это не гонения на что-то совсем злое. Я за то, чтобы люди могли совершать свои религиозные обряды, но без особого ущерба для окружающих. Когда ради крестного хода, привоза какой-нибудь копии Богородицы или другой реликвии перекрывают половину центра — это все хорошо, но это как раз то, против чего должны бороться власти. Они заявляют, что вокзалы надо убрать из центра Москвы за МКАД, чтобы пробок и скученности не было. То же самое надо сделать и с храмами. Если хотите прикоснуться к своей священной доске — пожалуйста. Но когда полцентра перекрыто — это дискомфорт для всех».

В прессе часто пишут, что Краснова судят за слова «Бога нет» и «Библия — сборник еврейских сказок». Это не совсем так: ведь кроме этих фраз Краснов не раз нецензурно выразился. Андрей Сабинин приложил к документам дела лингвистический разбор переписки Краснова — Кравцова — Бурняшева Елизаветы Колтуновой, эксперта-лингвиста из Нижнего Новгорода. Она, несмотря на негативное отношение к мату, сказала, что высказывания Краснова — лишь «способ экспрессивного выражения отношения к окружающей действительности». Максимум за такие слова — административная ответственность.

Александр Голомолзин из фонда «Здравомыслие» поделился с «Снобом» своим открытием: прошлым летом чеченский суд закрыл более 30 пабликов и групп «ВКонтакте» за то, что они оскорбляли чувства верующих, в число которых мог попасть известный паблик «Бога нет», о котором много писали. Но «Бога нет» существует до сих пор, за год число подписчиков выросло с 25 000 до 40 000. Голомолзин говорит, что то, как именно находили паблики и материалы, которые нужно заблокировать, — это показательная история.

Отчеты о делах грозненский суд выкладывает вот сюда. В отчетах фигурируют группы и материалы, запрещенные в силу их оскорбительности; есть дела уже завершенные, есть незавершенные. Из всего этого массива нужно обратить внимание на дела №2-1628/2015 ~ М-1531/2015 и №2-1582/2015 ~ М-1471/2015. В обоих случаях истец — это прокурор Старопромысловского района Грозного. Прокурор объяснил суду, что в ходе мониторинга интернета были обнаружены материалы, которые могут оскорбить чувства верующих. Судя по url, который вписан в документ, этот материал — видео. Что за видео — неважно, главное здесь то, как прокурор искал это видео. Вот url — http://vk.com/search?c%5Bq%5D=сжигание%20корана&c%5Bsection%5D=video &c%5Bsort%5D=2&z=video225400392_170239778.

Когда вы ищете видео «ВКонтакте», то url у вас выстраивается по принципу: куча символов, задача — например, search — и поисковые слова. Исключая кучу символов, в запросе прокурора есть слова search, «сжигание», «корана». Выходит, что прокурор вводил в поиске «сжигание Корана», находил материалы, оскорблялся и немедленно заводил дело. Другой поисковой запрос, который использовал прокурор Старопромысловского района Грозного, — «аллах п***рас». Почему заблокированным в «ВКонтакте» оказалась только одна картинка из более чем 9000 найденных по этому словосочетанию — неизвестно.

Что будет со 148 статьей дальше?

Адвокат Андрей Сабинин говорит, что «недостаток статьи может быть устранен только законодателем — Федеральным собранием, либо принятием постановления Пленума Верховного суда, но постановления пока быть не может, потому что нет практики применения статьи. А правила таковы, что постановления основаны только на практике. Если статья и изменится, то изменится нескоро. В силу обновления состава Госдумы, в силу того, что нет практики по этой статье».

Поправки или отмена статьи не решит всех проблем, считает сопредседатель Совета атеистов Рунета Михаил Степанцов. На примере жителя Бердска Максима Кормелицкого, которого приговорили к 15 месяцам колонии-поселения за перепост «ВКонтакте» снимка с купающимися в проруби православными с негативной подписью, видно, что можно привлечь к ответственности за критику религии и без 148-й статьи. Кормелицкого посадили по части 1 статьи 282 Уголовного кодекса, устанавливающей ответственность за разжигание ненависти по религиозному признаку. Депутат Ярослав Нилов говорит, что ни ужесточение, ни смягчение статьи 148 не планируется по той же причине, которую назвал Андрей Сабинин — практически полное отсутствие практики.

Зато по аналогии с этой статьей чиновники уже предлагали ввести уголовное наказание за оскорбление патриотических чувств (сейчас это законопроект о дискредитации России), чувств ветеранов, за оскорбление президента. Может быть, это все часть плана по формированию идеального россиянина: не критикует строительство церквей в парках, не критикует сталинские репрессии, не критикует офшорные скандалы. Ведь если не критикует — значит поддерживает.

История статьи

В июне 1993 г. в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях была введена статья 193 «Нарушение законодательства о религиозных культах», предусматривавшая штраф до 50 руб. за воспрепятствование «совершению религиозных обрядов, не нарушающих действующее законодательство». В августе того же года после внесения в нее ряда изменений она была переименована в «Нарушение законодательства о свободе совести и вероисповедания».

Впервые формулировка «оскорбление религиозных чувств» появилась в 2002 г., когда вступил в действие Кодекс РФ об административных правонарушениях (КоАП). В нем содержалась статья 5.26 «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях». Часть 2 данной статьи предусматривала, что «оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда».

29 июня 2013 г. президент РФ Владимир Путин подписал федеральный закон «О внесении изменений в статью 148 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан». Этот закон был внесен в Государственную думу межфракционной группой 26 сентября 2012 г., принят Госдумой 11 июня 2013 г., одобрен Советом Федерации 26 июня 2013 г. Согласно поправкам в УК, лица, допустившие «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих», стали наказываться различными мерами: от штрафа и принудительных работ до лишения свободы на срок до одного года. Часть вторая данной статьи предполагает наказание в виде тюремного срока до трех лет за совершение тех же деяний в местах, специально предназначенных для богослужений.

Поправки в статью 148 были внесены после скандальной акции группы Pussy Riot в московском Храме Христа Спасителя 21 февраля 2012 г. В августе того же года участницам так называемого панк-молебна Надежде Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерине Самуцевич был вынесен приговор по статье «хулиганство» — два года колонии общего режима. Самуцевич приговор был заменен на условный. В декабре 2013 г. Толоконникова и Алехина были амнистированы.

Случаи приговоров за оскорбление чувств верующих

Включая приговор Руслану Соколовскому, в СМИ публиковались сведения о шести приговорах по частям 1 и 2 статьи 148 УК РФ.

Первый приговор по части 1 статьи 148 УК РФ был вынесен в сентябре 2014 г. мировым судьей судебного участка №2 Первомайского района Ижевска. Местный житель (его имя не называлось), разместил в социальной сети «ВКонтакте» «информацию, направленную на оскорбление религиозных чувств верующих (мусульман)». Мировой судья назначил ему наказание в виде 200 часов обязательных работ.

24 февраля 2016 г. в Оренбурге суд вынес приговор в отношении Сергея Лазарова. В 2013 г. он разместил на своем сайте статью, в которой содержались резкие выпады в отношении православного христианства. В апреле 2016 г. Лазаров был признан виновным по части 1 статьи 148 УК РФ. Его приговорили к денежному штрафу в размере 35 тыс. руб. с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

28 июля 2016 г. Элистинский городской суд вынес приговор дагестанскому спортсмену-борцу Саиду Османову. Причиной судебного разбирательства послужил инцидент: атлет зашел в буддийский храм, справил там малую нужду и нанес удар ногой в нос статуе Будды. В отношении Османова сначала было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 148 УК РФ, впоследствии к ней было добавлено обвинение по части 1 статьи 282 УК РФ («Возбуждение ненависти по религиозному и национальному признакам»). Он был приговорен к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в один год.

12 апреля 2016 г. Кировский районный суд Екатеринбурга принял решение о направлении на принудительное лечение Антона Симакова (по его собственным словам, он являлся «магистром магии вуду»), в отношении которого ранее было заведено уголовное дело по части 1 статьи 148 УК РФ. Причиной судебного разбирательства послужил «обряд по магическому воздействию на власти Украины», совершенный Симаковым в присутствии журналистов.

31 мая 2016 г. мировой судья судебного участка №10 Вятскополянского судебного района Кировской области признал местных жителей Константина Казанцева и Рустема Шайдуллина виновными в том, что осенью предыдущего года они водрузили самодельное чучело c оскорбительной надписью на поклонный крест в деревне Старая Малиновка (Вятскополянский район). Приговор вынесли по части 1 статьи 148 УК РФ: каждому из обвиняемых были назначены 230 часов обязательных работ.

«В здравом уме не будут писать против православия, заявила судья. И меня положили в психбольницу»

РИА Новости/Сергей Пятаков

Как религиозное, так и антиклерикальное сообщества страны следят за делом первого гражданина России, которого судят по одиозной 148 статье УК РФ. «Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих» — так звучит ее первый пункт. Предполагаемое статьей наказание — штраф в размере до 300 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательные работы на срок до 240 часов, или принудительные работы на срок до одного года, либо лишение свободы на тот же срок.

Статью эту придумал депутат Госдумы от ЛДПР, председатель комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов. Многие эксперты изначально назвали новацию нонсенсом и записали ее в тренд уничтожения свободы слова. Вот что, например, заявлял ведущий научный сотрудник института Европы РАН Роман Лукин: «Этот законопроект проходил все свои стадии, вроде было какое-то обсуждение — в Совете по правам человека, в прессе, среди экспертов, и все уважаемые юристы, правоведы, религиоведы заявляли о том, что это просто абсурд. Но при этом такая единодушная оценка вообще никак не повлияла на положение законопроекта в Госдуме, то есть Госдума стала абсолютно закрытым институтом, в который не проникает никакое экспертное мнение… Суть заявлений председателя профильного комитета Госдумы Ярослава Нилова заключается в том, чтобы любыми средствами и способами сохранить абсолютно внеправовой и репрессивный дух этого законопроекта об оскорблении религиозных чувств».

Ярослав Нилов (крайний слева) многих поразил своей законотворческой инициативойРИА Новости/Владимир Федоренко

До поры до времени уголовная статья не применялась. Но в прошлом году разразился скандал. Группа «православных активистов» во главе с лидером пресловутой организации «Божья воля» Дмитрием Энтео-Цорионовым ворвалась на выставку в Манеже, где были представлены «богохульные» работы знаменитого скульптора, ветерана и инвалида Великой Отечественной войны, почти 30 лет как покойного Вадима Сидура. Компания устроила погром, испортила несколько экспонатов, принадлежащих Госфонду, якобы оскорбившись и претерпев от увиденного моральные страдания. Потом Энтео-Цорионов принялся раздавать интервью, в которых обвинял власти в том, что они не защищают чувства верующих, поскольку не применяют 148 статью: статья есть, а никого по ней не сажают! Конфуз охватил даже депутата Нилова – ведь, действительно, ни одного уголовного дела!

Прошло несколько месяцев, Цорионову его поступок, как и предыдущие подобные, сошли с рук. Зато, будто по указке сверху, 148 статьей нашли первую жертву. Ею оказался 37-летний Виктор Краснов, живущий на Ставрополье. Краснов имеет медицинское образование, но основной род его занятий — художественная ковка, изготовление металлоконструкций, сварочные работы. По мировоззрению – агностик, политикой, по его словам, не интересуется, телевизор не смотрит, увлекается экстремальными жанрами «тяжелой» музыки – heavy metal, death metal, black metal, EBM. Кому перешел дорогу – не понимает.

Раньше Вадима Сидура преследовали советско-партийные активисты, теперь — православныеРИА Новости/Илья Питалев

Еще в 2014 году Краснов несколько раз вступал в ожесточенные, со взаимным использованием нецензурщины, перепалки по религиозным вопросам в социальной сети «ВКонтакте», где он семь лет как зарегистрирован под ником «Виктор Колосов». Спустя год его настигла суровая российская Фемида. Следствие закончено, дело передано в суд. Краснова судят за некоторые фразы, среди которых «Бога нет» и «Библия — сборник еврейских сказок» (к последнему он также добавил нецензурные выражения).

«Православные активисты» теперь ликуют. Энтео на своей страничке в том же «ВКонтакте» написал: «Наконец-то! Богоборчество — это преступление. Движение «Божья Воля» дает администраторам атеистических пабликов и антицерковным блогерам сутки на удаление запрещенного контента. После начнутся иски. Не ломайте себе жизнь, покайтесь в безбожии». Ну а мы даем слово Виктору Краснову.

«Угрозы физической расправы поступают по сей день»

— Виктор, как ты совершил «преступление»?

— 11 октября 2014 в моей новостной ленте в «ВКонтакте» из городского паблика «Подслушано. Ставрополь» появился пост о главенстве в семье. Я решил зайти и посмотреть, что народ пишет. Отписался сам и уже думал выходить, как появился комментарий явно религиозного содержания. Я его опознал как цитату из руководства «Домострой», из той главы, где даются наставления, как и чем бить свою жену, чтобы она была послушной. Меня это возмутило, так как я считаю, что бить девушек нельзя, и я в мягкой форме посоветовал автору такую «хрень» не писать, это как-никак развлекательно-юмористический паблик. Но был послан на три буквы. А дальше — слово за слово, и понеслось. Подключились остальные подписчики, и вышел довольно неплохой, как говорится, «срач».

Второй раз я зашёл на этот паблик 31 октября, чтобы узнать о мероприятиях по случаю Хэллоуина. И сразу наткнулся на пост о том, что в нашем православном государстве такие праздники никому не нужны. Оставил свой комментарий, что у нас, согласно 14 статье Конституции, государство светское, и покинул обсуждение. Когда через пару часов зашел назад, узнал о себе много нового, например, об анатомических особенностях, сексуальных предпочтениях и любимых способах размножения. Если честно, немного опешил. Находясь в эмоциях, естественно, решил не оставаться в долгу, обсмеял своих оппонентов.

Виктор Краснов, первый осуждаемый по 148 статье УК: «Меня эта история не сломила»»ВКонтакте»

— Угрозы в твой адрес поступали?

— Угрозы в мой адрес в злополучных переписках, сделанных в октябре 2014 года, были очень многочисленны. Они исходили как от самих «пострадавших», так и от их «союзников». Я один «отгавкивался» от восьми человек. Это были угрозы физической расправы в мой адрес и адрес моей матери. Более того, они продолжают поступать по сей день, правда, в основном с фейковых страниц. Некоторые «верующие» считают своим долгом прокомментировать мои фото и видео в «ВКонтакте».

— Как дальше развивались события?

— Я уж забыл про эту переписку. Но примерно через полгода, рано утром, ко мне приехали СОБР и опера Центра по противодействию экстремизму, насчет тех самых интернет-флеймов полугодовой давности. Нашли меня по IP-адресу, долгое время прослушивали мой телефон и читали мои сообщения, это отображено в материалах дела. Я был в шоке! Полицейские приехали со своими понятыми, студентами юрфака, зачитали постановление суда о проведении обыска и изъятии запрещённых материалов. Несколько раз спросили у меня и у матери про запрещенные материалы. Приступили к обыску во всем домовладении. Накануне мать постирала мою полевую казачью форму, в которой я иногда выхожу на патрулирование и охрану…

«Один поп прямо сказал, что должности атамана мне не видать, так как я не люблю «истинную православную церковь»»РИА Новости/Сергей Пятаков

— Разве казаки не оплот православия?

— Пожалуйста, не путай, казак казаку — рознь! Мы родовые казаки, а не принятые, у нас традиция, а у них — закон РФ. Кстати, в 2014 году я собирался баллотироваться на должность атамана. Но поскольку не отношусь к РПЦ, вышел спор с одним попом. Он мне прямо сказал, что должности мне не видать, так как я не люблю «истинную православную церковь», потому что не хочу целовать «ручки» попам.

Так вот, мать погладила форму и повесила у меня в комнате возле двери. Сотрудник полиции, когда входил в комнату, сразу же запустил руку в карман формы (повторю, только что выстиранной и поглаженной) и — о чудо! — «нашёл» три предмета, похожих на пистолетные патроны. В моей личной фонотеке нашли диски с музыкой Рихарда Вагнера и с маршами Третьего рейха. Все, теперь я для них еще и «фашистом» стал! Странно, что на подарочное издание «Майн Кампф» внимания не обратили.

При обыске, для проведения экспертизы, у меня изъяли КПК, с которого я выходил в интернет, системный блок компьютера, не подключенного к интернету, сломанный USB-модем и те три предмета, похожие на пистолетные патроны. Как потом выяснилось, патроны боевые и пригодны к использованию. Но уголовное дело по ним решили не возбуждать в связи с малозначительностью.

«Начальство матери просили, чтобы ее уволили, так как ее сын опасный экстремист»

— Ты попросил в интернете финансовой помощи. То есть следствие сопровождалось для тебя какими-то лишениями?

— Да, я просил финансовой помощи и прошу сейчас*. Во-первых, я нашёл один институт, который имеет государственную лицензию на проведение психолого-лингвистических экспертиз. Эксперты данного института согласились взять на комплексную экспертизу сохранившиеся скриншоты переписки и те, которые присутствуют в материалах дела. За проведение экспертизы с меня попросили 25 тыс. рублей. Мне их нужно собрать для оплаты в течение двух недель.

Во-вторых, сотрудники отдела по борьбе с экстремизмом при изъятии моего компьютера и системного блока забрали все номера клиентской базы, эскизы и чертежи работ, которые я хранил на жестком диске. Мою просьбу о копировании отклонили без объяснения причин. В итоге я не имею номеров потенциальных работодателей и заказчиков, не имею эскизов и чертежей своих работ, и немного подпорчена репутация, так как по некоторым заказам у меня была предоплата.

Но, видимо, сотрудникам ЦПЭ этого показалось мало и они несколько раз приезжали к моей матери на работу (она работающий пенсионер) и просили ее начальство, чтобы ее уволили, так как у нее сын опасный экстремист. Этому есть свидетели, и они готовы дать показания в суде.

В довершение меня еще и принудительно положили в психиатрическую больницу для судебно-психиатрической экспертизы.

«Если я проиграю, откроется такой ящик Пандоры, что всем тошно станет, включая самих законотворцев»РИА Новости/Владимир Федоренко

— С какой формулировкой?

— Как сказала судья, нужно установить, вменяем этот человек или нет. «Потому что никто в здравом уме не будет писать что-то против православия и РПЦ», — заявила она.

— Каковы способы защиты у твоего адвоката?

— Например, на предпоследнем, четвертом заседании суд решил удовлетворить ходатайство защиты о восстановлении интернет-переписки в полном объеме для проведения полной экспертизы диалогов всех участников. Это необходимо для выявления провокации со стороны «потерпевших» и их сообщников. В общей сложности на сегодняшний день состоялось пять заседаний суда. На последнее были доставлены оба «потерпевших». По мнению всех присутствовавших в зале суда, их допрос прокурором и адвокатом напоминал цирк с двумя клоунами. Следующее судебное заседание пройдет 15 марта.

— Как реагируют на твое дело родные, близкие, коллеги, местные СМИ?

— Все родственники и друзья в шоке от произошедшего. Больше, конечно, сочувствия, даже от незнакомых людей в Сети и на улице. Хотя иногда бывает, что кто-то злорадствует в личных сообщениях мне. Но потом зачем-то быстро удаляют их.

— Что ты ждешь от будущего в свете судебного процесса?

— Если я выиграю дело, то, полагаю, этот закон будет отозван как нерабочий. А если проиграю, то откроется такой ящик Пандоры, что всем тошно станет, включая и самих законотворцев. Ведь, как показывает история, доносительство — это наша национальная черта, одна из худших.

«Будто однажды заснул, а проснулся совсем на другой планете, из романа-антиутопии»

— Поговорим о твоих оппонентах. Как ты относишься к Энтео, Милонову, организациям типа «Сорок Сороков», НОД?

— К этим персонажам я отношусь как к душевно больным людям, место которым в психдиспансере, в отделении для буйных. Хотя иногда они бывают забавными, один даже депутатом стал. Одно это о чём-то говорит! Раз в Госдуму пробился один, то где гарантии, что там нет и других таких же? Вот отсюда и такие дурацкие и оторванные от реальной жизни законы.

«К этим персонажам я отношусь, как к душевно больным людям» (в центре — Энтео-Цорионов)РИА Новости/Рамиль Ситдиков

— Как тебе кажется, можно уравнять оскорбления по расово-национальному и религиозному признаку?

— Я считаю, что те, кто пишут подобные законы, являются носителями идейной эклектики, мешанины. Кто-то и вправду в нее верит, видимо, что-то натворил в 90-х по молодости, а теперь стал «праведником», у таких просто очень плохо с логикой. Кто-то, как депутат от ЛДПР Нилов, который придумал 148 статью, видимо, хочет выслужиться. Почувствовал тренд «духовности», быстро подсуетился и предложил поправку, теперь за счет нее поднял свой рейтинг. Все подобные законы абсолютно оторваны от реальности. Я бы еще не удивился, если бы читал какой-нибудь роман-антиутопию, где бы принимали такие законы. Но это происходит в моей стране, где я родился и живу. Такое ощущение, что я однажды заснул, а проснулся совсем на другой планете, описанной в одном из таких романов-антиутопий.

Ведь, по сути, религиозное мировоззрение — это просто философская позиция по отношению к таким понятиям, как бытие человека, его личность, бог, вселенная. За всю свою историю человечество накопило массу представлений об этих понятиях. Но почему-то российское правительство, вроде бы современное, вдруг стало отстаивать только несколько таких мировоззрений. Все они родом с Ближнего Востока и принадлежат нескольким кочевым племенам, и мне непонятно, какое отношению я имею ко всему этому и почему должен страдать? Сказать, что я виновен только потому, что не принимаю христианство и открыто об этом говорю, то же самое, что оштрафовать или дать год условно сторонникам Ницше, потому что он критиковал философию Шопенгауэра и сейчас его почитатели оскорблены. А если по 148 статье последователи идеалистической философии Гегеля подадут в суд на поклонников материалистов Маркса и Ленина за то, что те называли его всякими уничижительными словами? Я уже не говорю о публицистах эпохи Просвещения: Руссо, Вольтере, Гольбахе. «Христианство проповедует лишь рабство и зависимость. Его дух слишком благоприятен для тирании, чтобы она постоянно этим не пользовалась. Истинные христиане созданы, чтобы быть рабами», — писал Жан Жак Руссо. Так изымите его книги из библиотек, сожгите их, заблокируйте все сайты, где есть его тексты! А вслед за ним и еще половину философского, публицистического и литературного наследия человечества, которое каким-то образом может задеть нежные чувства современных российских «верующих».

«Изымите книги Руссо из библиотек, сожгите их и еще половину наследия человечества!»www.bitlanders.com

Религиозные споры — это столкновения мировоззрений, они должны происходить в дискуссиях, на круглых столах и конференциях. А здесь вторгается СОБР, ЦПЭ, судьи, которые явно ангажированы религией. Они что, достоверно знают, как устроена Вселенная? Или суперученые, у которых в запасе сто жизней и которые все это время изучали ее строение и могут на 100% утверждать, что картина мира именно такова, какова она в представлениях христианских богословов? Мы же понимаем, что это чушь! Как ее допустили? Причем люди, которые живут на наши налоги, получают баснословные зарплаты и придумывают такие законы, ломая жизни обычным гражданам, думающим гражданам, у которых есть свое мнение и видение подобных философских вопросов.

И это при том, что во всех «священных» текстах есть оскорбления сторонников других религий. Христос, например, называет иудеев «порождением ехидны» и говорит, что их «отец дьявол» (Мф. 3:7). Ведь не зря Госдума запретила анализировать эти тексты на «экстремизм». Как будто от этого все эти оскорбления из «священных» текстов вдруг превратятся в ласковые и нежные слова в адрес оппонентов. Какой абсурд и какое лицемерие! И вот эти люди, у которых у самих в голове творится черт знает что, учат нас жизни, пытаются нам давать какие-то «духовные» ориентиры.

«Хотели создать общество равных прав, а создали его противоположность»

— Лет десять назад такое было невозможно. Что, по-твоему, стало причиной клерикализации?

— Я никак не мог предполагать, что меня как-нибудь коснется этот закон. Я родился и получал образование во времена СССР, а тогда такого не было. Да и кто мог представить, что будет? Мне всегда странно слышать упреки от так называемых «верующих» в том, что я и мне подобные предаем наших предков, наше Отечество, нашу историю. Да, я родился в Советском Союзе, где не было господства никаких религий: хочешь — верь, хочешь — нет. И даже после крушения Союза еще долгое время религия была личным делом граждан.

И вот вдруг мне говорят, что тысячу лет назад наши предки сделали какой-то «цивилизационный выбор» в пользу византийского христианства. Откуда я знаю, как они делали этот выбор? Может быть, под огнем и мечом? Может быть, за них это сделали князья, которые руководствовались своими корыстными целями? Говорят, в ходе христианизации Руси погибли несколько миллионов человек. Никто не знает достоверно ту «историю». Возможно, она придумана теми же церковниками и все было вовсе не так.

«Получается, перед законом все равны, но некоторые категории граждан — равнее. Это что за сегрегация?»РИА Новости/Павел Лисицын

И вообще, все бежит, все меняется. Если они сторонники средневековой старины, почему сами разъезжают на «Мерседесах», а не на гужевых повозках, ходят в лакированных итальянских туфлях, а не в лаптях, в красивых костюмах за 200 тыс. рублей, а не в косоворотках изо льна? От них они почему-то отказались, а от идейных пережитков, которые полностью опровергаются современными научными данными и вообще прогрессивной мыслью человечества, нет. Да пожалуйста, но при чем тут я? Кого я предал? Я никогда не рождался в сугубо архаичной православной Руси, у меня своя жизнь, своя реальность. Так что пусть все упреки «верующие» оставят себе.

Лично меня эта история не сломила. Если я еще раз столкнусь с навязыванием чужой религии и заблуждений, то постараюсь поставить оппонента на место, по возможности корректно. Нужно всем власть предержащим объяснять, что Основной закон один и для всех. А то получается, что перед законом все равны, но некоторые категории граждан — равнее. Это что за сегрегация, что за привилегированные слои общества, на каком основании? Хотели создать общество равных прав, а создали его противоположность. Это откат в далекое прошлое. Народ России и так за столетия настрадался. Так куда еще? Зачем на голом месте плодить репрессивные законы? Неужели в стране побеждена преступность, коррупция, бедность? Неужели больше нечем заняться государственным мужам?

«Частная жизнь неприкосновенна, почему они в нее лезут?»

— Как жертва доноса что можешь посоветовать тем, кто на просторах интернета тоже порой опрометчиво ведет «информационную войну» против клерикализации?

— Опрометчиво на просторах интернета ведут переписку только под влиянием эмоций, как было в моем случае. Конечно, желательно уметь держать себя в руках, не поддаваться на провокации и следить за языком, чтобы, когда дело будет рассматриваться в суде, не было стыдно за свои эмоциональные порывы. Да, все мы крепки задним умом.

Но когда тебя по-всякому обзывают вчерашние школьники лет на двадцать младше тебя, трудно сдержаться. Кто же знал, что в этой стране стоит объявить себя «верующим» — и вся карательная система по стойке смирно станет на твою сторону? А если кто-то объявляет себя Наполеоном или Леонардо ди Каприо, значит, они тоже таковыми являются? Прежде чем врываться ко мне с обыском, они бы проверили, действительно ли «пострадавшие» являются «верующими» и во что? Но нет, оказалось, достаточно просто кому-то сказать, что он обиделся.

Конечно, знай я наперед, что все так обернется, никогда бы не стал вляпываться в подобную историю. Но все равно считаю, что всяких ПГМщиков (ПГМ – «православие головного мозга», термин, расхожий в атеистической среде — ред.) и прочих религиозных мракобесов всегда нужно ставить на место. Хоть в интернете, хоть в непосредственном общении. Но, конечно, для этого нужно быть хорошо подготовленным. Хорошо знать их же религиозные книги, умело пользоваться цитатами оттуда, быть подкованным в научных данных, обращаться к всемирно признанным философам-антиклерикалам. Это хорошо получается у Александра Невзорова. Он задел в сотни раз больше «верующих», но его никогда не будут судить, потому что он все делает аккуратно. Нам нужно учиться у него, если мы хотим вести словесные баталии с «верующими».

«А почему они вправе запрещать нам слушать музыку, которая нам нравится?»РИА Новости/Сергей Пятаков

— А если рассуждать не только об индивидуальной модели поведения, а об атеистах и агностиках вообще – что необходимо делать, чтобы не оказаться «человеком второго сорта»?

— О да, о том, как делают «человеком второго сорта», я знаю не понаслышке! Ведь я «металлист», а нас всегда считали «людьми второго сорта», «трудными подростками», «кошкодавами», «сатанистами» и «наркоманами»! Мне это не впервой.

Что делать, чтобы такого не происходило? Точно сказать не могу. На мой взгляд, нужно сплотиться, проявлять солидарность. Я не говорю о каком-то организационном, формальном единстве, это лишнее. Но раз сейчас в стране такая ситуация, нужно помнить: если кого-то тронули, то значит, и до тебя рано или поздно доберутся. Принцип должен быть такой: тронули одного — тронули всех. Ну нельзя в XXI веке позволять, чтобы людей унижали, выгоняли с работы, лишали источников дохода и так далее только потому, что у человека длинные волосы, он слушает музыку, которая далеко не всем понятна, и имеет отличные от «верующих» взгляды на жизнь. Это личное дело каждого, частная жизнь неприкосновенна. Так почему они в нее лезут?

Мы же не проводим пикеты о запрете крестных ходов по городу? Почему мы, неверующие, должны терпеть, как из-за кучки народа, которая имеет своего воображаемого друга, перекрывают улицы, а мы вынуждены проезжать в обход, опаздывая по своим делам? А почему они вправе запрещать нам слушать музыку, которая нам нравится? Непонятно. И с этим надо бороться.

— Как конкретно?

— Ну получается же у москвичей не допускать строительство храма в парке Торфянка, в том месте, где местные жители этого не хотят, получается отражать атаки «верующих». Но, повторюсь, я бы не хотел ничего такого специально. Куда лучше встречаться в клубах и на концертах, хорошо проводить время вместе и слушать музыку. Нас вынуждают стать активистами, чтобы мы вышли на улицы, с кем-то боролись. Не понимаю, кому все это надо. Отстаньте от нас, не замечайте, и все. Мы вам не мешаем, и вы нам не мешайте.

«Чиновники и депутаты пляшут под их дудки»РИА Новости/Максим Блинов

— А если не отстанут? Есть ли мысли об иммиграции? По сути, 148 статья — политическая, а ты — преследуемый за политические взгляды, и получить политическое убежище будет не так уж сложно.

— Да, статья политическая. Мне уже предлагали покинуть страну мои знакомые, живущие в Германии и Норвегии. Если будет очень, очень плохо, то тогда — да. А так я еще здесь повоюю, на своей земле! Это наша страна, а не только их. По словам тех же «православных активистов», настоящих православных в России всего 5%, так о каком православном государстве они нам талдычат? Противоречат сами себе, а чиновники и депутаты пляшут под их дудки.

— Как думаешь, есть ли у России нормальное, цивилизованное, европейское будущее?

— Это вопрос к футурологам. Мне сложно на него ответить. Лично я жду зомби-апокалипсис.

* Если вы сочувствуете Виктору Краснову, можете перечислить ему денежные средства на номер КИВИ: +79283097775

Также можете подписать петицию за прекращение его уголовного преследования.

Поделись Вопросы

Девушку обвинили в экстремизме и оскорблении чувств верующих, хотят посадить на 5 лет за картинку в соцсети

Барнаульскую девушку могут посадить на 5 лет за демотиваторы в соцсети, которые она год как удалила.

23-летнюю жительницу Барнаула Марию Мотузную обвиняют в оскорблении чувств верующих из-за картинок во «ВКонтакте».

Утром 8 мая правоохранители пришли домой к Марии, предъявили постановление об обыске пишет Тайга.инфо.

«Спросонья я разглядела там лишь две строки: ID моей старой страницы вк и формулировку: унижение негроидной расы. Естественно, я решила, что это шутка. Но когда у меня забрали телефон и начали обыск, я побледнела. У меня забрали компьютер и телефон, перерыли шкафы и повезли в отделение. Тогда я ещё не знала, что меня везут в так называемый отдел „Э“. Усадив меня за стол, разговор начали с фразы „Ну, признавайся“», — пишет девушка в соцсети.

«И тут опер включил комп и открыт файл, где скрины картинок из альбома моей старой страницы», — продолжает девушка. Марии объяснили, что, сохраняя картинки, она оскорбляла людей.

На демотиваторах, по мнению правоохранительных органов, были изображения, напоминающие патриарха Кирилла, Иисуса Христа и священослужителей. Они сопровождались надписями, которые якобы могли оскорбить верующих.

Лингвистическая, религиоведческая и психологическая экспертизы сохраненных картинок подтвердили «выражение неуважения обществу».

Так, эксперты обнаружили оскорбление в изображении «крестного хода, который идет по грязной дороге с лужами, сопровождающегося текстом „Две главные беды России“». Также в тексте одной из картинок лингвистическая экспертиза усмотрела «унижение представителей негроидной расы».

После осмотра изъятого у девушки компьютера следствие обнаружило изображения «свастики и Гитлера». Мотузная считает это ложью, объясняя, что ничего подобного она не сохраняла на своем устройстве.

От картинок до экстремизма

В полиции, по словам Мотузной, «требовали» признаний, «пугали» тюремным сроком до 5 лет. Она испугалась, почувствовала себя растерянной. В итоге девушка признала вину в оскорблении чувств верующих, не зная, что ей также вменяют «экстремизм».

Обвиняемую отпустили под подписку о невыезде. Она рассказала, что Сбербанк заблокировал ее карты из-за «спонсирования терроризма».

До судебного заседания и, соответственно, постановления, Марию Мотузную уже включили в список экстремистов.

Индустриальный районный суд Барнаула назначил заседание на 6 августа. Девушку обвинили по ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) и ч. 1 ст. 148 УК РФ (оскорбление чувств верующих). Максимальное наказание по первой статье — 5 лет, по второй — год.

Ранее сообщалось, что СКР выпустил ролик об экстремизме в социальных сетях, названный «людоедским». Между тем, в МВД высказались за отмену наказания за «лайки и репосты».

***

В 2016 году в Барнауле судили 17-летнюю девушку. На одной из страниц она разместила демотиватор. Лингвистическая экспертиза установила, что высказывания, которыми были подписаны графические изображения, содержат призывы к экстремизму.

В 2017 году 17-летний житель села Михайловского Алтайского края получил год условно за посты. Подросток на своей странице в соцсетях размещал графические изображения и тексты, возбуждающие национальную ненависть и вражду по признакам принадлежности к евреям и выходцам из Кавказа, решил суд.

В данной статье вы узнаете, что нельзя публиковать в соцсетях и в сети интернет, согласно российскому законодательству. С каждым годом ужесточается контроль за распространением информации на просторах интернета, и сейчас речь пойдет о социальных сетях.

Если обратиться к судебной практике, то там есть много случаев, когда авторы постов экстремистского содержания привлекали к уголовной ответственности. Но вот что занятно! К такой же суровой ответственности были привлечены и те пользователи социальных сетей, кто сделал репост, то есть на своей странице сохранил запрещенные материалы.

  • Какова ответственность, если опубликовать материалы экстремистского содержания
  • Публикация изображений, которые вам не принадлежат
  • Ответственность за оскорбление чувств верующих граждан
  • Ответственность за оскорбление и клевету

Помните, что гражданско-правовая, уголовная и административная ответственность для граждан может наступить не только за размещение материалов, связанных с экстремистской деятельностью, но и за следующие действия:

  1. Распространение материалов порнографического содержания
  2. Клевету
  3. Оскорбление чувств верующих людей
  4. Распространение пиратского контента
  5. Публикацию изображений, которые принадлежат чужим людям
  6. Оскорбление
  7. Прочее.

Какова ответственность, если опубликовать материалы экстремистского содержания

В большинстве случае судебные органы власти занимаются рассмотрением дел о распространении в социальных сетях призывов и материалов экстремистского содержания. В российской законодательной базе под понятием экстремизма подразумевают следующие публичные действия:

  1. Нарушение целостности Российской Федерации.
  2. Пропаганда и оправдание таких крайних явлений в политике, как терроризм, фашизм, национал-социализм, демонстрация и пропаганда символики и атрибутики, связанных с этими явлениями.
  3. Возбуждение расовой, религиозной, национальной, социальной розни. Совершение действий преступного характера и правонарушений по обозначенным мотивам. Сюда относят также мотивы идеологической и политической вражды и ненависти.
  4. Насильственное изменение основ конституционного строя.
  5. Заведомо ложное обвинение лица, которое замещает государственную должность РФ или российского субъекта в действиях, имеющих отношение к экстремизму.
  6. Создание преград в реализации гражданами их избирательных прав, а также законной деятельности избиркомов, государственных органов, религиозных и общественных объединений и других организаций. Данные действия сопряжены с насильственными действиями или используются угрозы их применения.
  7. Массовое распространение материалов экстремистского характера, призывы к осуществлению упомянутых выше деяний. Изготовление и хранение экстремистских материалов для осуществления данных деяний. К материалам подобного рода можно отнести информацию в любом виде, размещенную на любом носителе, которая призывает к осуществлению экстремистской деятельности либо оправдывающая или обосновывающая необходимость подобных деяний.
  8. Подготовка, организация, финансирование обозначенных действий. Подстрекательство к осуществлению противозаконных деяний.

Если гражданин принимает участие в деяниях, в которых содержатся признаки составов преступлений, перечисленных выше, и совершались они посредством социальных сетей, то ответственность за экстремизм предусмотрена несколькими статьями Уголовного кодекса РФ.

В статье 280 УК оговорена ответственность на публичные призывы к осуществлению деяний экстремистского характера. В статье 280.1 УК РФ обозначены действия, целью которых является нарушение территориальной целостности РФ. Согласно этим статьям нарушители закона понесут наказание в виде испытательных работ на срок до 480 часов или лишение свободы на срок до трех лет.

Согласно статье 282 УК РФ существуют действия, влекущие за собой наказание в виде штрафа в размере заработной платы за период до 3 лет или до 500 000 рублей. Также по данной статье нарушителя может ожидать суровое наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет. Противозаконные действия направлены на унижение достоинства человека или группы лиц по признакам расы, пола, национальности, религиозной принадлежности, языка, происхождения, а также принадлежности к определенной социальной группе. Наказание последует также за возбуждение вражды или ненависти по указанным выше признакам. Во всех перечисленных случаях наказание может быть таким:

  • Нарушитель лишается права заниматься определенными видами деятельности;
  • будет наложен запрет на право занимать некоторые должности;
  • наказание в виде различных видов работ.

Если зайти на официальный сайт Министерства юстиции России, то там можно ознакомиться со списком экстремистских материалов, которые по месту обнаружения материалов будут признаны федеральными судами таковыми.

В данном перечне обозначено порядка 4000 материалов, и список регулярно пополняется. Приказом Министерства юстиции РФ от 11.12.2015 года №289 регламентирован порядок ведения списка.

Согласно статье 20.29 КоАП РФ за распространение материалов экстремистского содержания нарушителей закона (как юридических, так и физических лиц) ждет административная ответственность. Для граждан это может обернуться арестом на срок до 15 суток либо штрафными санкциями в размере до 3000 рублей.

Публикация изображений, которые вам не принадлежат

На законодательном уровне регламентировано, что нельзя публиковать в соцсетях и правила использования и обнародования фотографий – это прописано в ст. 152.1 ГК. Если лицо с фотоснимка, на котором оно изображено, не дает разрешение на его размещение, то сделать это возможно лишь при наличии таких оснований:

  1. Позирование гражданина осуществлялось за материальное вознаграждение.
  2. Снимок используется в общественных или государственных интересах.
  3. Фотография была сделана на мероприятиях публичного характера или местах, которые открыты для свободного посещения граждан. Есть исключения – это случаи, когда данный кадр является основным объектом использования.

При наступлении любых других ситуаций, когда фото гражданина было распространено в сети без его разрешения, он имеет право потребовать компенсации морального вреда и удаления данного изображения. Также он имеет право требовать пресечения или запрещения распространения фото в дальнейшем – об этом сказано в п. 3 статьи 152.1 ГК РФ. Согласно статье 137 УК РФ, может наступить более суровое наказание в виде уголовной ответственности в том случае, если имеет место незаконный сбор или распространение о частной жизни гражданина, которые составляют его семейные тайны или тайны личного характера.

Здесь предусмотрено наказание в виде штрафа, размер которого оставляет до 200000 рублей. Возможен арест на срок до 4 месяцев или лишение свободы на срок до 24 месяцев. Также могут быть применены другие санкции. Наказание в виде уголовной ответственности может возникнуть в том случае, если была представлена на всеобщее обозрение фотография человека в обнаженном виде.

Ответственность за оскорбление чувств верующих граждан

Для того чтобы защитить чувства верующих, в том числе и в социальных сетях и других ресурсах на просторах сети, в 2013 году был принят Федеральный Закон №136-ФЗ от 29.06.2013 года «О внесении изменений в статью 148 УК Российской Федерации и отдельные законодательные акты РФ в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан».

Этот закон сделал более жесткими административную и уголовную ответственность за неуважение к чувствам верующих граждан, которое выражается в действиях или словах к артефактам религиозного значения, святым лицам, верованиям и обычаям. Данный закон на сегодняшний день активно работает, и с его помощью блокировке подверглись многие антирелигиозные интернет сообщества, и большинство были привлечены к уголовной и административной ответственности – обвиняемых было несколько сотен.

Если обратиться к ст. 5.26 КоАП РФ, то там обозначено, что за умышленное публичное осквернение богослужебной и религиозной литературы, атрибутики, эмблем и знаков мировоззренческой символики (сюда также относятся деяния в сети Интернет), нарушителя закона ждет наказание административного характера. Обвиняемому грозит:

  • штраф в размере от 30000 до 50000 рублей;
  • обязательные работы на срок до 120 часов.

Если обратиться к статье 148 УК РФ, то там сказано, что действия публичного характера, которые совершаются для оскорбления религиозных чувств верующих и выражающие явное неуважительное отношение к российскому обществу, влекут за собой уголовное наказание. Оно может быть следующим:

  1. Штрафные санкции в размере заработной платы или иного дохода виновного за период до двух лет;
  2. Штраф в размере до 300000 рублей.
  3. Принудительные работы на срок до 1 года.
  4. Обязательные работы на срок до 240 часов.
  5. Лишение свободы на срок до 1 года.

Ответственность за оскорбление и клевету

Оскорбление отличается от клеветы тем, что оно подразумевает высказывание в неприличной форме оценочных суждений самому гражданину, к которому они имеют отношение. За оскорбление лица законом предусмотрены три вида ответственности: гражданско-правовая, административная (ст. 5.61 КоАП РФ), уголовная (статья 336 УК РФ и ст. 319 УК РФ).

Ответственность за оскорбление и клевету может наступить даже в том случае, если действия оскорбительного характера совершались в Интернете. Приведем пример из жизни: оппозиционер Юрий Богомолов из Рязани был приговорен к 250 часам обязательных работ за то, что он в матерной форме оскорбил судью. Его осудили по статье 319 УК РФ.

Что понимается под понятием клевета, почему и что нельзя публиковать в соцсетях и сети интеренет? Это распространение заведомо ложной информации, которая содержит сведения, порочащие достоинство, честь и деловую репутацию конкретного гражданина. В том числе к таким деяниям относятся действия в сети Интернет. За подобные деяния предусмотрена как уголовная, так и гражданско-правовая ответственность – они прописаны в ст. 128.1, 298.1 УК РФ, а также ст. 152 ГК РФ.

Предыдущая запись
Как получить субсидию на развитие малого бизнеса

Закон, который мы рассмотрим в настоящей статье, не является самостоятельным актом. Речь пойдет о комплексе поправок, которые были внесены в Уголовный кодекс и Кодекс административных правонарушений Российской Федерации, получивших в обиходе название «закона о защите чувств и прав верующих».

«Закон о защите прав и чувств верующих» ужесточил уголовную и административную ответственность за выраженное в словах и действиях неуважение к лицам, причисленным к святым в рамках соответствующих религий, а также религиозным артефактам, обычаям, правам и чувствам верующих и др.

Основные положения закона

До 2013 года вопрос ответственности за «нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» регулировался только статьей 5.26 Кодекса административных правонарушений РФ. Статьей предусматривалась ответственность не за оскорбление чувств верующих, а за препятствование религиозному служению, осквернение религиозной атрибутики и литературы.

1 июля 2013 года в России вступил в силу Федеральный закон от 29.06.13 N 136-ФЗ «О внесении изменений в ст. 148 Уголовного кодекса РФ и отдельные законодательные акты в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан» (в их числе все та же статья КоАП РФ).

Вам будет интересно: ФЗ 151 в редакции 2018 года.

Итак, рассмотрим подробно положения так называемого «закона о защите чувств верующих». Начнем со статьи 148 УК РФ «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий».

1. Публичные провокационные действия, несущие в себе неуважение к окружающим и оскорбляющие чувства верующих людей, могут грозить лицу, их совершившему, одним из следующих наказаний:

  • Штрафом до 300 тыс. руб. либо в размере дохода (зарплаты) за двухгодичный срок;
  • Обязательными работами продолжительностью до 240 час.;
  • Принудительными работами или заключением на срок до 12 месяцев.

2. Действия, оскорбляющие чувства верующих, если они были совершены на территории культовых религиозных объектов, предназначенных для проведения служб и обрядов (церкви, монастыри, мечети, синагоги и др.), могут повлечь за собой одно из следующих наказаний:

  • Штраф до полумиллиона руб. или в размере дохода (зарплаты) за трехгодичный срок;
  • Обязательными работами до 480 час.;
  • Принудительными работами продолжительностью 3 года;
  • Лишением свободы на тот же срок. Помимо заключения, после отбытия уголовного наказания осужденному может грозить ограничение свободы на протяжении еще 12 месяцев.

Ограничение свободы — это дополнительный вид наказания, суть которого состоит в наложении определенных ограничений в поведении человека. Зачастую касается его перемещений: запрета на выезд, на посещение определенных мест и мероприятий, выход из дома в определенное время суток и т.д.

3. Противоправное препятствование деятельности религиозных общин, осуществлению служб и различного рода церемоний могут повлечь за собой одно из следующих наказаний:

  • Штраф до 300 тыс. руб. или в размере дохода за двухлетний срок;
  • Обязательные работы продолжительностью до 360 час.;
  • Исправительные работы до 12 месяцев;
  • Арест длительностью до 3-х мес.

4. Если те же действия виновные совершили, используя свое служебное положение, либо применив насилие или угрожая его применением, лицам может грозить наказание (одно из них) в виде:

  • Штрафа до 200 тыс. руб. или в размере годового дохода (з/п) осужденного;
  • Обязательных работ продолжительностью до 480 час., исправительных — до 2-х лет и принудительных — до 12 месяцев;
  • Лишения свободы на 1 год с запретом на период до 2 лет занимать определенные должности или работать (вести свою деятельность) в определенной сфере.

Тогда же статья 5.26 КоАП РФ была изложена в новой редакции. Стоит обратить внимание, что в отличие от УК РФ, КоАП предусматривает наказание не только за оскорбление чувств верующих, но также, по сути, защищает человека от насильственного вовлечения его в религию.

1. Препятствование реализации конституционного права человека на свободу совести и вероисповедания грозит по закону штрафом. Подразумевает под собой противодействие возможности лица принять для себя определенные религиозные убеждения, либо отказаться от них, а также вступить или же выйти из религиозного сообщества. Размер административного штрафа составляет:

  • От 10 до 30 тыс. руб. для простых граждан;
  • От 50 до 100 тыс. руб. для должностных лиц;
  • От 100 тыс. до миллиона рублей — для организаций и компаний.

2. Злонамеренное осквернение религиозной литературы, символики и атрибутики либо их повреждение, совершенные на публике, грозят административным наказанием в виде:

  • Штрафа размером от 30 до 50 тыс. руб. для рядовых граждан либо назначением обязательных работ продолжительностью до 120 час.;
  • Штрафом размером от 100 до 200 тыс. руб. для должностных лиц.

Также ознакомьтесь с основными положениями Федерального закона №161.

Последние поправки

В 2016 году в рамках государственной политики усиления противодействия терроризму, в России был принят ФЗ-374, дополнивший статью 5.26 КоАП РФ частями 3, 4 и 5:

3. Любая религиозная организация, осуществляя свою деятельность, обязана указывать свое полное официальное наименование в маркировке распространяемых в рамках проповеднической деятельности материалов. В частности, это касается книг, брошюр, фото-, видео- и аудиоматериалов. Если наименование отсутствует, указано не в полной форме или заведомо ложно, организации грозит:

  • Административный штраф размером от 30 до 50 тысяч рублей с изъятием перечисленных информационных материалов.

4. Нарушение требований законодательства к осуществлению миссионерской деятельности грозит нарушителю административным штрафом. Указанные требования прописаны в статьях 24.1 и 24.2 ФЗ 1997-го года N 125 «О свободе совести и религиозных объединениях». Размер штрафа составляет:

  • От 5 до 50 тыс. руб. для рядовых россиян;
  • От 50 до 100 тыс. руб. — для организаций (юрлиц).

5. Если в процессе осуществления миссионерской деятельности нарушения были допущены гражданином другого государства либо лицом, не имеющим гражданства, тому грозит:

  • Административный штраф от 30 до 50 тыс. руб.;
  • Лицо также может быть депортировано из России.

Скачать закон о защите прав верующих

Криминализация вопроса, связанного с религией, законодательством светского государства вызвала в российском обществе горячие споры, не прекращающиеся по сей день. Авторы «закона о защите чувств верующих» и его сторонники аргументировали необходимость ужесточения и введение уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих обострением религиозного вопроса в России в 2012 году. Речь шла о провокационных акциях, совершавшихся в общественных и культовых местах, убийствах духовных лидеров, появлении различных надписей на синагогах и о других событиях.

Противники же нововведений «закона о защите чувств верующих» ссылались на статью 28 Конституции РФ, которая гарантирует каждому гражданину России свободу совести и вероисповедания, включая право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой.

Так или иначе, «закону о защите чувств верующих» в 2018 году исполняется 5 лет, и не считаться с ним, вне зависимости от собственного отношения к самой религии, никто не имеет права. На сегодняшний день практика применения упомянутых статей в судах России уже наработана, и чтобы не стать по неосторожности фигурантом одного из таких процессов, предлагаем вам ознакомиться с содержанием закона.

Скачать «закон о защите чувств верующих» вы можете по . Файл содержит в себе текст соответствующих статей Уголовного кодекса и Кодекса административных правонарушений Российской Федерации в актуальной редакции.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *