Провокация взятки УК РФ

Провокация взятки УК РФ

Комментарий к статье 304 Уголовного Кодекса РФ

Основным объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие нормальные условия отправления правосудия. В качестве дополнительного объекта выступают интересы потерпевшего — спровоцированного должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Общественная опасность провокации взятки заключается в том, что эти действия подрывают авторитет государства в области правосудия, деловую репутацию потерпевших. Провокация взятки либо коммерческого подкупа создает искусственный, сфальсифицированный повод к последующему привлечению лица к уголовной ответственности, возбуждению уголовного дела и его последующей передаче в суд, наказанию должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации. Таким образом, на основе провокационных действий правосудие может обернуться неправосудием, привлечением к ответственности невиновного лица.

Предмет рассматриваемого преступления аналогичен предмету коммерческого подкупа (ст. 204 УК РФ), получения или дачи взятки (ст. ст. 290, 291 УК РФ). В п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» <1> сказано: «По смыслу закона предметом взятки или коммерческого подкупа наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом могут быть выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.п.). Под выгодами имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами. Указанные выгоды и услуги имущественного характера должны получить в приговоре денежную оценку».

———————————
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

Объективная сторона преступления выражается в действии — попытке передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания услуг имущественного характера.

Обязательным признаком состава преступления является отсутствие согласия получателя на принятие предмета взятки (подкупа). Виновный в провокации создает лишь видимость преступления, имитирует получение взятки (подкупа), а потерпевший (круг лиц прямо указан в законе) находится в неведении относительно этих преступных действий.

В этом как раз и состоит принципиальное отличие рассматриваемого деяния от дачи взятки и коммерческого подкупа, которые проявляются в передаче соответственно должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, предмета взятки (подкупа) за их действия (бездействие) по службе в интересах дающего или представляемых им лиц, а также за общее покровительство или попустительство по службе. При этом очевидно, что указанные преступные действия (дача взятки) совершаются с обоюдного согласия взяткодателя и взяткополучателя (то же и в отношении подкупа).

По конструкции объективной стороны данный состав преступления является усеченным. Преступление считается оконченным с момента попытки передачи указанным лицам денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно с момента начала оказания услуг имущественного характера. Эта попытка выражается, например, в подкладывании денег или ценных бумаг в документы, ящик стола и т.п., направлении их в адрес провоцируемого лица по почте, телеграфу, передаче родственникам лица якобы с его согласия и т.д.

Для субъективной стороны этого состава характерна вина в виде прямого умысла: субъект сознает, что должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции, не знает о намерении передать ему предмет взятки или подкупа, не выражало своего желания получить его и, несмотря на эти обстоятельства, желает передать данное незаконное вознаграждение. При этом виновный преследует одну из двух целей:

1) искусственное создание доказательств преступления (предусмотренного ст. 204 или ст. 290 УК РФ). Способы, с помощью которых будут создаваться такие доказательства, весьма разнообразны: оповещение правоохранительных органов, тайная запись разговоров, приглашение свидетелей, переписывание номеров денежных купюр или ценных бумаг и т.д. Если искусственное создание доказательств преступления, предусмотренного ст. 204 или ст. 290 УК РФ, связано с желанием привлечь лицо к уголовной ответственности и сопровождается подачей заявления о привлечении к ответственности по ст. 204 или ст. 290 УК РФ или заявлением о вымогательстве взятки и последующей провокацией, то действия виновного могут быть квалифицированы по совокупности преступлений со ст. 306 УК РФ;

2) шантаж. При этом субъект надеется, что если предмет взятки или подкупа будет принят, то в дальнейшем он сможет предъявить к должностному лицу или лицу, осуществляющему управленческие функции, какие-либо требования, связанные с его должностными обязанностями, под угрозой сообщить правоохранительным органам или иным лицам о факте получения взятки, подкупа.

Мотивы преступления могут быть разными. На квалификацию они не влияют, но могут учитываться при назначении наказания.

Провокацию взятки или коммерческого подкупа следует отличать от оперативно-розыскных мероприятий (оперативного эксперимента), предусмотренных Федеральным законом от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» <1>, которые допускаются только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжких преступлений, а также выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (ст. 8).

———————————
<1> СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.

Необходимо отметить, что провокационные действия могут осуществляться и сотрудниками правоохранительных органов. В этом случае подобные действия будут отличаться от оперативного эксперимента по следующим основаниям:

1) при провокации нет оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных в ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»;

2) при провокации инициатива получения предмета взятки либо подкупа соответствующим субъектом исходит от самих сотрудников, а при оперативном эксперименте она должна исходить от должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой организации, т.е. лица, могущего быть субъектом преступлений по ст. 204 или ст. 290 УК РФ;

3) целью провокации взятки либо коммерческого подкупа могут быть искусственное создание доказательств либо шантаж, а при оперативном эксперименте целью является подтверждение и документирование сведений о вымогательстве взятки либо коммерческого подкупа (либо ином приготовлении к названным преступлениям) и привлечение виновных к уголовной ответственности <1>.

———————————
<1> См.: Радачинский С.Н. Ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа: Дис. . канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 1999. С. 71.

Согласно п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» «не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе».

Субъект рассматриваемого преступления общий — вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет.

Если провокация взятки или коммерческого подкупа совершена должностным лицом с использованием служебного положения, содеянное им следует дополнительно квалифицировать по ст. 285 УК РФ <1>.

———————————
<1> См.: п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6.

Другой комментарий к статье 304 УК РФ

1. Потерпевшим является должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческих или иных организациях, понятия о которых содержатся соответственно в примечаниях к ст. ст. 285 и 201 УК.

2. Объективная сторона преступления выражается в провокации взятки или коммерческого подкупа, т.е. в попытке передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств либо шантажа.

Понятия взятки и коммерческого подкупа законодателем закреплены соответственно в ст. ст. 290 и 204 УК.

Сущность провокации раскрывается в самом законе и заключается в попытке передачи взятки без согласия лица, которому она предназначена (самому потерпевшему, его родным или близким, сослуживцам для последующей передачи адресату и т.п.). Отсутствие согласия означает, что должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции, ни открыто, ни завуалированно не требовало передать взятку или осуществить коммерческий подкуп и не выражало готовности принять незаконное вознаграждение.

3. Преступление считается оконченным с момента совершения указанных в законе действий.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. В качестве обязательного признака в законе указана цель: искусственное создание доказательств совершения преступления или шантаж.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалификация провокации отдельных преступлений (Шумихин В.Г.)

Введение
В судебной практике действия лиц, подбрасывающих другому лицу запрещенные к обороту предметы в целях его изобличения в преступлении, квалифицировались по разным статьям Уголовного кодекса РФ. Нередко подбрасывание лицу с указанной целью наркотических средств или боеприпасов и других запрещенных к обороту предметов, квалифицировалось как сбыт данных предметов по статьям 228.1 и 222 Уголовного кодекса РФ. В других случаях подобные действия оценивались как провокация преступления и квалифицировались как заведомо ложный донос по ч. 3 статьи 306 Уголовного кодекса РФ. Очевидно, что данные действия, предпринятые в отношении лица без его ведома и согласия, носят ярко выраженный провокационный характер. Поэтому уголовно-правовая оценка предполагает анализ и этих признаков.
Понятие провокации преступления и ответственность за нее по Уголовному кодексу РФ
В Уголовном кодексе РФ не содержится законодательного определения провокации преступления. В судебной практике устоялось понимание провокации преступления, данное в Определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 8 июня 1946 года. Оно сводилось к следующему: «Лицо, спровоцировавшее другое лицо на совершение преступления, хотя и с целью последующего изобличения, должно отвечать как за подстрекательство к совершению преступления». Оно базировалось на воззрениях дореволюционной школы русского уголовного права на провокацию преступления как подстрекательство к преступлению . Аналогичный подход к оценке провокации преступления как подстрекательским действиям прослеживается и в современном уголовном праве Германии . В науке уголовного права данная проблема долгое время не освещалась с критических позиций. В научных публикациях последних лет вопрос о провокации преступлений привлек внимание целого ряда ученых . Наиболее точно юридическую природу провокации преступления раскрыл С.Н. Радачинский: юридическая природа провокации преступления, в том числе провокации взятки либо коммерческого подкупа, не детерминируется такой разновидностью соучастия, как подстрекательство, а обладает собственными характеристиками: а) вызвана намерением субъекта обеспечить одностороннее проявление искомой (желательной) модели поведения со стороны провоцируемого лица, имеющей лишь внешние признаки преступного деяния; б) осуществляется в порядке односторонней (сознанием провоцируемого); в) предполагает использовать спровоцированное «криминальное» деяние лица не в целях достижения совместного преступного результата, а в целях дискредитации либо создания искусственных доказательств обвинения; г) цель действий провокатора — наступление вредных последствий для провоцируемого; д) наличие у провокатора только прямого умысла, причем этот умысел должен быть направлен не на вид и последствия совершенного вовлеченным преступления, а на сам факт его совершения . Понятие провокации преступления определяется С.Н. Радачинским как противоправная умышленная односторонняя деятельность виновного, направленная на моделирование такого поведения другого лица, которое имело бы все внешние признаки преступления с целью дискредитации, шантажа либо создания искусственных доказательств обвинения . Российский законодатель в действующем Уголовном кодексе установил уголовную ответственность за провокацию только двух конкретных преступлений, в статье 304 УК РФ предусмотрена ответственность за провокацию взятки и провокацию коммерческого подкупа.
Квалификация подбрасывания наркотических средств в целях создания искусственных доказательств обвинения
Достаточно часто в судебной практике возникает необходимость оценивать с точки зрения действующего уголовного законодательства случаи подбрасывания лицу наркотических средств в целях искусственного создания доказательств его обвинения. Следствие и суд зачастую квалифицируют это как сбыт или покушение на сбыт наркотических средств либо дают иную оценку как заведомо ложный донос. Указанные действия, на наш взгляд, представляют собой провокацию преступления. Во-первых, они являются односторонними и умышленными действиями лица, совершенными без ведома и против воли лица, которому они подбрасываются. Во-вторых, эта деятельность направлена на моделирование такого поведения другого лица, которое по внешним признакам напоминает приобретение наркотического средства. В-третьих, целью лица, подбрасывающего наркотики, является искусственное создание доказательств обвинения другого лица, а не цель запуска наркотика в незаконный оборот против здоровья населения. Специальных норм об ответственности за провокацию преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств в УК РФ не предусмотрено. Однако действия, заключающиеся в провокации иных преступлений, также направлены против правосудия и должны квалифицироваться как преступления против правосудия, в частности по ст. 306 «заведомо ложный донос». Такая квалификация подобных криминальных ситуаций достаточно обоснована и имеет место в российской судебной практике. Так, действия подсудимых Бондарева и Гайворонской, подбросивших наркотические средства в автомобиль потерпевшего в целях искусственного создания доказательств обвинения против него, были квалифицированы Каменским районным судом Ростовской области по ч. 3 ст. 306 УК РФ как заведомо ложный донос о совершении преступления, соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения. Квалификация же подобных действий как оконченный сбыт или покушение на сбыт наркотических средств по ст. 228.1 УК РФ будет противоречить положениям уголовного законодательства РФ, поскольку объектом посягательства, исходя из целей действий субъекта, являются интересы правосудия, а не здоровье населения, как это требуется установить для вменения ст. 228.1 УК РФ. Данный подход к квалификации подобных случаев также противоречит разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ. В пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» разъяснено, что под сбытом следует понимать любые способы возмездной либо безвозмездной передачи их другим лицам, и указаны способы: продажи, дарения, обмена, уплаты долга, дачу взаймы и т.д. . Все эти способы требуют наличия волеизъявления сторон. Если волеизъявление предполагаемого приобретателя отсутствует, т.е. соглашения между сторонами не было, то и отсутствует продажа, дарение, обмен и т.д., т.е. отсутствует сбыт наркотического средства. Тем более ошибочна квалификация действий лица, подбросившего другому лицу наркотические средства, как оконченного сбыта наркотика, поскольку происходит последующее изъятие наркотического средства из незаконного оборота и объект уголовно-правовой охраны не нарушается. На это обращалось внимание в п. 13 указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ по квалификации действий при проверочной закупке наркотических средств в рамках ОРМ .
Квалификация провокационного подбрасывания боеприпасов и других предметов, предусмотренных в ст. ст. 222 и 222.1 УК РФ
В судебной практике провокационное подбрасывание предметов, предусмотренных статьями 222 и 222.1 Уголовного кодекса РФ, также оценивалось различным образом: как сбыт или покушение на сбыт этих предметов либо как заведомо ложный донос. Чаще судебная практика фиксировала провокационное подбрасывание боеприпасов к нарезному огнестрельному оружию. На наш взгляд, действия лица, подбрасывающего другому лицу боеприпасы к нарезному огнестрельному оружию в целях искусственного создания доказательств обвинения в совершении им преступления, следует квалифицировать как провокацию преступления. Данные действия содержат все признаки провокации преступления: представляют умышленную одностороннюю деятельность лица, направленную на моделирование такого поведения другого лица, которое имело бы все внешние признаки преступления с целью дискредитации, шантажа, создания искусственных доказательств обвинения. Как отмечалось, в Уголовном кодексе РФ установлена уголовная ответственность за провокацию только двух конкретных преступлений, в ст. 304 УК РФ предусмотрена ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа. Специальных норм об ответственности за провокацию преступлений против общественной безопасности в УК РФ не предусмотрено. Однако действия, заключающиеся в провокации преступлений данной направленности, также направлены против правосудия и должны квалифицироваться как преступления против правосудия, в частности по статье 306 Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за заведомо ложный донос.
Провокационные действий лица, подбрасывающего боеприпасы к нарезному огнестрельному оружию, не могут квалифицироваться как незаконный сбыт боеприпасов по ст. 222 УК РФ, поскольку это противоречит разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств». В п. 11 Постановления разъяснено, что под незаконным сбытом боеприпасов следует понимать их безвозвратное (в отличие от незаконной передачи) отчуждение в собственность иных лиц в результате совершения какой-либо сделки (возмездной или безвозмездной), т.е. продажу, дарение, обмен и т.п. Поскольку даже противоправная сделка предполагает соглашение сторон, т.е. определенное волеизъявление приобретателя боеприпасов, то при отсутствии такового нельзя квалифицировать действия лица, подбросившего боеприпасы, как незаконный сбыт этих предметов.
Выводы
Подбрасывание запрещенных к обороту предметов лицу в целях искусственного создания доказательств его обвинения необходимо рассматривать как провокацию преступления. Поскольку эти умышленные и односторонние действия направлены на моделирование такого поведения другого лица, которые бы имели все внешние признаки преступления в целях искусственного создания доказательств обвинения. Официальное судебное разъяснение по квалификации действий лица, подбрасывающего другому лицу наркотики в целях искусственного создания доказательств в совершении им преступления, отсутствует. Исходя из положений Уголовного кодекса РФ и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, данных в п. 13 Постановления N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, содержащихся в п. 11 Постановления от 12 марта 2012 г. N 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» данные действия следует квалифицировать по части 3 статьи 306 УК РФ как заведомо ложный донос, связанный с искусственным созданием доказательств обвинения. Уголовный кодекс Российской Федерации необходимо дополнить дефинитивной нормой, в которой следует дать законодательное определение составу провокации преступления.
Библиографический список
1. Бриллиантов А. Заведомо ложный донос: вопросы квалификации // Уголовное право. 2014. N 3. С. 13 — 18.
2. Волженкин Б. Допустима ли провокация как метод борьбы с коррупцией? // Рос. юстиция. 2001. N 5. С. 43 — 45.
3. Жалинский А.Э. Современное немецкое уголовное право. М.: ТК «Велби»; Проспект, 2004. 560 с.
4. Говорухина Е.В. Понятие и правовые последствия провокации в уголовном праве: Дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2002. 176 с.
5. Егоров В.С., Кудашов В.Н. Уголовно-правовой анализ объективных признаков незаконного оборота огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2008. Вып. 6 (22). С. 327 — 334.
6. Егорова Н. Провокация взятки либо коммерческого подкупа // Рос. юстиция. 1997. N 8. С. 27 — 28.
7. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2006. N 8.
8. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2002 г. N 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 5.
9. Радачинский С.Н. Юридическая природа провокации преступления // Уголовное право. 2008. N 1. С. 59 — 64.
10. Радачинский С.Н. Провокация как обстоятельство, исключающее преступность деяния // Уголовное право. 2009. N 2. С. 64 — 69.
11. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть Общая. М.: Наука, 1994. Т. 1. 380 с.

Практика показывает, что в некоторых случаях основным фактором, побудившим «преступника» совершить правонарушение, являются настойчивые побуждения других заинтересованных в осуществлении преступления лиц.

Подобные действия, направленные на провоцирование кого-либо к осуществлению правонарушения, называются ни чем иным, как провокацией. При этом стоит отметить, что наиболее распространенным видом провокации является подстрекательство преступного деяния служащими правоохранительных органов.

Как правило, провокация имеет место в отношении уголовных дел с наркотиками, дел о коммерческих взятках, нарушении авторских прав, а также в отношении дел о сутенерстве.

В этой статье мы подробно рассмотрим, что такое провокация преступления, какая в 2019 году применима статья УК РФ.

Провокация на совершение преступления

Примечательно, что именно Соединенные Штаты Америки стали первым государством, где провокация преступного деяния снимала виновность с лица, совершившего преступление.

Так, еще в недалеком XX веке власти Америки приняли доктрину о том, что провокация сотрудниками правоохранительных органов не всегда бывает законная, но в некоторых определенных случаях их действия могут быть признаны неправомерными.

Под провокацией подразумеваются случаи, когда они для скорейшего открытия уголовного дела всячески провоцируют лицо к осуществлению преступных действий, которых последний даже и не думал выполнять.

Таким образом, под провокатором подразумевается ни кто иной, как сообщник правонарушения, который попросту не хочет самостоятельно осуществлять какое-либо преступное действие, поэтому всячески агитирует другое лицо к его выполнению.

Уже несколько десятилетий бытует такое мнение, будто проблема провокации преступного деяния не должна как-либо отражаться в законодательстве России, поскольку она совершенно не актуальна.

И действительно, рассматриваемый термин можно найти лишь только в 304 статье Уголовного кодекса, где предписана мера взыскания за провокацию к даче коммерческого подкупа (взятки).

Однако судебная практика показывает, что в последнее время набирает все большую и большую силу именно рассматриваемое противозаконное деяние.

Некоторые неспециалисты могут путать два схожих понятия: провокация преступных действий и подстрекательство. Однако между ними есть заметные отличия, среди которых основное — цель агитации.

Например, подстрекатель осознает цель своих уговоров, хочет их наступления и предпринимает все, что в его силах, для совершения преступления другим лицом.

Несмотря на то, что сам подстрекатель не участвует лично в осуществлении преступного деяния, он все равно понесет уголовную ответственность в случае раскрытия правонарушения, чего, естественно, он не желает.

В случае провокации цель провокатора остается незамеченной для лица, совершившего преступное деяние. Кроме того, провокатор не является сообщником преступления, поэтому-то ему и не грозит привлечение к уголовной ответственности.

И, главное, — основная цель провокатора – это скорейшее раскрытие преступного деяния и привлечение к уголовной ответственности исполнителя.

Итак, что является провокацией преступления? Перечислим основные квалифицирующие признаки провокации согласно Уголовному кодексу РФ:

  1. Активные действия провокатора, которые оказали решающее влияние на исполнителя противоправного действия. При этом без проводимой агитации лицо даже и не думало о выполнении уголовного правонарушения.
  2. Мотив провокации – привлечение обманным путем в преступление (лицо не подозревает об участии противозаконных действиях).
  3. Другая цель провокации – не выполнение непосредственно самого преступного деяния, но привлечение к уголовной ответственности обманутого гражданина.

Провокация преступления сотрудниками полиции

Сотрудникам правоохранительных органов запрещается склонять либо как-то агитировать граждан к совершению противозаконных деяний (4 статья Федерального закона № 211).

Если сотрудники полиции обнаружили само преступное деяние либо только подготовку к нему, то они обязаны немедленно помешать выполнению противоправного поведения, завести уголовное дело.

Как на практике выглядит провокация преступлений сотрудниками правоохранительных органов:

  1. Мотив действий сотрудников полиции – намеренная незаконная организация преступления, а также дальнейшие действия для поиска доказательств его совершения, а уже затем неминуемо следует шантаж.
  2. Служащие правоохранительных органов при обнаружении преступления не отобразили его в соответствующем документе и не предотвратили его, но, напротив, — незаметно для окружающих создают все условия для его скорейшего совершения.

В случае провокации сотрудников полиции, как правило, имеют место такие последствия:

  • каждое преступление, которое было спровоцировано намеренной агитацией, признается незаконным — все документы, касающиеся данного правонарушения, аннулируются;
  • в таком случае отсутствуют существенные причины для привлечения исполнителя преступления к уголовному наказанию;
  • с другой стороны, провокатор, нарушивший законодательство, будет привлечен к уголовной ответственности. При этом тип применяемого наказания, а также его размер зависит непосредственно от характера нанесенного вреда.

Однако практика показывает, что, к сожалению, простому гражданину, которого обманным путем спровоцировали к совершению преступления, бывает крайне нелегко это доказать. Прежде всего, в таком случае потребуется привести доказательства отсутствия личных мотивов.

Для этого можно использовать следующие доказательства:

  • устные свидетельства очевидцев;
  • какие-либо документы, характеристика с места работы исполнителя преступления о его правильном образе жизни, хорошей репутации.

Провокация взятки как возможная позиция стороны защиты по уголовным делам о получении взятки

Одним из возможных вариантов позиции стороны защиты по делам о получении взятки, предусмотренным положениями ст. 290 УК РФ, является доказывание адвокатом факта провокации взятки в отношении его доверителя со стороны взяткодателя.

Необходимо отменить, что в ст. 304 УК РФ закреплено достаточно узкое определение понятия «провокации взятки», под которой понимается «попытка передачи должностному лицу, иностранному должностному лицу, должностному лицу публичной международной организации без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера, предоставления иных имущественных прав в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа».

Однако, длительное время российские суды не знали, как правильно оценивать доводы защиты о фактах провокации взятки. Отсутствуют в законе какие-либо четкие критерии, по которым можно было бы вне всяких разумных сомнений утверждать, имел ли место факт провокации взятки или имел место факт получения взятки, превысили ли сотрудники правоохранительных органов свои полномочия при производстве оперативно-розыскных мероприятий по делам коррупционной направленности и таким образом, допустили провокацию взятки.

Ситуация резко изменилась с принятием Постановления Пленума ВС РФ от 09.07.2013 № 24 (ред. от 03.12.2013), в котором были четко сформулированы следующие рекомендации для нижестоящих судов по оценке доводов сторон о наличии или отсутствии фактов провокации взятки (п.п. 32-34 Постановления Пленума):

А) уголовная ответственность по ст. 304 УК РФ наступает при следующих условиях:

— попытка передачи денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания услуг имущественного характера осуществлялась искусственного формирования доказательств совершения преступления или шантажа;

— должностное лицо заведомо для виновного не совершало действий, свидетельствующих о его согласии принять взятку, либо отказалось принять взятку;

Б) провокация взятки является оконченным преступлением с момента передачи имущества либо оказания услуг имущественного характера:

— без ведома должностного лица;

— вопреки его отказу принять незаконное вознаграждение;

В) исключает квалификацию деяния по ст. 304 УК РФ факт согласия лица принять незаконное вознаграждение в качестве взятки;

Г) должностное лицо, которому осуществляется попытка передать незаконное вознаграждение, не подлежит уголовной ответственности по ст. 304 УК РФ в связи с отсутствием события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);

Д) необходимо отграничивать от преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ, подстрекательские действия сотрудников правоохранительных органов, спровоцировавших должностное лицо на принятие взятки;

С тех пор как Верховный Суд РФ дал вышеуказанные разъяснения, сформировалась довольно обширная судебная практика, где суды достаточно неоднозначно оценивали доводы защиты об отсутствии события либо состава преступления, предусмотренного положениями ст. 290 УК РФ и о наличии фактов провокации взятки:

  1. Так, например, в п. 3 Обобщения практики рассмотрения уголовных дел коррупционной направленности за 2-е полугодие 2013 г. и 2014 г. в судах Ямало-Ненецкого автономного округа (утв. президиумом суда Ямало-Ненецкого автономного округа 9 сентября 2015 г.) суд субъекта воспринял позицию защиты и указывает, что «Приговором Надымского городского суда Л. признан виновным по ч. 1 ст. 292 (2 преступления), ч. 3 ст. 290 (2 преступления), ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 290 УК РФ. Судом установлено, что Л., занимая должность врача районной больницы, действуя через посредника С., получил взятки от трех лиц за составление подложных листков нетрудоспособности. В последнем случае он был задержан оперативными сотрудниками. Судом апелляционной инстанции приговор в отношении Л. отменен, последний оправдан ввиду отсутствия в его действиях состава преступления», так как «в материалах уголовного дела отсутствовали доказательства того, что осужденный совершил бы преступление без вмешательства сотрудников правоохранительных органов и без искусственного создания ими условий для этого. Судебная коллегия пришла к выводу о том, что действия сотрудников полиции были направлены на склонение Л. к получению незаконного вознаграждения, то есть, на провокацию, что нарушало требования ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Результаты ОРМ и производные от них доказательства не могли быть положены в основу приговора. Учитывая признание недопустимыми также и других доказательств, судебная коллегия пришла к выводу о недоказанности вины Л. и приняла решение о его оправдании».

  1. Однако, например, уже в Постановлении Президиума Тверского областного суда, суд отвергает позицию защиты и говорит, что «доводы кассационной жалобы о получении результатов оперативно-розыскной деятельности с нарушением норм закона, в том числе в связи с наличием у осужденных В. и К. особого статуса, а также о провокационных действиях сотрудников полиции при проведении оперативно-розыскных мероприятий, получили полную и правильную оценку суда первой инстанции и суда апелляционной инстанции, оснований не соглашаться с которой не имеется. В частности, суд первой инстанции на основе проверки результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальном порядке пришел к выводу о том, что умысел Д. на вымогательство взятки, сформировался независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений. Суд апелляционной инстанции правильно указал на то, что получение каких-либо специальных разрешений на проведение оперативного эксперимента в отношении депутата муниципального образования Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и иными федеральными законами не предусмотрено».

Таким образом, в практической деятельности адвоката-защитника по делам о получении взятки нередко возникает необходимость основывать свою позицию на позиции доверителя об имевшем место факте провокации взятки со стороны взяткодателя или правоохранительных органов. Судебная практика по данному вопросу в настоящее время весьма неоднозначна. Доводы стороны защиты о факте провокации взятки проверяется судами тщательным образом с учетом рекомендаций, изложенных в Постановлении Пленума ВС РФ от 09.07.2013 № 24 (ред. от 03.12.2013).

Иногда суды принимают указанную позицию, а иногда утверждают, что сторона защиты не смогла доказать факт провокации взятки, а также что при проведении ОРМ не было допущено существенные нарушений и злоупотреблений. Следует наряду с доводами об имевших место фактах провокации взятки использовать и другие, чтобы усилить позицию защиты и повысить шансы доверителя на оправдательный приговор.

Провокация взятки, подстрекательство и фальсификация результатов ОРМ. Рекомендации адвоката

Согласно ст.5 Федерального закона от 12.08.1995 №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность запрещено подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация), а также фальсифицировать результаты оперативно-розыскных мероприятий (в дальнейшем – ОРМ). Однако практике известны примеры, когда в отношении лиц привлекаемых к уголовной ответственности по делам о взяточничестве (ст.290 и ст.291.1 УК РФ) допускались нарушения закона – соврешались подстрекательские действия, устраивались провокации и фальсифицировались результаты ОРМ.

Примеры подстрекательства и провокации взятки.

Рассмотрим некоторые примеры из судебной практики, содержащие признаки подстрекательства и провокации взятки, а также фальсификации результатов ОРМ.

1. Взяткодателем выступает агент правоохранительных органов. Подход к должностному лицу осуществляется через общих знакомых и (или) путем позиционирования агента как крупного иногороднего бизнесмена, «помощь» которому со стороны должностного лица принесет последнему материальную выгоду. В ходе неоднократных бесед агент убеждает должностное лицо принять взятку, а при ее передаче происходит его задержание. В данной ситуации что умысел должностного лица на взятку сформировался не самостоятельно, а под воздействием агента. Если бы не подстрекательские действия последнего, то взятка бы не состоялась. В приведенном примере получение взятки не образует состава преступления и взяткополучатель подлежит освобождению от ответственности.

2. Должностному лицу передается кейс с документами. Но вместо документов в нем находятся деньги. При получении кейса должностное лицо задерживается. Провокация заключается в том, что должностное лицо умышленно вводится в заблуждение о содержимом кейса и только поэтому принимает его. Чтобы создать видимость взятки, передачу кейса осуществляет агент, проговаривающий под аудиозапись заранее подготовленный текст: «я вам принес», «как мы договаривались», «как вы просили» и т.п. Таким образом, против должностного лица совершается не только провокация взятки в виде передачи денег без его согласия, но и фальсификация результатов ОРМ, поскольку у него отсутствовал умысел на получение взятки.

При наличии изъятого у задержанного кейса с деньгами, совпадения следов краски на кейсе и на его руках, показаний агента, аудио и видеофиксации передачи кейса, — высока вероятность обвинительного приговора. Признательные показания о получении взятки, данные под «тяжестью улик» или «гарантии» смягчения меры пресечения, размера наказания, только усилят позицию обвинения.

3. Возврат реально существующего крупного долга обставляется как передача взятки. При получении денег кредитор, являющийся одновременно должностным лицом, задерживается качестве подозреваемого по ч.6 ст.290 УК РФ. Этот пример представляет из себя более сложную комбинацию в виде провокации взятки, выстроенную оперативниками.

Во-первых, долговые обязательства реально существовали. Но до возврата долга должник в инициативном порядке вступил в контакт с оперативниками. У каждого свой интерес: у должника – избежать погашения долга посредством обвинения кредитора в получении взятки, а у недобросовестных правоохранителей – раскрытие резонансного преступления, так как кредитор крупный государственный чиновник. С этой целью должник стал получать инструкции и средства скрытого аудио- и видеонаблюдения для фиксации своих разговоров. Все это делалось в неофициальном порядке, т.е. незаконно.

Во-вторых, чтобы возвратить выданный заем кредитор вынужден общаться с должником и должен принять от него долг. В разговорах должник, будучи агентом, стал еще дополнительно подстрекать кредитора к получению взятки за решение в пользу третьего лица вопроса, не связанного с долговыми обязательствами. Таким образом, ситуация оказалась двусмысленной. Из содержания разговоров не ясно, в счет чего передавались деньги: в счет частичного погашения долга или в качестве взятки?

В рассмотренном примере провокация взятки осуществлена агентом — «взяткополучатель» на имел умысла на получение взятки, он лишь намеривался получить долг. Фальсификация результатов ОРМ выразилась в том, что возврат части долга, о наличии которого знали оперативные работники, задокументирован ими как взятка. При этом должностное лицо уклонялось от навязанных ему разговоров о взятке и воспринимало передаваемые ему деньги, как частичный возврат долга.

Суды фактически исходят из презумпции законности совершаемых оперативниками действий пока не доказано обратное. Личный опыт автора и судебная практика показывают, что противодействие провокации и фальсификации результатов ОРМ по делам о взятке сложная, но выполнимая задача. Автор добивался признания судом полученных при ОРМ доказательств недопустимыми в порядке ст.75 УПК РФ и вынесения оправдательного приговора.

Общие рекомендации адвоката при подстрекательстве или провокации взятки.

Для должностного лица всегда существует риск совершения в отношении него подстрекательства или провокации взятки. Чтобы минимизировать риск провокации взятки, рекомендую следующее.

А. В контактах с людьми следует проявлять осторожность. Чтобы ослабить вашу бдительность, пошлют провокатора, снабдив его рекомендациями от хорошо знакомых вам лиц.

Б. Внимательно следите за тем, что говорит ваш собеседник. Если содержание его фраз вам неясно, носит двусмысленный характер, то ни в коем случае не берите у него ничего из рук. Прямо и громко говорите, что вам не понятны его слова. Наверняка он осуществляет скрытую аудиозапись разговора. В дальнейшем адвокат сможет ее использовать как доказательство вашей невиновности. Напротив, молчание может быть истолковано против вас.

В. Не допускайте высказывания следующих фраз: ну что принес, ну что там у тебя. Не помогут средства конспирации: принес ли газеты, буклеты и проч. Агент-провокатор даст показания, что слова «газеты», «буклеты» вы использовали в целях конспирации, а на деле речь шла о взятке. Следствие и суд наверняка согласятся с ним и вас признают виновным в получении взятки.

Г. Если собеседник пытается положить на стол какой-то предмет, то спросите его о том, что это за предмет. Не прикасайтесь к нему и сразу вызывайте свидетелей. На счету каждая секунда, так как за дверью наверняка находятся оперативники.

Общие рекомендации адвоката, если подстрекательство или провокация взятки состоялась.

Если подстрекательство или провокация взятки удалась и вас задержали с поличным, рекомендую следующее.

А. Успокойтесь. Не поддавайтесь на обещания, что в обмен на признательные показания в получении взятки вас отпустят домой. Не отпустят. Статья, по которой вы задержаны, относится к категории тяжких, особо тяжких (в зависимости от размера взятки). Если поддадитесь на уговоры, то попадете домой через несколько лет.

Б. Сразу требуйте адвоката и откажитесь от дачи показаний до его прибытия. Адвокат должен быть проверенный. Тот, кому вы доверяете. Не соглашайтесь на «бесплатного», а тем более, на рекомендованного теми, кто вас задержал. Наверняка приглашенный по их рекомендации адвокат станет работать не на вас, а на них: станет убеждать вас признаться в получении взятки. Также учтите, что возможен обман – станут заявлять, что их адвокат приглашен по поручению вашей жены или друзей.

В. При участии адвоката не спешите признавать свою вину в получении взятки. Всегда успеете это сделать. Вам вместе следует понять, какие у следствия имеются изобличающие доказательства в получении вами взятки. Признаваться следует тогда, когда следователь собрал достаточно доказательств и «гарантия» изменения меры пресечения на более мягкую или снижения наказания, не пустой звук, а реальность. Иначе торопиться с признанием вины не нужно. Тяжело, находясь в следственном изоляторе, не поддаться на различные уговоры. Но после этого доказать подстрекательство, провокацию взятки и фальсификацию результатов ОРМ станет практически невозможно.

Тактика защиты по делам о подстрекательстве или провокации взятки.

Обвинение по делам о взятке в большинстве своем строится на доказательствах, полученных в результате ОРМ. Все иные доказательства совершения преступления являются производными. Если адвокат сможет доказать незаконность ОРМ и полученных в ходе их проведения доказательств, подстрекательство или провокацию взятки и фальсификацию доказательств, то это прямой путь к оправдательному приговору!

1. В силу ч.7 ст.8 Федерального закона от 12.08.1995 №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» проведение оперативного эксперимента производится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Поэтому проведение в отношении должностного лица ОРМ до вынесения соответствующего постановления незаконно, а полученные при этом доказательства являются недопустимыми.

2. Для получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (идентификации абонентских устройств – определения IMEI и (или) абонентского номера), а также определения местоположения телефонного аппарата относительно базовой станции требуется судебное решение. Поэтому полученная в его отсутствие указанная информация, записи телефонных разговоров, электронная переписка и т.п. являются недопустимыми доказательствами и не могут быть положены в основу обвинительного приговора по взятке.

3. Если до проведения оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» у правоохранительных органов нет оснований подозревать должностное лицо во взяточничестве, а получение взятки явилось результатом вмешательства оперативных работников (передача взятки агентом), то их действия являются подстрекательством или провокацией.

4. Одна из сложных задач, стоящих перед защитой при подстрекательстве, провокации взятки и фальсификации доказательств, – получение сведений о том, что взяткодателем выступил агент. Получение таких сведений все-таки возможно. Когда имеется информация о том, что данное лицо ранее принимало участие в ОРМ по делам, не связанным с расследуемым преступлением. Такие сведения могут быть также получены в ходе анализа определения местоположения телефонного аппарата относительно базовой станции (детализации телефонных соединений номера его телефона (биллинг)), накануне и после приема-передачи взятки. Так по одному из дел на основании биллинга было установлено, что взяткодатель вступил в неформальные контакты с оперативниками задолго до начала оперативно-розыскных мероприятий. В совокупности с другими доводами автору удалось доказать совершение провокации взятки и фальсификации доказательств в отношении своего подзащитного.

5. Решение об участии в оперативно-розыскных мероприятиях должно быть принято гражданином добровольно. На практике данное требование закона не всегда соблюдается. Вынужденный характер участия в ОРМ лишает полученные доказательства признака допустимости. Так по одному делу, связанному с провокацией взятки, автор доказал, что взяткодателя против своей воли участвовал в оперативном эксперименте. Незадолго до этого его задержали по подозрению в совершении другого преступления и предложили принять участие в эксперименте, связанному с передачей взятки, в обмен на освобождение от уголовной ответственности.

6. Важное значение по делам о подстрекательстве, провокации взятки и фальсификации результатов ОРМ имеют находящиеся в уголовном деле аудио- и видеозаписи разговоров свидетелей, посредников, а главное – взяткодателя и взяткополучателя. Из их содержания можно установить наличие или отсутствие в действиях сторон состава преступления, подстрекательство или провокацию взятки. Ключевой вопрос при анализе их содержания состоит в том, от кого исходила инициатива в передаче взятки. Если умысел на получение взятки у должностного лица сформировался без влияния оперативных работников (агента), то взятка налицо. Если под их влиянием, то данные действия следует рассматривать, не как получение взятки, а как подстрекательство к получению взятки.

7. Адвокату по взяткам необходимо прослушать все имеющиеся в деле аудиозаписи разговоров и сравнить их содержание с расшифровкой, полученной в ходе лингвистической и (или) фоноскопической экспертизы. Автор сталкивался с ситуацией, когда эксперт фальсифицировал результаты экспертизы: осуществил подмену отдельных слов, чем исказил смысловое значение разговора фигурантов дела в пользу обвинения.

При проведении экспертизы следствие идет на различные уловки. Экспертиза может быть поручена экспертному органу, входящему в одно ведомство с органом предварительного расследования. Тем самым нарушается принцип независимости эксперта. На исследование эксперту предоставляются не все аудиозаписи, а только их часть, подтверждающая доводы обвинения. Так эксперту предоставляется аудиозапись, содержащая требование взятки. А запись, на которой агент-провокатор уговаривал должностное лицо принять взятку, эксперт не исследовал (для защиты будет большая удача, если такая аудиозапись окажется в деле). Данные манипуляции направлены на придание законности привлечения должностного лица к уголовной ответственности и на сокрытие доказательств совершенной в отношении него подстрекательства или провокации взятки, а также фальсификации результатов оперативно-розыскных мероприятий.

8. Записи разговоров в рамках компьютерно-технической экспертизы должны исследоваться на предмет наличия или отсутствия в них признаков монтажа. Вывод эксперта об отсутствии признаков монтажа должен быть категоричным. Иначе возникшие сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого.

9. Не менее важен ответ на вопрос о том, на какие технические средства фиксировались переговоры, положенные в основу обвинения. В одном из дел автор установил, что задолго до начала проведения оперативно-розыскных мероприятий провокатор записывал свои разговоры на средства скрытого (негласного) аудио- и видеонаблюдения. Суд признал эти записи полученными с нарушением норм УПК.

Формат данной статьи не позволяет раскрыть все методы защиты по делам о подстрекательстве, провокации взятки и фальсификации результатов ОРМ. Для их полного понимания автор рекомендует изучить практику Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) и Верховного Суда Российской Федерации. Следует изучать не только практику по взяточничеству и коммерческом подкупе, но и сбыту наркотических средств, поскольку методы проведения ОРМ при расследовании данных видов преступлений, а равно способы подстрекательства, провокации и фальсификации имеют существенное сходство.

Доказать совершение подстрекательства, провокации и добиться оправдательного приговора – крайне сложная задача. Ее успешное решение невозможно без досконального знания адвокатом материалов уголовного дела, а главное, умения нешаблонно мыслить. Также важно, чтобы он не боялся идти на конфликт с обвинением или судом, если это необходимо в интересах клиента. Цель адвоката не в том, чтобы понравиться кому-либо, а в том, чтобы победить. Победа любит смелых и умелых!

Провокация взятки: судебная практика

Провокация – достаточно распространенный способ проведения оперативных мероприятий по поимке преступников среди работников спецслужб, правоохранительных органов. Судебная практика по делам о взяточничестве, касающимся применения провокации, не отличается заметным объемом, в отличие, например, от судебной практики по каско, а прекращение таких дел ввиду того, что в ходе судебного процесса было установлено провокационное действие со сторон сотрудников правоохранительных органов, наблюдается достаточно редко. Объясняется это тем, что само явление провокации подлежало длительному замалчиванию, в том числе и со стороны судебных инстанций.

Первые разъяснения по этому вопросу были получены принятием на Пленуме ВС в 2006 году Постановления «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», где были даны разъяснения самого понятия провокации, подстрекательств. Именно в делах о сбыте наркотических средств наиболее часто встречались признаки провокационных действий. Но решение этого пленума не заставило суды применять его на практике чаще, чем это было ранее.

Как правило, даже обнаруживая признаки провокации, суды закрывали глаза на открывшиеся обстоятельства во время судебных разбирательств, а также при рассмотрении жалоб на вынесенные приговоры.

Провокация, как способ выявления взяточников

Ни для кого не является секретом, что такой метод выявления взяткополучателей, как провокация, пользуется немалой популярностью у сотрудников органов охраны правопорядка. Вместе с тем и в практической деятельности блюстителей правопорядка, и во многих юридических справочниках вопрос о справедливости и законности этого способа борьбы с коррупцией уже долгие годы остается спорным и вызывает массу дискуссий.

Такой вид преступления, как вымогательство, сегодня является одним из наиболее распространенных среди всех нарушений, имеющих коррупционную составляющую. Можно смело сказать, что нет практически ни одной сферы государственной власти, которая не была бы поражена этим недуги и функционировало нормально, не разрушая сознания общественности о своих способах работы и не порождая желания дачи взятки.

Учитывая то, что обе стороны этого вида преступления не заинтересованы в его раскрытии, раскрываемость по подобным делам имеет одни из самых невысоких показателей. Поэтому сотрудники правоохранительных органов прибегают и используют провокацию с целью выявления нечистоплотных чиновников, врачей, педагогов, прочих лиц, подпадающих под ответственность за вымогательство взятки или коммерческого подкупа. Естественно, что подобные действия не могут не приводить к произволу среди сотрудников органов, служителей закона, к превышению служебных полномочий, значительному ущемлению интересов и прав, заложенных в Конституции РФ, тех должностных лиц, по отношению к которым данный метод борьбы с получением и вымогательством взятки и используется. В обзоре судебной практике по делам о взяточничестве нередки случаи, когда обвиняемые в вымогательстве или получении взятки лица были полностью оправданы в связи с тем, что в действиях заявителей был установлен факт провокации, а доказательная база содержала неубедительные для суда подтверждения виновности подсудимых.

Так, одним из районных судов Липецка был вынесен оправдательный приговор по делу, где врачу противотуберкулезного диспансера было выдвинуто обвинение в совершении преступления, направленного против госслужбы. А именно — выдаче за определенную плату без проведения надлежащего осмотра справок о состоянии здоровья иностранным гражданам, без которых они не могут официально устроиться на работу, а в случае обнаружения болезни (туберкулеза) подлежат депортации из страны. В обвинении было указано, что врач согласился выдать пять справок об отсутствии туберкулеза для предоставления их в миграционную службу сотруднику липецкой милиции, который обратился к нему с подобной просьбой, представившись бизнесменом. За свои услуги представитель медицинского учреждения получил вознаграждение в сумме пятнадцати тысяч рублей.

Во время разбирательства суд пришел к выводу, что дело не столь однозначно, как его представляют правоохранительные органы, доказательная база не содержит документов, бесспорно подтверждающих факт вымогательства, получения вознаграждения, а также выявил признаки провокации получения вознаграждения должностным лицом.

Подобные выводы были сделаны на основании того, что судом было установлено: мнимый бизнесмен на протяжении всего рабочего дня преследовал медработника с просьбами о выдаче ему липовых справок и не раз получал отказ, но врач в конце концов не устоял перед настойчивыми уговорами и согласился на предложение. «Бизнесмен» фактически принудил его взять деньги. Суд расценил совершенные сотрудником правоохранительных органов действия, как провокация взятки, определив, что они вышли за границы оперативных мероприятий.

Подобных случаев судебная российская практика по делам о взятках насчитывает с каждым годом все больше. Учитывая то, что антикоррупционное законодательство постоянно ужесточается, а борьба с коррупцией все больше популяризуется, тема провокации получения взятки становится все популярней и вызывает массу споров. Следует ли «ловить на приманку» только тех, кто был замечен, уличен в нечистоплотности в этом вопросе или в надежде на то, что кто-то да клюнет, следует провоцировать всех должностных лиц.

Преступление провокация в истории РФ

Законодательство в этом вопросе постоянно меняется, то одобряя подобные методы, то запрещая их. Еще в начале прошлого века один известный правовед отметил, что чем менее развита розыскная система, чем она слабее, тем чаще ее сотрудники прибегают к методам провокации, в том числе и в случаях дачи взяток. Стоит отметить, что современные оперативники не изобрели ничего нового в методе провокации, этот способ ловли взяточников был известен и пользовался большой популярностью еще у полицейских в царской России.

Запрет на использование подобного способа впервые был заложен в Уголовном кодексе, принятом в 1922 году уже в советском праве. Несмотря на то что периоду нэпа был характерен высокий уровень взяточничества, где фигурировали достаточно высокие суммы, статья, предусматривающая ответственность за провокацию дачи взятки, была все-таки заложена. В новой редакции УК РФ, принятом в 1960 году этой нормы уже не было, а в действующий в настоящее время кодекс от 1996 года ответственность за провокацию получения взятки была заложена в разделе: Преступления, направленные против правосудия.

Особенности судебной практики

Обзор немногочисленной судебной практики по делам о взятках в части провокации дачи взяток за несколько лет носит достаточно неоднозначный характер. Легко прослеживается тенденция, когда в совершенно похожих делах различными судами были вынесены противоположные решения. И только после того, как пленумом ВС было принято специальное постановление «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», где главный судебный орган четко классифицировал и объяснил, что следует относить к провокации получения взятки, а что к оперативным мероприятиям по проверке заявлений о преступном вымогательстве дачи взятки.

Большинство юристов сошлись во мнении, что выданное пленумом разъяснение имеет большую важность и облегчает работу судей при вынесении вердиктов. Достаточно часто оперативники, спецслужбы, применяя метод провокации, ссылаются на нормы закона об оперативно-розыскной деятельности, в котором, как они считают, подобный прием считается законным, подводя этот способ выявления взяточников под проведение оперативного эксперимента. Хотя, в действительности, упомянутый ФЗ вполне четко исключает провокацию, как способ достижения необходимых результатов по выявлению фактов вымогательства взяток. Так, в ст.7 этого же закона упоминается, что оперативный эксперимент может проводиться при наличии информации о подготовке к совершению преступления или о факте его совершения, а также об особах, ведущих подготовку и совершающих противоправные действия, предоставляющих право возбудить уголовное дело. Другими словами, любой оперативный эксперимент приобретает законную силу, если лицо идет на преступление, в нашем случае, вымогает дачу взятки исключительно по своей инициативе без какого-либо принуждения.

Не является тайной факт того, что сотрудники правоохранительных органов достаточно своеобразно относятся к правам человека, заложенным в Конституции. Также к секретной не относится информация о том, что большинство людей никогда не решатся на преступление только по собственной инициативе. Вымогательство взятки не является исключением, если их к этому не принуждать, не соблазнять и не провоцировать. К тому же достижения в мире техники позволяют выявлять вымогателей взяток без каких-либо провокаций.

Рекомендации Верховного Суда

Изучив статистику вынесения приговоров на пленуме, Верховный Суд подготовил детальный обзор рассмотренных дел и издал рекомендации о судебной практике по делам о взяточничестве (вымогательстве, получении) по применению норм, содержащихся в статье 290 УК РФ. Несмотря на широкое распространение этого явления, суды первой инстанции до сих пор испытывают затруднения при классификации преступлений такого рода. В разъяснениях пленума указаны основные действия, которые могут совершаться должностными лицами за взятку:

  • Осуществление покровительства, попустительства или продвижения по службе, сюда же часто относят преступления, подпадающие под статью 201 УК РФ;
  • Бездействие при выполнении своих прямых должностных обязанностей, например, выдача пожарным инспектором разрешения на работу ресторана, хотя помещение, где он размещен, не соответствует противопожарным нормам.
  • Совершение любых действий, нарушающих закон, в пользу лица, дающего взятку.
  • Принуждение одного лица, уполномоченного на выполнение государственных функций, другим должностным лицом совершать или, напротив, не совершать действий согласно должностным обязанностям (выделение мат.помощи, места в детском саду или выселение из общежития с целью освободить место другому лицу, многое другое).

Пленум ВС в своих рекомендациях, касающихся судебной практики по делам о взятках, указал на обстоятельства, которые исключают факт взяточничества:

— Если должностное лицо или любая другая особа, уполномоченная на выполнение государственных функций, совершает какие-то действия, не входящие в круг его прямых обязанностей, за денежное вознаграждение только за счет собственного авторитета. Эти действия разве что можно квалифицировать как подстрекательство.

— Также в решении пленума указано, что под взяточничество не подпадает получение денежных средств за выполнение своих непосредственных обязанностей, которые при этом не касаются полномочий, которыми обладают лица, представляющие власть, или работники администраций.

Совет: под взятку не может быть отнесено получение ректором университета — профессором денег за дополнительные занятия со студентами по своей дисциплине.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *