Преступление по неосторожности

Преступление по неосторожности

Невиновное причинение вреда

Невиновное причинение вреда, именуемое в науке уголовного права и в практике «случай» или «казус», имеет место тогда, когда с чисто внешней стороны налицо преступное деяние, т.е. совершено общественно опасное деяние, наступили общественно опасные последствия, и между ними имеется причинная связь. Однако лицо не привлекается к уголовной ответственности в силу невиновного причинения вреда, иными словами, отсутствует субъективная сторона преступления, нет умысла или неосторожности.

В УК случай (казус) характеризуется тем, что, совершая деяние, лицо не сознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать его общественной опасности, либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

УК предусматривает особую разновидность невиновного причинения вреда. Деяние признается совершенным невиновно и тогда, когда лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло их предотвратить в силу несоответствия своих психофизических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. Речь идет о таких ситуациях, когда лицо в силу чрезмерной физической перегрузки и нервного напряжения, находясь в экстремальной ситуации, теряет контроль над своими действиями, что приводит порой к тяжким последствиям. Например, водителю грузовой автомашины, вернувшемуся из длительного рейса, не дают возможности отдохнуть, посылая в новую сложную поездку. В результате водитель попадает в аварию.

Факультативные признаки субъективной стороны: понятие и значение

Субъективная сторона преступления – это внутренняя сторона преступления, определяющая психическое отношение виновного лица к совершенному им общественно опасному деянию и к его наступившим общественно опасным последствиям.

Факультативные признаки субъективной стороны:

1) Мотив преступления – это внутренние побуждения человека, которые вызывают у него решимость совершить общественно опасное деяние и которыми оно руководствуется при его совершении.

2) Цель преступления – это результат, к которому стремится лицо при совершении преступления. Мотив и цель в отношении общественно опасных последствий имеют место только в умышленных преступлениях. В составе неосторожных преступлений мотива и цели нет и быть не может.

3) Эмоции представляют собой особое состояние психики, переживания лица в связи с совершенным преступлением (например, убийство, совершенное в состоянии аффекта).

Мотив, цель и эмоции являются факультативными признаками субъективной стороны. Однако законодатель при описании конкретных составов преступлений может учитывать их и называть в диспозиции статьи. В этом случае они становятся обязательными и влияют на квалификацию. Если мотив, цель и эмоции не указаны в диспозиции уголовно-правовой нормы, то они могут быть учтены судом при оценке общественной опасности деяния и назначении наказания.

Субъективная сторона преступления имеет важное юридическое значение:

– она позволяет отграничить одно преступление от других смежных составов преступлений;

– субъективная сторона преступления позволяет разграничить составы преступлений, сходных по объективным признакам;

– субъективная сторона преступления позволяет определить характер ответственности и размер наказания;

– содержание субъективной стороны преступления в значительной мере влияет на выбор судом конкретной меры наказания виновному;

– факультативные признаки субъективной стороны могут быть обстоятельствами, смягчающими или отягчающими наказание.

Легкомыслие

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия (или бездей­ствия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рас­считывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26 УК РФ).

Предвидение возможности наступления общественно опас­ных последствий своего действия или бездействия составляет ин­теллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на их предотвращение — его волевой элемент.

Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, зако­нодатель указывает только на возможность предвидения общест­венно опасных последствий, но опускает психическое отношение к действию или бездействию. Легкомыслие, как правило, связано с сознательным нарушением определенных правил предосторож­ности, установленных для предотвращения вреда, поэтому осоз­нанность поведения делает этот вид неосторожной вины более опасным по сравнению с небрежностью.

По своему интеллектуальному элементу легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Но если при косвен­ном умысле виновный предвидит реальную (т.е. для данного кон­кретного случая) возможность наступления общественно опас­ных последствий, то при легкомыслии эта возможность предви­дится как абстрактная: субъект предвидит, что подобного рода действия вообще могут повлечь за собой общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не наступят.

Основное, главное отличие легкомыслия от косвенного умыс­ла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвен­ном умысле виновный сознательно допускает наступление обще­ственно опасных последствий, т.е. одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъ­ект стремится не допустить их наступления, относится к ним от­рицательно.

Пример С. и И., проникнув с целью хищения в дом 76-летней А., жес­токо избили ее, причинив переломы костей носа, скуловых кос­тей и основания черепа, связали ее и вставили в рот тряпичный кляп. Похитив интересующие их вещи, С. и И. оставили А. свя­занной по рукам и ногам, с залитой кровью носоглоткой и с кля­пом во рту, забросанную одеялом и матрацем. В результате меха­нической асфиксии А. скончалась. Описанные обстоятельства свидетельствуют о том, что С. и И. предвидели возможность гибе­ли старой женщины, у которой рот был закрыт кляпом, а носо­глотка повреждена в процессе избиения и залита кровью, и созна­тельно допускали наступление такого последствия, т. е. действо­вали с косвенным умыслом (БВС РФ. 1997. № 3. С. 8-9).

Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не просто как надежду, а именно как расчет на предотвращение об­щественно опасных последствий, имеющий под собой вполне ре­альные, хотя и недостаточные основания. При этом виновный рассчитывает на конкретные, реальные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на собственные личные качества (силу, ловкость, опыт, мастерство), а также на иные обстоятельства, значение ко­торых он оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неоснователь­ным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований.

Пример Ш. в целях предупреждения кражи рыбы из его мереж сделал сигнализацию, для чего к мосткам, с которых мережи ставились в реку, провел из своего дома провода и подключил их к электро­сети напряжением 220 В, а в доме установил звонок. При попытке отсоединить провода от сигнализации с целью кражи мереж но­чью несовершеннолетний О. был убит электротоком. Ш. предви­дел возможность наступления тяжких последствий и с целью их предотвращения широко оповестил односельчан о существова­нии сигнализации под значительным напряжением и просил со­седей не подпускать детей к этому месту. Кроме того, он принял целый ряд технических мер по предупреждению случайного пора­жения электротоком, к тому же подключал сигнализацию к элек­тросети лишь в ночное время и только тогда, когда он сам нахо­дился дома. Поэтому Пленум Верховного Суда СССР с полным основанием указал, что Ш., зная об опасности, которую пред­ставляет для человека электроток напряжением 220 В, рассчиты­вал не на случайность, а на такие объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких по­следствий, т.е. действовал не умышленно, а по неосторожности (БВС СССР. 1969. № 1. С. 24).

Небрежность

Преступление признается совершенным по небрежности, ес­ли лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступле­ния общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч. 3 ст. 26 УК РФ).

Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицатель­ным и положительным.

Отрицательный признак — непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных послед­ствий — включает:

  • отсутствие осознания обществен­ной опасности совершаемого деяния;
  • отсутствие предвидения преступных последствий.

Положительный признак состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходи­мую внимательность и предусмотрительность и предвидеть насту­пление фактически причиненных общественно опасных послед­ствий. Этот признак устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный критерий, а возмож­ность предвидения — субъективный критерий небрежности.

Объективный критерий небрежности носит нормативный ха­рактер и означает обязанность лица предвидеть возможность на­ступления общественно опасных последствий с соблюдением требований необходимой внимательности и предусмотрительно­сти. Эта обязанность может основываться на законе, на должно­стном статусе виновного, на профессиональных функциях или на правилах общежития и т. д.

Субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индиви­дуальных качеств предвидеть возможность наступления общест­венно опасных последствий. Это означает, что возможность пред­видения последствия определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, а во-вторых, индиви­дуальными качествами виновного. Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача предвидеть последствия бы­ла в принципе разрешимой. А индивидуальные качества винов­ного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т. д.) должны позволять правильно воспринять информацию, вытекающую из обстановки совер­шения деяния, и сделать обоснованные выводы и правильные оценки. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных по­следствий.

Пример Во время совместного распития спиртных напитков М. поссорил­ся с К. и в тот момент, когда она поднесла фарфоровую чашку ко рту, чтобы напиться, ударил ее рукой по лицу. Разбившейся чаш­кой было причинено повреждение глаза, которое само по себе, по оценке экспертизы, явилось средней тяжести вредом здоровью, но повлекло стойкие изменения глаза и неизгладимое обезобра­живание лица. Судебная коллегия по уголовным делам Верховно­го Суда РФ квалифицировала действия М. как причинение тяж­кого вреда здоровью по неосторожности, поскольку, нанося удар по лицу, он не предвидел наступления тяжкого вреда здоро­вью, хотя должен был и мог предвидеть такие последствия (См.: БВС РФ. 1994. № 5. С. 5-6).

Психологическое содержание обоих видов умысла и обоих ви­дов неосторожности представлено в таблице.

Формы вины Виды вины Интеллектуальный элемент Волевой элемент
Умысел Прямой умысел Осознание обществен­ной опасности совер­шаемого деяния, пред­видение неизбежности или реальной возмож­ности его общественно опасных последствий Желание наступле­ния этих последст­вий
Косвенный умысел Осознание обществен­ной опасности совер­шаемого деяния, пред­видение реальной воз­можности его общест­венно опасных послед­ствий Отсутствие желания наступления этих по­следствий, но созна­тельное допущение их наступления или безразличное к ним отношение
Неосторожность Легкомыслие Предвидение абстрак­тной возможности об­щественно опасных последствий совершае­мого деяния Самонадеянный расчет на предот­вращение этих по­следствий
Небрежность Непредвидение обще­ственно опасных по­следствий совершае­мого деяния Отсутствие волевых усилий, направлен­ных на предвидение и предотвращение общественно опас­ных последствий

Критерии небрежности: объективный (обязанность предвидеть общественно опасные последствия совершаемого деяния) и субъ­ективный (возможность предвидеть эти последствия при проявле­нии необходимой внимательности и предусмотрительности).

Преступление, совершенное по неосторожности

  • 1. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.
  • 2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.
  • 3. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.
  • 1. Комментируемая статья не раскрывает нормативного понятия неосторожности, устанавливая только ее виды — легкомыслие и небрежность. В целом неосторожность можно определить как законодательно установленную форму психического отношения субъекта к совершенному деянию и его последствиям, при котором отсутствует волевое стремление лица к наступлению общественно опасных последствий.
  • 2. При неосторожном совершении преступлении психическое отношение виновного к содеянному характеризуется сочетанием интеллектуальных и волевых процессов, имеющих общие и несовпадающие моменты в легкомыслии и небрежности.
  • 3. Общим интеллектуальным признаком обоих видов неосторожности выступает неправильная, неадекватная оценка лицом собственных действий (бездействия) и (или) обстановки их совершения. Уголовный кодекс не упоминает при характеристике неосторожности об осознании лицом общественной опасности собственных действий или бездействия. Однако отсутствие осознания опасности своего деяния не стоит понимать как вообще отсутствие интеллектуального отношения к нему. Законодательная формула может быть интерпретирована иначе: отсутствие осознания опасности означает наличие осознания неопасности. Лицо, совершая то или иное действие (бездействие) по неосторожности, осознает, что это конкретное действие (бездействие) в данной конкретной обстановке не представляет общественной опасности.
  • 4. Отсутствие осознания общественной опасности деяния только тогда может быть признано признаком неосторожной формы вины, когда у вменяемого лица имелась возможность осознания опасности деяния и обязанность такого осознания.

Возможность осознания общественной опасности совершаемого действия или бездействия основывается на вменяемости субъекта, но не ограничивается ею. Она отражает способность к оценке своего деяния в конкретных условиях места, времени, обстановки, с учетом всех фактических обстоятельств дела. А потому эта возможность зависит от различных факторов: уровня образованности и профессиональной подготовки лица, его опыта, степени психоневрологических перегрузок, ситуации совершения деяния и т.д.

Обязанность осознания общественной опасности деяния является объективным условием наличия неосторожной вины. Она обусловлена включением субъекта в те или иные виды социальной практики (управление автомобилем, контроль над техническими процессами на производстве, осуществление врачебной деятельности и т.д.), которые требуют особой предосторожности и внимательности. Поскольку, как правило, поведение субъекта при осуществлении такой деятельности регламентировано нормативными или иными актами, то обязанность осознания опасности действий (бездействия), которые идут вразрез с регламентированными стандартами безопасности, имеет нормативный характер.

Наличие обязанности и возможности осознавать опасность своего деяния являются обязательными условиями наличия неосторожной вины. Отсутствие хотя бы одного из них исключает вину.

В остальных интеллектуально-волевых признаках легкомыслие и небрежность существенно различаются.

  • 5. При легкомыслии, помимо осознания неопасности своего деяния, интеллектуальный момент вины характеризуется наличием нескольких психических процессов:
    • — лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий. В отличие от косвенного умысла, при котором лицо предвидит реальную возможность наступления последствий, т.е. осознает действительное развитие причинной связи между собственным деянием и возможными последствиями, при легкомыслии предвидение носит абстрактный характер, т.е. лицо в принципе, вообще понимает, что действия, аналогичные тем, которые оно совершает, могут повлечь негативные последствия, однако, самонадеянно рассчитывая на определенные обстоятельства конкретного случая, это лицо исключает возможность наступления таких последствий именно от его собственных действий;
    • — лицо осознает наличие сил и обстоятельств, способных, по его мнению, предотвратить наступление общественно опасных последствий. Они могут быть различны: собственные опыт и умения, действия других лиц, действия сил природы, машин, механизмов и т.п.;
  • — лицо прогнозирует ненаступление общественно опасных последствий. Для совершающего преступление лица этот прогноз может представляться убедительным, верным, обоснованным, просчитанным. Однако объективно, поскольку он либо основан на неправильной оценке противодействующих наступлению последствий факторов, либо составлен без учета действия иных, порой случайных, факторов, данный прогноз является недостоверным.
  • 6. Волевой момент легкомыслия описан в законе как самонадеянный, без достаточных оснований расчет на предотвращение общественно опасных последствий. Субъект предвидит последствия, но рассчитывает на их предотвращение. Это означает отсутствие у виновного положительного, одобрительного отношения к наступлению последствий. Напротив, субъект не желает их наступления, относится к ним отрицательно, а потому направляет свои волевые усилия на предотвращение общественно опасных последствий. При этом он всегда рассчитывает на охваченные его сознанием какие-то конкретные обстоятельства и силы.

В характеристике волевого содержания вины кроется основное отличие преступлений, совершаемых легкомысленно, от преступлений, совершаемых с косвенным умыслом. В последнем случае, предвидя последствия, виновный относится к ним безразлично и допускает их наступление («действует на авось»), тогда как при легкомыслии он всегда рассчитывает на то, что какие-то конкретные обстоятельства воспрепятствуют наступлению общественно опасных последствий.

  • 7. При небрежности, помимо осознания неопасности своего деяния, интеллектуальный момент вины характеризуется наличием у субъекта реальной возможности предвидеть наступление общественно опасных последствий. Возможность предвидения является здесь не потенциальным, а реальным содержанием интеллектуальных процессов, протекающих в психике лица. Именно это наличное состояние психики позволяет субъекту таким образом направлять свое поведение, чтобы избежать общественно опасных последствий.
  • 8. Волевой момент небрежности состоит в том, что лицо, имея реальную возможность предвидеть наступление последствий, сознательно не напрягает умственных сил для того, чтобы их предвидеть, не проявляет должной внимательности и предусмотрительности. Воля субъекта направлена на воздержание от требуемой от него в силу нормативных актов интеллектуальной прогностической деятельности. Не направляя интеллект к прогнозированию своего поведения, лицо и не приводит его в соответствие с результатами этого предвидения, что в конечном итоге обусловливает факт совершения вредоносного деяния или невоздержания от действий, направленных к предотвращению общественно опасных последствий.

В этом состоит принципиальное отличие небрежности от казуса. При невиновном причинении вреда лицо не предвидело, не могло и не должно было предвидеть возможности наступления общественно опасных последствий-.

  • См.: пост. Пленума ВС СССР от 19.12.1968 по делу Шибанова // ВВС СССР. 1969. № 1.
  • См.: опред. Военной коллегии ВС СССР от 14.11.1961 по делу Тарахановского // ВВССССР. 1962. №4. С. 41.
  • 1 См.: пост. Президиума Липецкого областного суда по делу Федотовского // ВВС РФ.2003. №4.

1. Комментируемая статья предусматривает две формы неосторожных преступлений:

1) преступление, совершенное по легкомыслию;

2) преступление, совершенное по небрежности.

2. При легкомыслии лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение.

3. В законодательном описании легкомыслия отсутствует указание на осознание общественной опасности совершаемых действий. Такая характеристика интеллектуального элемента объясняется другими признаками легкомыслия: предвидением лишь возможности наступления последствий и, кроме того, расчетом на то, что они не наступят.

4. Наличие предвидения возможности наступления общественно опасных последствий сближает легкомыслие с косвенным умыслом. Однако в отличие от последнего, когда лицо соглашается с наступлением общественно опасных последствий, при легкомыслии оно относится к ним отрицательно. Оно не допускает их, полагая, что последствия не наступят.

5. Виновность при легкомыслии заключается, собственно говоря, в том, что лицо не взвешивает основательно значимости обстоятельств, в которых совершается им деяние, переоценивает или, наоборот, недооценивает их. Например, водитель автотранспортного средства, превышая установленную скорость, считает нарушение формальным, поскольку полагает, что осуществляет движение в безлюдном месте. Не имея достаточных оснований для вывода о невозможности появления людей на проезжей части в безлюдном месте, он надеется на свой водительский опыт, переоценивая его.

6. Расчет при легкомыслии предполагает, что лицо принимает во внимание реально существующие объективные обстоятельства (малолюдность пересекаемого района, как в вышеприведенном примере). Когда полагаются на «авось», то не принимают во внимание какие-либо реальные обстоятельства, надежда на «авось» не является надеждой конкретно на что-либо. Она фактически означает согласие на любое возможное последствие, поскольку лицо считает, что никаких обстоятельств, препятствующих наступлению последствий, не существует.

7. При небрежности лицо не предвидит даже и возможности наступления общественно опасных последствий. Разумеется, в этом случае не может быть речи о сознании общественной опасности совершаемых действий (бездействия). Отрицательная характеристика интеллектуальных моментов небрежности коренным образом отличает ее от легкомыслия, а тем более от умысла.

Вина небрежно действующего лица заключается в возможности предвидеть наступление общественно опасных последствий (субъективный критерий) и в обязанности такого предвидения (объективный критерий) при необходимой внимательности и предусмотрительности. Только наличие субъективного и объективного критериев в совокупности образует небрежность. Наличие в деянии только субъективного или только объективного критерия по отдельности исключает данный вид вины.

Долженствование относительно предвидения общественно опасных последствий определяется в той или иной мере юридическими признаками — обязанностью, вытекающей из закона, иного нормативного акта либо из действий лица, которыми другое лицо ставится в опасное состояние для жизни и здоровья.

Возможность предвидения наступления общественно опасных последствий имеет персональный характер. Речь идет о предвидении конкретного лица, в значительной мере зависящего от знаний, опыта, уровня подготовки к соответствующей деятельности, а также различных физических и психофизических свойств: здоровья, физического состояния, уровня интеллекта, воли, эмоционального состояния и т.д. Что возможно для одного человека, может быть невозможным для другого.

>Неосторожность

Неосторожность и ее виды

По сравнению с умыслом неосторожность — менее распространенная форма вины. Согласно ст. 26 УК преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Определение неосторожной вины в уголовном праве России основывается в основном на специфике отношения лица к наступившим общественно опасным последствиям его действий (бездействия). Различаются два вида неосторожности — легкомыслие и небрежность (ч. I ст. 26 УК). Эти виды неосторожности объединены сходным социально-психологическим содержанием. В обоих случаях речь идет о проявлении лицом при осуществлении какой-либо деятельности невнимательности, несоблюдении возложенных на него обязанностей, нарушении им правил предосторожности. Однако в таких ситуациях у лица имеются как объективные, так и субъективные предпосылки к тому, чтобы при надлежащей осмотрительности и внимательности при выполнении своих обязанностей оно могло осознавать общественную опасность своих действий (бездействия) и предотвратить наступление общественно опасных последствий.

Вместе с тем легкомыслие и небрежность характеризуются и определенными различиями.

Специфика легкомыслия заключается в том, что хотя в данном случае лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, но не желает их и не допускает, а легкомысленно рассчитывает эти последствия предотвратить. Однако расчет оказывается неосновательным, общественно опасные последствия наступают.

Первый признак сближает легкомыслие с умышленной виной, в частности, с косвенным умыслом. Однако отметим, что если рассматривать предвидение при легкомыслии с точки зрения его предметного содержания, то оно отличается от предвидения при косвенном умысле. При легкомыслии предвидение носит, как правило, менее определенный характер, что и обусловливает легкомысленный расчет на те или иные обстоятельства предотвратить наступление преступных последствий.

Легкомыслие отличается от косвенного умысла и по волевому содержанию. Если при совершении преступления с косвенным умыслом лицо сознательно допускает наступление общественно опасных последствий или относится к ним безразлично, то при легкомыслии решимость реализовать поставленную цель связывается с надеждой предотвратить наступление общественно опасных последствий.

Специфика совершения преступления по небрежности заключается в следующем. Лицо не предвидит, что в результате совершаемых им действий (бездействия) могут наступить общественно опасные последствия. При небрежности действия (бездействие) лица не направлены на причинение вреда каким-либо охраняемым уголовным законом интересам и ценностям. Лицо нередко осознает фактическую сторону совершаемых действий, например то, что нарушает правила предосторожности, однако при этом не осознает, что эти действия (бездействие) могут вызвать общественно опасные последствия. Вместе с тем в таких случаях лицо может и не осознавать, что его действия связаны с нарушением каких-то правил предосторожности. Это может быть в силу усталости, невнимательности, недисциплинированности и т.п. Однако сказанное не означает, что общественно опасное деяние, совершенное по небрежности, не является волевым актом.

При небрежности лицо имеет возможность избрать наиболее осмотрительное поведение, чтобы избежать наступления общественно опасных последствий. Эта возможность обусловливается наличием лежащей на лице обязанности в качестве мотива должного поведения.

Социальная сущность небрежности заключается в том, что при этом поведение лица всегда связано с нарушением им обязанности быть осмотрительным (острожным). Социальный смысл небрежности раскрывается следующей формулой закона: «Лицо не прсдвиде- ло возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия». Термин «должно» подчеркивает, что совершаемые действия связаны с нарушением лицом лежащих на нем обязанностей. При решении вопроса об уголовной ответственности лица за преступление, совершенное по небрежности, в каждом случае необходимо установить, какая обязанность им была нарушена и в чем это нарушение выразилось. Если будет установлено, что совершение тех или иных действий (бездействия) в круг обязанностей этого лица не входило, то наступившие в результате этого общественно опасные последствия не подлежат вменению этому лицу.

Для констатации наличия небрежности необходимо установить, что лицо не только должно было, но и могло в данной ситуации предвидеть обществен но опасные последствия своих действий. В уголовном праве России считается общепризнанным, что при решении этого вопроса следует исходить не из средней меры (объективного критерия — могли эти последствия предвидеть любой средний человек), а из индивидуальных возможностей этого лица, т.е. так называемого субъективного критерия. Уголовная ответственность за преступные последствия, наступившие по небрежности, может быть возложена на лицо лишь тогда, когда оно в данной конкретной ситуации могло предвидеть общественно опасные последствия своих действий (бездействия), а следовательно, имело реальную возможность их не допустить.

Поэтому в ч. 1 ст. 28 УК устанавливается, что деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественно опасный характер своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Деяние признается также совершенным невиновно (ч. 2 ст. 28 УК), если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

В условиях интенсивного научно-технического прогресса и возникающей в связи с этим проблемой социальной адаптации человека к окружающему повышенные требования предъявляются к его поведению, к дисциплине и организованности людей. Отсутствие должной осмотрительности и внимательности при использовании природных ресурсов и техники, особенно источников повышенной опасности, нередко влечет за собой серьезные негативные последствия. Поэтому проблема уголовной ответственности и ее пределов при неосторожной вине имеет большее практическое значение.

Преступление по неосторожности

Неосторожной форме вины посвящена ст. 26 УК, в ч. 1 которой определено, что преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. Следовательно, закон выделяет два вида неосторожности: легкомыслие и небрежность.

Согласно ч. 2 ст. 26 УК преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Частью 3 ст. 26 УК преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Исходя из законодательного определения неосторожности можно усмотреть ее отличие от умышленной формы вины в следующем:

  • в законе не указывается на осознание виновным общественно опасного характера своего деяния;
  • неосторожная форма вины не допускает позитивного отношения лица к последствиям своего деяния. Лицо либо вообще не предвидит общественно опасных последствий своего деяния, либо рассчитывает их предотвратить.

Законодательное определение неосторожности охватывает преступления с материальным составом, поскольку и при легкомыслии и при небрежности речь идет об отношении лица к последствиям. При отсутствии общественно опасных последствий не возникает вопроса об уголовной ответственности лиц, совершивших по неосторожности преступления с материальным составом.

При легкомыслии лицо предвидит последствия своего деяния, но не желает их наступления. Подобная законодательная характеристика сближает легкомыслие с косвенным умыслом и заставляет искать критерии их разграничения. Необходимо отметить, что в правоприменительной деятельности данная проблема очень актуальна (например, при разграничении убийства и неосторожного причинения смерти, когда преступление может быть совершено как с косвенным умыслом, так и в результате преступного легкомыслия).

Понятно, что при квалификации конкретного деяния необходимо обращать самое пристальное внимание на законодательное отличие косвенного умысла и легкомыслия.

Отличие усматривается и в интеллектуальном и в волевом моменте косвенного умысла и легкомыслия, а именно:

1. при легкомыслии лицо не осознает общественной опасности своего деяния, а при косвенном умысле осознает;

2. при совершении преступления по легкомыслию лицо предвидит абстрактную возможность наступления последствий своего деяния, а при косвенном умысле — реальную возможность наступления общественно опасных последствий.

Отличие предвидения абстрактной возможности последствий от реальной заключается в следующем. Предвидение абстрактной возможности последствий своего деяния означает, что лицо предвидит возможность наступления последствий вообще в подобных случаях, но исключает их в результате своего деяния в данном конкретном случае. Например, бросая камень в сторону человека, лицо предвидело, что попадание камня в голову потерпевшего может оказаться смертельным, однако исходило из того, что в данном случае этого не произойдет, поскольку бросает камень выше головы потерпевшего. Расчет оказался несостоятельным: камень попал в голову потерпевшего и причинил ему смертельное ранение.

При косвенном умысле лицо предвидит, что последствия могут наступить не вообще в подобных случаях, а в результате его деяния при наличии имеющихся обстоятельств. Например, виновный предвидит смерть потерпевшего в результате избиения (руками, ногами, твердыми предметами по различным частям тела, в том числе и жизненно важным) в течение продолжительного времени, вместе с тем даже один сильный удар в область головы потерпевшего может оказаться смертельным, не говоря уже об их совокупности;

3. волевое отношение при легкомыслии и косвенном умысле противоположно по своему содержанию. При легкомыслии лицо занимает активную позицию, рассчитывая на предотвращение последствий, а при косвенном умысле — пассивную, поскольку не предпринимает никаких усилий на их предотвращение, допуская их или относясь к ним безразлично.

В совокупности данные критерии и позволяют отличить легкомыслие от косвенного умысла.

Так, гражданин К. был признан виновным и осужден за убийство (по ч. 1 ст. 105 УК) шестилетней девочки, совершенное при следующих обстоятельствах.

В. (осужден по тому же делу) передал К. самодельный пистолет. К. хранил его у себя дома. 13 октября на берегу пруда К. произвел несколько выстрелов, одним из которых была смертельно ранена девочка.

Виновным К. признал себя частично. По его словам, производя выстрелы из пистолета, он не хотел никого убивать, девочку не видел и не предполагал, что пуля может пролететь большое расстояние.

Как видно из материалов дела, в частности из протокола осмотра и схемы места преступления, расстояние между осужденным и потерпевшей в момент выстрела составляло около 205 м и разделяли их пруд, болото с осокой и камышами высотой около двух метров, за которыми вдоль забора шла потерпевшая. Стрелял К. в 18 ч. 30 мин. 13 октября, т. с. было темно.

При таких обстоятельствах К. должен нести ответственность за причинение смерти по неосторожности, поскольку, стреляя вечером в сторону забора, он предвидел возможность наступления общественно опасных последствий своих действий, но легкомысленно рассчитывал на их предотвращение. Эти действия осужденного свидетельствуют о его неосторожной вине и необоснованно расценены судом как умышленные.

При небрежности лицо действует или бездействует, не осознавая общественной опасности своего деяния и не предвидя возможных общественно опасных последствий своего поведения. Оно может смотреть телевизор, читать книгу, даже спать в момент наступления общественно опасных последствий, однако быть виновным в их причинении. При небрежности лицо с точки зрения сознания и воли никак не проявляет себя по отношению к общественно опасным последствиям в момент их наступления. Оно их и не желает, как при прямом умысле, и не допускает, как при косвенном умысле, и не рассчитывает их предотвратить, как при легкомыслии. Сознание и воля лица бездействуют. Однако лицо признается виновным в наступлении общественно опасных последствий, если должно было и могло предвидеть последствия своего поведения. Лицо несет ответственность не вообще за наступление общественно опасных последствий, а лишь за такие последствия, которые явились результатом его неправильного поведения. Иначе говоря, последствия в обязательном порядке должны быть причинно связаны с его конкретным поведением при необходимости и возможности их предвидения им. Субъективно данные последствия для виновного лица являются неожиданными, поэтому ключевыми понятиями небрежности являются слова: «должен был предвидеть последствия» и «мог их предвидеть».

Словосочетание «должен был» — это объективный критерий небрежности, определяющий обязанность лица предвидеть последствия своего деяния.

Слово «мог» — это субъективный критерий небрежности, определяющий возможность лица предвидеть последствия своего деяния.

Обязанность лица предвидеть последствия своего деяния всегда вытекает из существующих правил поведения и предосторожности, установленных в обществе, которых субъект должен придерживаться. Такие правила могут вытекать из требований закона, иного нормативного акта, договора, профессии, должности, статуса лица, принятых правил общежития. Эти правила могут касаться любых сфер деятельности. Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Принадлежность к определенной социальной группе или выполняемой роли накладывает на человека соответствующие правила поведения и предосторожности. Обязанность лица предвидеть наступление общественно опасных последствий своего деяния должна быть установлена и доказана на основании существующих и обязательных для него правил поведения не вообще, а применительно к данному конкретному случаю. Так, уголовную ответственность за халатность может нести только то должностное лицо, на котором лежала определенная обязанность, и ее невыполнение привело к наступлению общественно опасных последствий, предусмотренных ст. 293 УК.

Таким образом, обязанность лица предвидеть последствия своего деяния проистекает из обязательных для него правил поведения и предосторожности, обусловленных его принадлежностью к какой-либо социальной группе или выполнению им какой-либо социальной роли.

Одной обязанности предвидеть общественно опасные последствия недостаточно для признания лица виновным в их наступлении. Необходимо наличие субъективного критерия небрежности — возможности предвидеть наступление данных общественно опасных последствий. Только совокупность объективного и субъективного критериев небрежности дает основания для признания лица виновным в наступлении инкриминируемых ему общественно опасных последствий.

Возможность предвидения лицом последствий своего деяния в противоположность обязанности их предвидения не может основываться на социальных требованиях, обращенных к любому лицу, на которое они распространяются. Она всегда связана с персональными возможностями лица, с обязательным учетом особенностей ситуации (обстановки), в которой оно находилось. Обязанность предвидения — это нормативный, а возможность предвидения — ситуативно-персональный критерий небрежности. При оценке субъективной возможности лица предвидеть последствия своего деяния имеет значение оценка человека во всех его проявлениях: биологических, социальных, психологических (его возраст, профессия, образование, состояние здоровья и проч.).

Таблица 3.Виды умысла и неосторожности

Вина

Интеллектуальное отношение

Волевое отношение

Прямой умысел

Лицо осознавало общественную опасность своего деяния

Лицо предвидело:

  • неизбежность или
  • реальную возможность последствий деяния

Лицо желало наступления последствий

Косвенный умысел

Лицо осознавало общественную опасность своего деяния

Лицо предвидело реальную возможность последствий деяния

Лицо не желало, но

  • сознательно допускало последствия, или
  • безразлично к ним относилось, или
  • рассчитывало на случайное их предотвращение

Легкомыслие

Лицо предвидело абстрактную возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния

Лицо рассчитываю на предотвращение последствий своего деяния исходя из реально возможных обстоятельств, но без достаточных к тому оснований

Небрежность

Лицо не предвидело общественно опасных последствий своего деяния, но должно было и могло их предвидеть

Лицо не проявляло необходимой внимательности и предусмотрительности

Например, отсутствие должного опыта, помешавшего лицу предвидеть последствия, несмотря на наличие обязанности их предвидеть, исключает уголовную ответственность лица за наступившие общественно опасные последствия.

Отсутствие возможности предвидеть последствия может быть обусловлено не только индивидуальными особенностями лица, но и спецификой ситуации или обстановки, в которой последствия наступили.

Таким образом, возможность предвидеть общественно опасные последствия своего деяния определяется индивидуальными
возможностями лица и особенностями ситуации или обстановки, в которой последствия наступили.

Сравнительная характеристика видов умысла и неосторожности представлена в табл. 3.


Преступное легкомыслие

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия (или бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26 УК).

Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия составляет интеллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на их предотвращение – его волевой элемент.

Интеллектуальный элемент легкомыслия характеризуется только возможностью предвидения общественно опасных последствий, но в законе не говорится о психическом отношении к действию или бездействию. Это объясняется тем, что сами по себе действия, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения. Вместе с тем лицо, действующее по легкомыслию, всегда осознает отрицательное значение возможных последствий для общества и именно поэтому стремится к предотвращению этих последствий. Следовательно, при легкомыслии виновный осознает потенциальную общественную опасность своего действия или бездействия.

По своему интеллектуальному элементу легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Но если при косвенном умысле виновный предвидит реальную (т.е. для данного конкретного случая) возможность наступления общественно опасных последствий, то при легкомыслии эта возможность предвидится как абстрактная: субъект предвидит, что подобного рода действия вообще могут повлечь общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не наступят. Он легкомысленно, несерьезно подходит к оценке тех обстоятельств, которые, по его мнению, должны предотвратить наступление преступного результата, но на самом деле оказались неспособными противодействовать его наступлению.

И все же главное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, т.е. одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно.

При преступном легкомыслии сознание и воля лица не безразличны к возможным вредным последствиям совершаемого деяния, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальные, хотя и недостаточные основания. При этом виновный рассчитывает на конкретные, реальные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на собственные личные качества (силу, ловкость, опыт, мастерство), на действия других лиц или механизмов, а также на иные обстоятельства. Но их значение он оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований.

Различие между косвенным умыслом и легкомыслием видно на следующем примере.

По предварительной договоренности между собой С. и И. в целях хищения проникли в дом 76-летней А., избили ее, причинив тяжкий вред здоровью, в т.ч. переломы костей носа, скуловых костей и основания черепа, связали ее и вставили в рот кляп. После этого они похитили интересовавшие их вещи и скрылись. В результате механической асфиксии, развившейся вследствие введения тряпичного кляпа в рот, А. на месте происшествия скончалась. Суд первой инстанции признал деяние в части лишения А. жизни причинением смерти по неосторожности, основываясь на показаниях подсудимых о том, что они избили А. не в целях убийства, а чтобы сломить ее сопротивление; при этом они рассчитывали, что утром к А. придут родственники или знакомые и освободят ее. Однако Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор отменила и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.

Осужденные знали о преклонном возрасте А., но применили к ней насилие, опасное для жизни, а затем, связав руки и ноги, оставили ее с разбитым лицом, залитой кровью носоглоткой и с кляпом, закрывавшим дыхательные пути, забросав ее одеялом и матрацем. Для С. и И. было очевидным беспомощное состояние А., и они безразлично относились к этому, а также к возможным последствиям. Ошибка суда первой инстанции заключалась в неправильной оценке психического отношения виновных к последствиям совершенного деяния как неосторожного, тогда как имел место косвенный умысел.

Иллюстрацией легкомыслия может служить дело Ш., осужденного за убийство подростка О.

Ш. в целях предупреждения кражи рыбы из его мереж сделал сигнализацию, для чего к мосткам, с которых мережи ставились: в реку, провел из своего дома провода и подключил их к электросети напряжением 220 Вт, а в доме установил звонок. При попытке отсоединить провода от сигнализации с целью кражи мереж ночью несовершеннолетний О. был убит электротоком. Ш. предвидел возможность наступления тяжких последствий и с целью их предотвращения широко оповестил односельчан о существовании сигнализации под значительным напряжением и просил соседей не подпускать детей к этому месту. Кроме того, он принял целый ряд технических мер по предупреждению случайного поражения электротоком, к тому же подключал сигнализацию к электросети лишь в ночное время и только тогда, когда он сам находился дома. Поэтому Пленум Верховного Суда СССР с полным основанием указал, что Ш., зная об опасности, которую представляет для человека электроток напряжением 220 Вт, рассчитывал не на случайность, а на такие объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких последствий, т. е. действовал не умышленно, а по неосторожности.

Понятие преступления по неосторожности

Неосторожность, характерная для преступных деяний, занимает значимую долю среди всех совершаемых преступлений. Большое влияние на возникновение противозаконных действий оказал прогресс, произошедший в научно-техническом направлении. Их последствия, как правило, имеют повышенную опасность. Преступления, совершенные с наличием вины в форме неосторожности, лежат в основе создания определенных знаний, способствующих их предупреждению.

Преступление, совершенное неосторожно, имеет в основе легкомысленное отношение виновного, его самонадеянность и небрежность.

К данным видам преступных действий относятся и те, которые были совершены с умыслом, при наличии неосторожного отношения к последствиям.

Существует большое многообразие преступлений, совершенных при наличии неосторожной формы вины. Их основой могут стать самые различные обстоятельства, возникающие в процессе осуществления общественных отношений.

Преступления могут быть обусловлены технической, должностной и профессиональной неосторожностью. Для некоторых из них характерно наличие бытовой неосторожности, связанной с нарушением правил, лежащих в основе охраны жизни, здоровья людей и принадлежащего им имущества.

Данный вид действий имеет особую общественную опасность, что обосновано латентностью и халатностью субъектов деяний.

Виды преступлений по неосторожности

Уголовное законодательство содержит два вида, относящихся к неосторожности:

  • легкомыслие, которое проявляется в предвидении возможности наступления последствий общественно опасного характера при совершении преступлений, но с наличием самонадеянного, беспочвенного расчета на то, что последствия будут предотвращены.
    Интеллектуальным элементом в данном случае выступает предвидение возможного наступления негативных результатов. Волевая составляющая заключается в самонадеянном расчете на предотвращение последствий.
    Для легкомыслия характерно сознательное нарушение норм, регламентирующих предосторожность. Именно осознанность собственной неправомерности и делает данные преступления более опасными, нежели те, вина которых выражена в форме небрежности.
    Легкомыслие имеет существенное отличие от умысла, проявляемого в косвенной форме. Это отличие заключается в волевом элементе, который характеризуется допущением последствий, представляющих опасность;
  • небрежность, которая проявляется в непредвидении того факта, что последствия наступят, хотя сам субъект должен был предвидеть их при наличии достаточного уровня внимания и предусмотрительности.
    Объективная составляющая небрежности нормативна и выражается в обязанности лиц предвидеть последствия, для чего требуется внимательность и предусмотрительность. Обязанность может быть установлена законом, должностными или профессиональными обязанностями и другими правилами.

Субъективная составляющая заключается в способности лиц предусматривать те последствия, которые могут наступать в результате конкретных противоправных действий.

Преступление, совершенное по легкомыслию

Легкомыслие проявляется как с точки зрения интеллектуального, так и со стороны волевого момента. Интеллектуальная составляющая проявляется в возможности предвидения и самонадеянном расчете на то, что последствия, которые наступят в результате преступления, будут предотвращены. Волевая часть заключается в наличии желания на недопущение их.

Так, совершая деяние, имеющее неосторожную форму вины, лицо с осознанием относится лишь к самим действиям, не усматривая в них общественной опасности, проявление которой характерно лишь для того момента, когда последствия фактически наступают.

В качестве примера преступления, связанного с легкомыслием, может выступить причинение смерти, осуществленное водителем автотранспорта, который достиг высоких скоростных показателей, но полает, что при наступлении нестандартной ситуации сумеет затормозить и не допустить аварийной ситуации, но в требуемый момент осознает неисправность в работе системы торможения и совершает наезд на пешехода.

Данный пример позволяет установить, что лицо имеет желание на недопущение последствий, соединенных с общественной опасностью, предвидит возможность ее наступления, однако рассчитывая на исправность собственного автомобиля, полагает, что негативные последствия не смогут наступить. Расчет автомобилиста не оправдан, в результате наступает смерть пешехода.

Преступление, совершенное по небрежности

Небрежность с точки зрения уголовного преступления характеризуется отрицательным интеллектуальным и волевым моментом. Наличие преступной небрежности свидетельствует не только о нежелании и о недопущении негативных последствий, но и о непредвидении возможности того, что они наступят. При этом, каждый субъект является носителем обязанности по проявлению внимательности и предусмотрительности в отношении тех последствий, которые могут иметь место в результате совершения того или иного действия.

Для преступной небрежности обязательно наличие объективного и субъективного критерия. С точки зрения первого, лицо обязано предвидеть вероятность возникновения последствий. Второй критерий говорит о существовании возможности предвидения наступления таких последствий.

Квалифицировать вину именно в данной форме можно только при наличии совокупности данных критерием. В том случае, если один их них отсутствует, вина исключается, а вместе с ней и уголовная ответственность.

Отсутствие вины означает наличие не преступного деяния, а случая (казуса). Примером преступления может послужить борьба, имеющая место на фоне дружеского спора, в результате которого оба лица получают увечья, при этом у одного их них они не совместимы с жизнью.

Причины и условия неосторожных преступлений, их предупреждение

Совершение преступлений с неосторожной формой вины имеет ряд личностных факторов, а также ситуативных элементов, которые могут играть роль в каждой конкретной ситуации.

Детерминанты, относящиеся к субъективной стороне преступлений, в большей степени связаны с безответственным, недисциплинированным, нерадивым отношением субъекта преступления.

Способствовать преступным деяниям могут и организационно-управленческие недостатки, отсутствие должного контроля, безнаказанность лиц, наличие виктимного поведения.

Профилактические мероприятия, которые применяются с целью предотвращения преступлений данного типа, сложны и многоплановы. В первую очередь они имеют общесоциальное и специально-криминологическое направление. В качестве нормативов при проведении такой работы используются правила по охране трудовой деятельности, безопасного передвижения на дороге, пожарной безопасности и т.д.

Наиболее весомое место в системе органов, занимающихся предупреждением неосторожных преступлений, имеет ГАИ. С целью исключения возможности совершения преступных деяний со стороны должностных лиц, что может проявляться в должностной халатности, создаются ведомственные контролирующие органы.

Статья 26. Преступление, совершенное по неосторожности

1. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Ко второму занятию:

1.Катаев с группой рабочих производил планировку дороги. Закуривая, он бросил горящую спичку назад, не обращая внимания на лежавшую у дороги бочку. После этого он хотел идти дальше, но раздался взрыв, и на нем загорелась одежда, потушить которую ему помогли рабочие. Вылетевшим дном бочки был смертельно ранен Семенков.

Никто из рабочих, в том числе и Катаев, не знал, как попала на дорогу бочка и что в ней. Впоследствии было установлено, что бочку из-под бензина к дороге выкатил Степанцев для того, чтобы ее могли забрать проходящие автомашины.

Катаев, осужденный за причинение смерти по неосторожности, в кассационной жалобе просил оправдать его и дело прекратить, так как он не предвидел и не мог предвидеть таких тяжких последствий.

Обоснованна ли жалоба Катаева?

Нет, не обоснована.

В силу п. 3 ст. 26 УК РФ, преступлением признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

В данном случаи он находился на рабочем объекте, и не соблюдал технику безопасности в силу п. 1 ст. 293 УК РФ, халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности.

В связи со своей неосмотрительностью и не внимательностью, причинил тяжкий вред здоровью, повлекшее смерть Степанцева в силу п. 2 ст. 293 УК РФ, деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека.

2.Медсестра детского сада Григорьева во время завтрака детей заметила, что трехлетняя Надя Михайлова плохо ест. Считая, что Надя заболела, Григорьева дала ей таблетку тетрациклина в неразмельченном виде. Таблетка закрыла девочке гортань, в результате чего наступила смерть.

Виновна ли медсестра Григорьева в смерти девочки?

Да, виновна, в силу п. 3 ст. 26 УК РФ, преступлением признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

3.Веденеев вызвал сантехника из РЭУ, чтобы заменить раковину на кухне. Пришли сантехник Суров и его ученик Мокин. Сменив раковину, Суров и Мокин ушли, прихватив без ведома Веденеева из холодильника полбутылки “Пшеничной” за работу. Во дворе дома Суров налил водки в стакан Мокину, а сам стал пить из горлышка. Сделав несколько глотков, они почувствовали себя плохо. Суров скончался в больнице, а Мокина врачам удалось спасти. Как оказалось, в бутылке была серная кислота.

Родственники Сурова потребовали привлечь Веденеева к уголовной ответственности, поскольку он “сознательно нарушил элементарные правила предосторожности, поставив бутылку с кислотой в холодильник вместе с продуктами”.

Виновен ли Веденеев в смерти Сурова и причинении тяжкого вреда здоровью Мокина?

Веденеев не передавал алкоголь лично в руки Сурову и Мокину.

Алкоголь был взят путем тайного хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору на основании под. «а» п. 2 ст. 158 УК РФ (кража).

В данном случаи все-таки он будет виновен в смерти человека в силу п. 3 ст. 26 УК РФ,. преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

В данном случаи жидкость была налита в тару под пищевые продукты, и любой из присутствующих в квартире, близких, друзей могли также воспользоваться, и были бы те смертельные последствия.

4.Сидоров и Леонтьев находились в приятельских отношениях. В один из вечеров они распивали на квартире Леонтьева спиртные напитки, затем решили прогуляться. Встретив в сквере знакомых парней, Леонтьев показал им имевшийся у него столовый нож. Сидоров, увидев нож, сказал, что принесет Леонтьеву нож получше. Когда Сидоров пришел с ножом, Леонтьев предложил ему заняться фехтованием. Тот согласился, заявив, что хорошо владеет ножом. Во время фехтования Сидоров сделал слишком глубокий выпад и ранил Леонтьева в живот, причинив вред средней тяжести здоровью Леонтьева.

Суд пришел к выводу, что Сидоров виновен в совершении умышленного преступления. Правилен ли вывод суда?

Нет, приговор суда вынесен не правомерно, т.к. действия Сидорова квалифицируются ст. 26 УК РФ ч. 2 преступление, совершенное по неосторожности.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

5.Уваров в нетрезвом состоянии управлял лошадью, запряженной в сани. В санях также сидели его малолетний ребенок, Лысикова и Горшкова. Обгоняя медленно идущий впереди трактор, Уваров наехал одним из полозьев на лежавшее у обочины занесенное снегом бревно, которое не было видно. Сани опрокинулись, а выпавшая из них Лысикова попала под гусеницы трактора и от полученных повреждений скончалась.

Виновен ли Уваров в смерти Лысиковой?

Да, виновен в силу ст. 23 УК РФ, Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, подлежит уголовной ответственности.

6.Выйдя из бара в нетрезвом состоянии, Шевцов остановился возле дерева и, увидев Кузнецова с фотоаппаратом, принял его за корреспондента газеты. Решив, что последний намеревается его сфотографировать, Шевцов оскорбил Кузнецова и плюнул ему в лицо. Возмущенный Кузнецов ударил Шевцова кулаком по голове, отчего тот сильно ударился головой о дерево, получив серьезную травму, от которой через несколько дней умер. Кузнецов был осужден за умышленное убийство.

Правильно ли суд определил форму вины Кузнецова?

Нет, не верно. Данное деяние будет квалифицироваться, как преступление, совершенное по неосторожности на основании ч. 2 ст. 26 УК РФ

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

7.Александров и Власов в нетрезвом состоянии пытались без очереди сесть в такси. В ответ на требования отца и сына Марковых встать в очередь Александров и Власов затеяли драку, выражались нецензурными словами, вели себя дерзко и цинично. В ходе драки Александров нанес удар ножом в грудь Маркову-сыну, который от полученного ранения через несколько минут скончался.

Какова форма вины в действиях Александрова и Власова? Каковы мотивы этих действий?

В силу ч. 3 ст. 25 УК РФ Преступление, совершенное умышленно с хулиганскими побуждениями подп. «а и б» ч. 1 ст.213 УК РФ,

3. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное: с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

8. Муж Смирновой иногда заходил в комнату соседки по квартире Ершовой и после посещений всегда хвалил ее за чистоту и порядок. Смирнова, посчитав, что Ершова задумала разрушить их семью, решила ее убить. Увидев, что Ершова пошла в магазин, она приготовила топор и стала ждать ее возвращения. Когда раздался звонок, Смирнова, решив, что Ершова вернулась, выключила свет в прихожей, открыла дверь и спряталась за ней. Затем ударила вошедшую топором по голове. Пострадавшей оказалась соседка по дому Баркова, которая хотела попросить утюг. Ее здоровью был причинен тяжкий вред.

Определите вид ошибки, допущенной Смирновой. Влияет ли эта ошибка на форму вины и ответственность?

Фактическая ошибка в объекте преступления.

Лицо может неправильно оценивать фактическое и юридическое содержание тех общественных отношений, интересов и благ, на которые осуществляется посягательство. Первым видом ошибки в объекте является подмена объекта, при которой субъект полагает, что вред причиняется одному объекту, а на деле вред причиняется другому неоднородному объекту.

Да, влияет, т.к. Смирнова желала наступление смерти Ершовой, а на деле не умышленно убила Баркову. В связи с этим Смирновой грозила уголовная ответственность по ст. 105 УК РФ, а в связи с непредвиденными обстоятельствами по ч. 1 ст. 109 УК РФ, причинение смерти по неосторожности — наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Ч.3 ст.26 УК РФ, преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

9.Белов, находясь на станции Кемерово и воспользовавшись сном Иванова, совершил у него кражу чемодана, полагая, что в чемодане находятся предметы одежды. Однако в чемодане оказались чертежи по модернизации оборудования, полученные Ивановым на одном из предприятий, куда он был направлен с этой целью в командировку.

К какому виду ошибок относится ошибка, допущенная Беловым, и отразится ли она на квалификации преступления?

Фактическая ошибка в объекте преступления.

Нет, не отразится, т.к. в силу ч. 1 ст. 158 УК РФ, Кража, то есть тайное хищение чужого имущества, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

10. Сомов и Кучеров затеяли драку в тамбуре пассажирского поезда. Сомов нанес Кучерову несколько ударов ножом в грудь. Кучеров упал и потерял сознание. Сомов, считая его мертвым, испугался ответственности и выбросил Кучерова из тамбура на полном ходу поезда. Судебно-медицинской экспертизой установлено, что смерть наступила не от ножевых ран, а от удара при падении.

Какая ошибка имеется в данном случае и как она влияет на квалификацию?

Фактическая ошибка в развитии причинной связи

Ошибка в развитии причинной связи имеет место когда вследствие неправильного понимания виновным причинно-следственной зависимости между его деянием и предполагаемыми последствиями реальный преступный результат носит иной характер, нежели тот, который охватывался намерением виновного.

В таких случаях ответственность наступает за покушение на совершение первоначального деяния и неосторожное причинение фактически наступивших последствий.

Изначально состав преступления подходил под ч. 1 ст. 111 УК РФ, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, а в последствии подп. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ, убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку совершенное с особой жестокостью.

Признак особой жестокости наличествует, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.).

11. Распивая спиртные напитки, Костин и Нефедов поспорили, кто из них сильнее, а затем стали бороться. При этом они не заметили края обрыва и оба упали в овраг. При падении Костин, пролетев около 10 метров, случайно удержался на выступе, а Нефедов скатился на дно оврага глубиной 32 метра и умер на месте падения вследствие паралича дыхательного центра и сотрясения головного мозга.

Виновен ли Костин в гибели Нефедова? Да, виновен.

1. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

3. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Комментарий к Ст. 26 УК РФ

1. Уголовный кодекс предусматривает два вида неосторожной вины: легкомыслие (ранее этот вид именовался самонадеянностью) и небрежность.

2. Легкомыслие, как и косвенный умысел, в качестве интеллектуального элемента включает предвидение возможности наступления общественно опасных последствий и в этом смысле требует разграничения с указанным видом умысла.

В отличие от косвенного умысла, когда лицо предвидит реальную возможность причинения вреда именно его действием (бездействием) в данной конкретной обстановке, при преступном легкомыслии виновный предвидит лишь абстрактную опасность последствий своего деяния, которое само по себе может не являться общественно опасным: он понимает, что действие (бездействие), которое он совершает (к примеру, нарушение правил дорожного движения, правил безопасности производства различных работ и т.п.), способно повлечь наступление общественно опасных последствий, но в данном конкретном случае рассчитывает избежать таких последствий, надеясь на какие-либо определенные факторы (свое мастерство, опыт и т.п.). Подобный расчет должен быть основан на реальных обстоятельствах, связанных с профессиональными качествами, навыками и умениями виновного лица, особенностях используемых им технических средств, приспособлений, конкретной специфике обстановки и т.д. В итоге этот имевшийся расчет, направленный на избежание общественно опасных последствий, оказался самонадеянным (недооцененным или переоцененным), что и позволяет определить вину субъекта не как косвенный умысел, а как легкомыслие.

3. Особенностью небрежности является то, что лицо, причинившее общественно опасные последствия или не предотвратившее их, при совершении своего деяния не предвидело эти последствия, не представляло их. Однако, если лицо должно было их предвидеть (объективный критерий небрежности) и к тому же могло предвидеть и, соответственно, не допустить наступления данных последствий (субъективный критерий небрежности), но не сделало этого, из-за чего общественно опасные последствия наступили, то имеются основания утверждать о совершении преступления по небрежности, а не об отсутствии вины, о невиновном причинении вреда.

Обязанность предвидения последствий своего поведения для того или иного субъекта устанавливается, исходя из специальных требований, предъявляемых к лицам определенной профессии, занимающимся соответствующей деятельностью, или же на основе общеизвестных правил предусмотрительности, которые должны соблюдаться любым вменяемым человеком. Только тогда, когда субъект, не предвидевший, но обязанный предвидеть и предотвратить общественно опасные последствия, мог, но не сделал этого, имеются основания для признания в содеянном им вины в виде небрежности.

Так, по конкретному делу суд пришел к правильному выводу о том, что преступление совершено по небрежности, когда виновный, полагая о реальном посягательстве на него и производя выстрелы, считал, что находится в состоянии необходимой обороны, вследствие чего не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия и мнимость посягательства на него. Согласно ч. 1 комментируемой статьи преступление, совершенное по небрежности, признается совершенным по неосторожности, поэтому суд действия Р. по отношению к Х.А. и С. квалифицировал по ч. 2 ст. 109 УК — причинение смерти по неосторожности двум лицам; действия Р. в отношении Б. квалифицированы по ч. 1 ст. 111 УК, так как установлено, что в данном конкретном случае осужденный действовал с прямым умыслом и этот вывод судом в приговоре мотивирован .
———————————
Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 08.04.2003 N КАС03-74.

4. Уголовный кодекс за редкими исключениями (ст. ст. 215, 217) предусматривает ответственность за неосторожное поведение в случаях, когда оно повлекло соответствующие общественно опасные последствия, т.е. за преступления с материальным составом. Само по себе создание опасности наступления последствий в результате проявленных легкомыслия или небрежности, при отсутствии реального вреда, не влечет ответственности субъекта, в том числе и в тех случаях, когда возможные последствия были предотвращены по причинам, не зависящим от него (иными лицами и т.п.).

Наличие в УК некоторых так называемых угрозосоздающих составов преступлений (ст. ст. 340, 341, 342) не опровергает, а подтверждает изложенное правило, поскольку возможность привлечения к ответственности за совершение указанных преступлений по неосторожности увязывается лишь с наступлением материальных (тяжких) последствий, что определено в привилегированных нормах названных статей УК, предусматривающих в этой связи менее строгие санкции по сравнению с теми же деяниями, совершенными умышленно. Такое положение вполне соответствует и ст. 15 УК о видах преступлений, согласно которой неосторожные деяния не могут относиться к числу тяжких и особо тяжких преступлений.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *