Ст 307 ч 1

Ст 307 ч 1

Эта статья продолжает серию публикаций на тему оправдательных приговоров. С предыдущими статьями можно ознакомиться , и .
Это дело имеет ряд отличий ото всех предыдущих дел, о которых мне довелось вам рассказать. Его особенность в том, что подсудимый полностью признал свою вину, а доказательства не вызывали сомнений. Тем не менее, суд, со ссылкой на Конституцию РФ и Международный Пакт «О гражданских и политических правах», вынес оправдательный приговор на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, т.е. в связи с отсутствием состава преступления.
Расскажу по порядку как такое стало возможным и почему свидетель, давший ложные показания в суде, не подлежал уголовной ответственности за содеянное.
Все началось с того, что наш подсудимый Б. ранее был привлечен к уголовной ответственности за приобретение и хранение наркотического средства – дезоморфин, который он приобрел у некоего Т.
Соответственно Т. обвинялся в сбыте этого дезоморфина. Однако дело по сбыту было выделено в отдельное производство из дела по обвинению Б. в приобретении.
С этого момента Б. стал свидетелем в деле Т. и изобличал его в совершении сбыта. Однако на суде по делу Т. он заявил, что оговорил Т., а на самом деле наркотики он приобрел совсем у другого лица.
Эти показания судом были оценены как попытка оказать помощь своему знакомому Т. в целях создания доказательств оправдывающих последнего. Поэтому суд взял за основу показания свидетеля Б., которые он дал на предварительном следствии против Т.
В отношении Б. было возбуждено очередное уголовное дело, на этот раз по факту дачи ложных показаний в суде. Б. свою вину в даче ложных показаний признал полностью и был согласен на особый порядок.
Большинство судей, не моргнув глазом, рассмотрели бы это дело и вынесли обвинительный приговор. Ведь подсудимый Б. признал свою вину, и все доказательства были допустимыми. Но Б. повезло, его дело попало к судье, который не допускает формального отношения к осуществлению своих обязанностей и постоянно повышает свой профессиональный уровень, в том числе отслеживая практику ВС РФ.
Вынося оправдательный приговор, суд исходил из того, что статус свидетеля у Б. по делу Т. возник в силу выделения дела в отдельное производство, что не являлось необходимостью в соответствии со ст. 153 УПК РФ и ст. 154 УПК РФ, поскольку между сбытом и приобретением тесная взаимосвязь.
И действительно, сбыт совершенный Т. и приобретение совершенное Б. происходили одномоментно. То есть, давая показания о сбыте, он тем самым давал показания и против себя в приобретении.
При таких фактических обстоятельствах дела суд в обоснование своего решения указал следующее:
В силу ч. 1 ст. 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя самого.
Освобождение лица от обязанности давать показания, могущие ухудшить положение его самого, т.е. наделение этого лица свидетельским иммунитетом, является одной из важнейших и необходимых предпосылок реального соблюдения прав и свобод человека и гражданина.
Положение ч. 1 ст. 51 Конституции Российской Федерации в соотнесении со статьями 23, 24, 45, 46 и 52 Конституции Российской Федерации означает недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя.
Согласно подпункту «g» п. 3 ст. 14 Международного Пакта от 16.12.1966 г «О гражданских и политических правах» каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на гарантию на основе полного равенства не быть принуждаем к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным.
В соответствии с ч. 2 ст. 47 УПК РФ обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным.
Б. как обвиняемый, в отношении которого был вынесен обвинительный приговор, вправе защищаться средствами и способами, не запрещенными УПК РФ (п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК РФ).
Уголовно-процессуальный закон не содержит запрета обвиняемому на дачу заведомо ложных показаний.
Подписка, отобранная от Б. 29 апреля 2009 года, о предупреждении его председательствующим об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 307 УК РФ, не свидетельствует о наличии в деянии Б. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ, поскольку она не может ограничивать Б. в правах, предусмотренных ч. 1 ст. 51 Конституции Российской Федерации, подпунктом «g» п. 3 ст. 14 Международного Пакта «О гражданских и политических правах», ст. 47 УПК РФ.
При таких обстоятельствах в изложенном деянии Б. отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ.
Подробности читайте в приговоре.
________________________________________________________
Огромная благодарность судье Соломбальского районного суда города Архангельска Ахраменко Павлу Евгеньевичу.

1. Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо в ходе досудебного производства —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание. Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе досудебного производства или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

Комментарий к Ст. 307 УК РФ

1. Основным объектом, на который посягает данное преступление, являются общественные отношения, обеспечивающие быстрое, полное, объективное и справедливое расследование, рассмотрение и разрешение дел в сфере конституционного, гражданского, административного, арбитражного и уголовного судопроизводства. Дополнительным объектом факультативно могут выступать также права и законные интересы физических и юридических лиц, честь и достоинство человека, собственность.

2. Объективная сторона преступления выражается прежде всего в общественно опасных действиях, несущих дезинформацию органов дознания и предварительного следствия, а также судов относительно значимых для разрешения дела обстоятельств: заведомо ложных показаниях свидетеля, потерпевшего, эксперта или специалиста; заведомо ложном заключении эксперта, заведомо неправильном переводе.

О заведомой ложности показаний, заключения или перевода можно говорить как в случае, когда доносимая до адресатов информация искажается, перевирается, так и когда умалчиваются сведения, которые могут иметь значение для дела (например, свидетель не сообщает о присутствии на месте совершения преступления лица, о котором следствию и суду не известно; судебно-медицинский эксперт, описывая полученные потерпевшим телесные повреждения, не указывает наличие следов спермы и т.д.).

Ответственность за указанные действия может наступать лишь при условии, что они совершены в ходе производства по делу в рамках предусмотренных законом процессуальных действий. Соответственно, дача ложных показаний или ложного заключения является ненаказуемой, если допрос проводился или экспертиза назначалась лицом, которое не было уполномочено на осуществление производства по делу, или если свидетель или эксперт не были предупреждены об уголовной ответственности по комментируемой статье. В таких случаях полученные доказательства признаются недопустимыми и, следовательно, не подлежат оценке с точки зрения их достоверности или ложности.

3. Составы рассматриваемых преступлений являются формальными, с учетом чего эти преступления признаются оконченными с момента совершения соответствующих действий — дачи показаний, подготовки заключения, осуществления перевода независимо от того, как эти действия отразились на ходе и результатах производства по делу.

4. Субъектами преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, являются лица, обладающие наряду с общими признаками — вменяемостью и возрастом не менее 16 лет специальными признаками участников судопроизводства: свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста, переводчика.

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение по делу и допрошенные в этом качестве дознавателем, следователем или судом.

Лица, имеющие право в силу закона отказаться от дачи показаний (супруга или другой близкий родственник обвиняемого, депутат Государственной Думы, член Совета Федерации), если они этим правом не воспользовались и стали давать показания в качестве свидетелей, не освобождаются от ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Лица же, не подлежащие допросу в качестве свидетеля (священнослужитель — о данных, ставших ему известными на исповеди, адвокат — о данных, полученных при оказании юридической помощи и др.), в случае дачи ими заведомо ложных показаний ответственности не подлежат.

Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, заявитель, подозреваемый, обвиняемый, которые в случае их допроса об обстоятельствах дела дают ложные показания, уголовную ответственность по данной статье не несут. Не подлежит ответственности за дачу ложных показаний также лицо, допрашиваемое по уголовному делу в качестве свидетеля после того, как в отношении его из этого дела было выделено в отдельное производство уголовное дело, по которому он был осужден.

Потерпевшим является физическое или юридическое лицо, иная организация, которым преступлением причинен физический, моральный и материальный вред; в случае если потерпевшим по уголовному делу признано юридическое лицо, показания по делу дает его представитель, который при их заведомой ложности и подлежит ответственности. Лица, пострадавшие в гражданско-правовых отношениях, выступают в качестве не потерпевших, а гражданских истцов, и в силу комментируемой статьи ответственности за дачу заведомо ложных показаний не подлежат.

Экспертом является лицо, обладающее специальными познаниями и назначенное для производства экспертизы и подготовки заключения. При проведении комплексной экспертизы эксперт несет ответственность за содержание только той части заключения, которая относится к предмету его ведения и им подготовлена.

Специалистом является лицо, обладающее специальными познаниями и привлекаемое для оказания содействия в проведении процессуальных действий и разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его компетенцию.

5. Давая заведомо ложные показания или заведомо ложное заключение, виновный действует с прямым умыслом, осознавая, что сообщает должностному лицу или органу, ведущему производство по делу, ложную информацию, и желает сообщить именно такую информацию, выдав ее за достоверную.

В случае сообщения ложной информации вследствие ненаблюдательности, забывчивости, склонности к фантазированию, непрофессионализма (в отношении экспертов и специалистов), когда лицо заблуждается относительно подлинности сообщаемой им информации, ответственность по данной статье не наступает.

6. Цель преступления может состоять в оказании стороне по делу содействия в отстаивании ее интересов либо, напротив, в усугублении ее положения; мотивами могут быть корысть, зависть, месть.

7. Усиленная ответственность за дачу заведомо ложных показаний или заведомо ложного заключения установлена ч. 2 комментируемой статьи в случае, если это сопряжено с обвинением в тяжком или особо тяжком преступлении.

8. В случае деятельного раскаяния, а именно при сообщении свидетелем, потерпевшим, экспертом, специалистом, переводчиком до постановления по делу приговора или вынесения иного решения о ложности данных им показаний, заключения или заведомо неправильном переводе, это лицо освобождается от уголовной ответственности. Для принятия такого решения мотивы деятельного раскаяния значения не имеют.

1. Объективная сторона преступления состоит из ряда действий, указанных в законе:

  • 1) ложное показание свидетеля, потерпевшего или специалиста;
  • 2) ложное заключение эксперта;
  • 3) неправильный перевод.

Показания в уголовном процессе — это сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего, взаимоотношениях с ним; в гражданском процессе — сведения по любым обстоятельствам, относящимся к иску; в арбитражном процессе — сведения, имеющие значение для правильного разрешения спора арбитражным судом.

Преступными будут являться только те показания, которые касаются существенных обстоятельств, т.е. влияют на вынесение законного и обоснованного приговора, решения или иного судебного акта.

Показания должны быть ложными, т.е. не соответствующими действительности полностью либо в какой-нибудь части.

Ложным показанием не может быть признано умолчание о существенных обстоятельствах, относящихся к предмету доказывания либо к предмету иска.

Ложные показания образуют состав рассматриваемого преступления, если они даны управомоченному на то лицу, в установленном законом порядке и надлежащим образом процессуально оформлены.

2. Заключение эксперта является ложным, если оно содержит искажение фактов, неверную оценку либо выводы, не основанные на материалах уголовного, гражданского или арбитражного дела. Это может, например, относиться к оценке вреда, причиненного здоровью (вместо средней тяжести указывается тяжкий или наоборот), источнику образования следов при трасологической экспертизе, тормозному пути — при автотехнической.

3. Неправильный перевод — это искажение смысла переведенной с одного языка на другой устной речи (показаний свидетеля, потерпевшего, обвиняемого; вопросов судьи и т.п.) либо документов.

4. Момент окончания преступления в уголовном судопроизводстве зависит от стадии процесса и совершенного деяния.

На стадии предварительного расследования ложные показания свидетеля, потерпевшего или специалиста образуют оконченное преступление с момента подписания протокола допроса; ложное заключение — с момента его предъявления экспертом органам следствия или дознания; ложный перевод допроса — с момента подписания протокола, документа — с момента предъявления его перевода переводчиком органам следствия и дознания.

В стадии судебного разбирательства (как по уголовным, так и по гражданским и арбитражным делам) преступление окончено, когда свидетель, потерпевший или специалист закончил дачу показаний; эксперт изложил содержание заключения; переводчик осуществил перевод показаний или документа.

5. Субъективная сторона преступления предполагает только прямой умысел.

6. Субъект преступления специальный — достигшие возраста 16 лет свидетель, потерпевший, эксперт, специалист и переводчик. В примечании к комментируемой статье предусмотрено специальное основание освобождения указанных лиц от ответственности.

7. В ч. 2 ст. 307 назван квалифицирующий признак преступления: заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод, соединенные с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *