Ущерб значительный

Ущерб значительный

Частью второй статьи 14 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК) определено, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Согласно примечанию 1 к статье 158 УК под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей (примечание 2 к статье 158 УК).

В соответствии с пунктом 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» значительность ущерба, причиненного гражданину, определяется с учетом имущественного положения потерпевшего, стоимости похищенного имущества и его значимости для потерпевшего, размера заработной платы, пенсии, наличия у потерпевшего иждивенцев, совокупного дохода членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и др.

При этом статьей 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП) предусмотрена ответственность за мелкое хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты. Примечанием к указанной статье КоАП установлено, что хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одну тысячу рублей.

Согласно подпункту 1 части первой статьи 140 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК) заявление о преступлении является поводом к возбуждению уголовного дела. В соответствии со статьей 141 УПК заявление о преступлении может быть сделано в устном или письменном виде; письменное заявление о преступлении должно быть подписано заявителем. В заявлении указываются обстоятельства происшествия, имеющие значение для дальнейшего расследования уголовного дела. Других требований к содержанию заявления о преступлении УПК не содержит.

В соответствии с пунктом 8 статьи 10 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» организации и индивидуальные предприниматели обязаны предоставлять страховщикам по их запросам документы и заключения, связанные с наступлением страхового случая и необходимые для решения вопроса о страховой выплате, в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Факт повреждения (кражи) застрахованного у гражданина транспортного средства должен быть зафиксирован в органах внутренних дел Российской Федерации в установленном порядке. Для этого в случае обнаружения признаков преступления гражданин подает заявление о преступлении, при этом заявителю выдается документ о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия.

В соответствии с УПК по результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимает одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 УПК;

2) об отказе в возбуждении уголовного дела;

3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 УПК, а по уголовным делам частного обвинения — в суд.

О принятом решении сообщается заявителю. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное решение и порядок обжалования.

В соответствии с пунктом 5 статьи 11 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» сотрудниками полиции оформляется справка, форма которой утверждена приказом МВД России от 1 апреля 2011 г. № 154 «Об утверждении формы справки о дорожно-транспортном происшествии». Указанная справка предоставляется в страховую компанию для решения вопроса об осуществлении страховой выплаты.

Библиографическое описание:



В статье рассматриваются важные квалифицирующие признаки кражи, такие как значительный ущерб, в крупном размере, особо крупном размере. Авторы на основе анализа судебной практики выявляют основные проблемы, связанные с квалификацией преступлений, предусмотренных ст. 158 УК РФ. Предлагаются свои практические подходы, направленные на формирование единых правил определения размера ущерба.

Ключевые слова: кража, значительный ущерб, имущественный ущерб, кража в крупном размере, кража в особо крупном размере, квалификация кражи.

В целях дифференциации основных, квалифицированных и особо квалифицированных составов, предусмотренных ст. 158 УК РФ, законодатель ввел специальные оценочные признаки, характеризующие предмет кражи, — размер похищенного имущества, то есть причиненный ущерб («значительный», «в крупном размере», «особо крупном размере»), а также признаки, указывающие на способ и место совершения кражи («группой лиц по предварительному сговору», «организованной группой», «с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище» и т. д.) .

Таким образом, размер ущерба является объективным, формально-стоимостным критерием, выступающим квалифицирующим признаком при определении конкретного уголовного состава преступления, а также является стоимостным выражением причиненного вреда.

Так согласно примечанию к ст. 158 УК РФ значительный ущерб начинается от суммы 5 000 рублей, крупный размер кражи начинается от 250 000 рублей, особо крупный — 1 млн рублей.

Однако в настоящий момент, как следует из судебной практики, отсутствует единое понимание о том, что необходимо понимать под ущербом, причиненным преступлением, предусмотренным ст. 158 УК РФ.

Некоторые правоприменители считают, что ущерб может включать упущенную выгоду, то есть основываться на розничных ценах , другие полагают по-иному, утверждая, что размер ущерба определяется на основе закупочной цены товара .

Отсутствие единого подхода к определению размера ущерба создает неразрешимые проблемы в практике, так как именно неправильно определенная стоимость вещи или товара может послужить основанием для неправильной квалификации преступления и применения к виновному лицу наказания, не соответствующего характеру и степени общественной опасности деяния. Так хищение чужого имущества стоимостью 2 500 рублей и меньше образует административный состав правонарушения, предусмотренного ст. 7.27 КоАП РФ . Поэтому стоимостное выражение ущерба имеет прямое значение в целях квалификации деяния.

В абз. 4 п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (ред. от 16.05.2017) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (далее также — Пленум № 29) указано, что при определении размера похищенного имущества следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене, стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов .

При этом содержание словосочетания «фактическая стоимость» указанное Постановление Пленума не раскрывает. Действующее уголовно-процессуальное законодательство также не содержит конкретных правил определения размера причиненного ущерба потерпевшему лицу.

Также Конституционный суд РФ в своем определении от 22.04.2010 № 597-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ушакова Дениса Сергеевича на нарушение его конституционных прав примечанием 4 к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации» не нашел оснований для вмешательства и принятия к рассмотрению жалобы гражданина, оспаривавшего конституционность примечания 4 к ст. 158 УК РФ, позволяющего, по его мнению, определять размер похищенного в результате совершения разбоя исходя из его продажной цены, а не закупочной либо страховой стоимости .

Следовательно, Конституционный суд РФ фактически посчитал возможным производить расчет размера ущерба, причиненного разбоем (кражей), в том числе исходя из продажной цены товара. Но, тем не менее, суд не указал о верности использования конкретного способа расчета размера ущерба.

Представляется, что возможно возникновение ситуации, когда хищение одного и того же имущества может повлечь для виновного различные правовые последствия в зависимости от выбранного способа расчета размера ущерба.

Анализ судебной практики судов общей юрисдикции также не позволяет прийти к однозначному мнению о верности использования конкретного способа расчета размера ущерба. В одних случаях, суды брали за основу алгоритм определения размера ущерба исходя из закупочной цены, в других случаях, из розничной (продажной) цены на товар.

Так, Верховным Судом РФ (далее также — ВС РФ) в своем кассационном определении при описании фактических обстоятельств дела и при проверке квалификации преступления была за основу взята именно розничная цена товара (кассатор ссылался на необходимость определения размера ущерба на основе закупочной цены) . Аналогичным образом Санкт-Петербургский городской суд по одному из рассматриваемых дел при квалификации преступления исследовал и оценивал справку, определяющую общую стоимость похищенного имущества в розничных ценах . В Бюллетене судебной практики по уголовным делам Свердловского областного суда за третий квартал 2008 также указано, что суд первой инстанции «правильно исходил при определении размера ущерба из розничных цен на товары в данном предприятии торговли» .

Также существует и обратная судебная практика, которая устанавливает необходимость расчета размера ущерба исходя из закупочной цены товара. Так, в одном Постановлении Президиума Томского областного суда, размер ущерба от кражи ювелирных изделий определен в закупочных ценах без учета торговой надбавки . Аналогичным образом, исходя из закупочных цен, размер ущерба определяется в приговоре Московского городского суда от 09.06.2015 по делу № 2–39/2015 . Указанный подход также находит отражение и в иных судебных актах Московского городского суда .

Следуя логике того же Верховного Суда РФ, в фактическую стоимость товара не входят НДС и иные надбавки, применяемые при реализации. В одном из своих Определений ВС РФ указал, что в соответствии со ст. 257 Налогового Кодекса РФ (далее по тексту — НК РФ) первоначальная стоимость имущества определяется как сумма расходов по его изготовлению, доведению до состояния, в котором оно пригодно для использования, за исключением налога на добавленную стоимость и акцизов .

Однако судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда по одному из дел пришла к выводу, что вычитание из розничной цены налога на добавленную стоимость не приводит к определению фактической стоимости имущества .

Кроме того, существует и иная позиция по данному вопросу. А. Залов, прокурор кассационного отдела управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Республики Башкортостан, в статье «Кража с причинением значительного ущерба гражданину» изложил совершенно иную точку зрения касательно определения размера ущерба — по его мнению, при установлении факта причинения ущерба необходимо определять не стоимость похищенного, а ухудшение имущественного положения лица в результате преступных действий .

По нашему мнению, наиболее верным способом определения размера ущерба является расчет на основе закупочной цены товара. Вводя понятия «фактическая стоимость», Пленум, представляется, исходил из необходимости учета реального ущерба, а не упущенной выгоды.

Следовательно, размер ущерба, вызванный кражей бутылки коньяка в супермаркете, должен определяться фактической (закупочной) стоимостью товара, а не ценой указанной на полке в торговом зале. В противном случае одна и та же кража, одной и той же алкогольной продукции, только в разных местах — на складе магазина или в торговом зале, может нести разные правовые последствия, хотя, по сути, указанные деяния одинаковы по степени общественной опасности. В подобных случаях оснований для дискреции быть не может.

Таким образом, при определении размера ущерба, причиненного потерпевшему — юридическому или физическому лицу, для целей квалификации деяния (кражи) необходимо исходить из закупочной цены товара, которая отражена в таможенных декларациях, товарно-транспортных накладных и иных документах. В момент кражи юридическому лицу причиняется ущерб в том денежном эквиваленте, который фактически равен стоимости приобретенного имущества. Любые другие наценки, налоги, которые могут быть добавлены к стоимости товара, при определении суммы ущерба не учитываются. К аналогичному выводу также приходят другие авторы: Е. А. Миронова и С. Н. Чурилов , И. Л. Кардаш , А. В. Шеслер ; А. М. Просочкин .

От правил расчета размера ущерба для целей квалификации преступления следует отличать правила расчета вреда (убытков), причиненных преступлением потерпевшему лицу, которые он может взыскать. При взыскании фактического ущерба, причиненного преступлением, в рамках того же уголовного дела, когда предъявляется потерпевшим гражданский иск, можно требовать компенсации упущенной выгоды. Указанная упущенная выгода включает расходы на аренду помещения, трудовые ресурсы и так далее. Таким образом, помимо фактического ущерба, установленного следователем, можно требовать с обвиняемого возмещения упущенной выгоды. Но упущенная выгода определяется всегда на основе заключения эксперта, которого самостоятельно нанимает потерпевший. Эксперты, рассчитывая упущенную выгоду, исходят из того, по какой цене указанный товар мог быть и обычно продается в указанных магазинах. Эксперты не считают в отдельности все затраты, связанные с реализацией товара, так как полагают, что это все залажено в розничную цену. Следовательно, они проводят расчет на основе розничных цен (которые включают наценку).

Таким образом, следователь рассчитывает ущерб для квалификации преступления по таможенной стоимости товара (платежным поручениям), а потерпевшее лицо в расчет включает также упущенную выгоду, размер которой определяется на основании заключения эксперта.

Следовательно, требования гражданского иска, заявленного в уголовном процессе, подчиняются правилам Гражданского Кодекса РФ (далее по тексту — ГК РФ) и могут включать не только реальный ущерб, но и упущенную выгоду.

Примерами судебной практики, когда подлежала взысканию с обвиняемого упущенная выгода, могут служить следующие судебные акты: апелляционное определение Тульского областного суда от 15.06.2017 по делу № 33–1772/2017 , определение Мосгорсуда от 23.07.2018 № 4г/1–6772 , апелляционное определение Омского областного суда от 04.10.2017 по делу № 33–6643/2017 .

Также необходимо обратить внимание на то, что иногда в уголовном процессе суды в целях процессуальной экономии могут отказать в рассмотрении гражданского иска и указать на возможность обращения в суд общей юрисдикции в порядке искового производства, на что указывают в своем определении. Как показывает практика, если есть заключение эксперта и вынесен приговор, то суды удовлетворяют заявленные требования.

Таким образом, размер причиненного ущерба в целях квалификации преступления не включает упущенную выгоду и должен определяться на основании фактической (закупочной) стоимости вещи, товара.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63‑ФЗ // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25, ст. 2954.
  2. Постановление Московского городского суда от 09.08.2012 № 4у/1–6263 . — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).
  3. Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 29.11.2012 № 22- 8213 . — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).
  4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ // Российская газета, № 256, 31.12.2001.
  5. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (ред. от 16.05.2017) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Российская газета, № 9, 18.01.2003.
  6. Определение Конституционного суда РФ от 22.04.2010 № 597-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ушакова Дениса Сергеевича на нарушение его конституционных прав примечанием 4 к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации» . — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).
  7. Определение Верховного Суда РФ от 07.04.2011 № 81-О11–30 . — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).
  8. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 31.08.2010 № 22–5682/11 . — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).
  9. Бюллетень судебной практики по уголовным делам Свердловского областного суда за третий квартал 2008. URL: http://www.ekboblsud.ru/show_doc.php?id=30226 (дата обращения 25.09.2018).
  10. Постановление Президиума Томского областного суда от 25.04.2018 по делу № 44у-22/2018 . — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).
  11. Приговор Московского городского суда от 09.06.2015 по делу № 2–39/2015 . — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).
  12. Постановление Московского городского суда от 03.10.2012 № 4у/6–7584/12 . — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).
  13. Кассационное определение Московского городского суда от 25.06.2012 по делу № 22–8121 . — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).
  14. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 N 117-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 07.08.2000, № 32, ст. 3340.
  15. Определение Верховного Суда РФ от 22.06.2011 № 29-Дп-11–1 . — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).
  16. Кассационное определение Московского областного суда от 29.11.2011 № 22–8213 . — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).
  17. Залов А. Кража с причинением значительного ущерба гражданину // Законность. 2011. № 10. С. 56–60.
  18. Миронова Е. А. Чурилов С. Н. Обстоятельства, подлежащие доказыванию в процессе расследования и судебного разбирательства уголовных дел о краже // Nauka-Rastudent.ru. 2015. № 7 (19). С. 45.
  19. Кардаш И. Л. О некоторых особенностях квалификации преступлений, связанных с хищением драгоценных металлов в Вооруженных силах Российской Федерации // Военное Право. 2015. № 2 (34). С. 43–50.
  20. Шеслер А. В. Хищения: Понятия и признаки // Вестник. Томского государственного университета. Право. 2012. № 4 (6). С. 70–80.
  21. Просочкин А. М. Мелкое хищение становится преступлением: уголовный закон меняется, но вопросы остаются // Юристъ-Правоведъ. 2017. № 2 (81). С. 71–75.
  22. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 05.12.1994, № 32, ст. 3301.
  23. Апелляционное определение Тульского областного суда от 15.06.2017 по делу № 33–1772/2017. — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).
  24. Определение Мосгорсуда от 23.07.2018 № 4г/1–6772. — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).
  25. Апелляционное определение Омского областного суда от 04.10.2017 по делу № 33–6643/2017 . — Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения 25.09.2018).

Основные термины (генерируются автоматически): размер ущерба, упущенная выгода, крупный размер, судебная практика, УК РФ, закупочная цена товара, значительный ущерб, похищенное имущество, Верховный Суд РФ, гражданский иск.

Юридическая практика наглядно показывает, что в случае со статьёй о краже с причинением значительного ущерба гражданину существует множество проблем и неточностей в толковании законодательного акта. Специалисты отмечают ряд противоречивых моментов в этом законе, который представлен в статье 158 УК РФ. Потому следует более детально разобраться в существующих понятиях, особенностях квалификации этого преступления и наказаний, которые предусмотрены представленной статьёй Уголовного кодекса Российской Федерации. По факту кража является одним из самых часто встречаемых видов преступления. Потому для многих кажется логичным, что никаких проблем с квалификацией такого правонарушения быть не должно. Но всё обстоит не совсем так.

Наказание за кражу с причинением значительного ущерба гражданину.

Понятие кражи и значительного ущерба

Кража действительно входит в список наиболее часто совершаемых преступлений среди всех правонарушений, имеющих корыстную направленность. Отсюда логично предположить, что с теоретической и практической частью рассмотрения таких дел проблем возникать не может в рамках квалификации преступного действия. Но юридическая практика наглядно показывает обратное. В краже есть множество моментов и нюансов, из-за которых далеко не всегда виновные несут заслуженное наказание на причинённый вред, либо же сталкиваются с не совсем справедливым обвинением.

Очень даже правильно, что в законодательстве ввели такой признак хищения как значительный ущерб. Его присутствие там не поддаётся сомнению. Ведь если потерпевший в результате кражи понёс также существенный или значительный имущественный ущерб, тогда за это должно быть предусмотрено более суровое и жёсткое наказание, то есть ответственность за совершение более тяжкого преступления.

Но для начала надо понять, какой смысл заложен в значительный ущерб с позиции уголовно-правового поля. Здесь можно опираться разве что на 2 примечание в статье 158 УК РФ. Там указывается, что учёт ущерба осуществляется на основе имущественного положения потерпевшего. При этом ущерб не может составлять менее 2,5 тысячи рублей. Отсюда следует вывод, что существует два основных критерия, позволяющих признавать и квалифицировать совершённую кражу как кражу со значительным ущербом:

  • значительное ухудшение материального положения пострадавшей стороны;
  • нижний предел стоимости имущества, которое было похищено.

Хотя в действительности основным критерием выступает только первый пункт. Нижний предел выступает только как необходимое условие. При этом он никак не влияет на суть квалифицирующих признаков в рамках рассматриваемого уголовного производства.

Проблема значительности ущерба

Тот факт, что в статье 158 УК РФ, регулирующей и ответственность за кражу с причинением значительного ущерба, присутствует такой критерий, как нижний предел суммы для определения значительности преступления, является положительным и важным моментом. Но достаточно часто в юридической практике специалисты активно манипулируют суммой, предусмотренной законодательством. Если стоимость имущества, которое было похищено, равняется или превышает указанные 2,5 тысячи рублей, дело виновного квалифицируют по статье 158 ч. 2 УК РФ. Такую квалификацию считают неверной, что обусловлено неправильным толкованием и пониманием законодательных актов.

Важно чётко понимать, что причинённый значительный ущерб для гражданина при краже является не просто имущественным видом потери. Это негативно влияет на экономическое положение пострадавшей стороны, которое выражается в утрате материального блага. Материальные блага при этом в течение определённого времени не позволяют обеспечивать прежних условий для жизни, что были перед кражей и до причинения значительного ущерба.

Лучше разобраться на примерах. Если у вас был похищен компьютер, но при затрате части своей заработной платы вы купили новый, никаких существенных изменений в привычном укладе вашей жизни не произошло. Тут вопрос в достаточно большой зарплате, которая позволяет совершить подобную покупку. Но есть ситуации, когда украденный компьютер (его стоимость не меньше 2,5 тысяч рублей) невозможно компенсировать новым, поскольку на такую покупку приходится сначала накопить деньги в течение некоторого времени. Тогда такого рода преступление уже следует классифицировать по пункту «в» ч. 2 статьи 158 УК РФ.

Можно смело говорить о том, что при создании этого законодательного акта имелось в виду, что вне зависимости от значительности фактически причинённого ущерба (к примеру, пострадавшая сторона относится к числу малоимущих граждан), если сумма причинённого ущерба меньше предусмотренной законом, это преступление не может квалифицироваться как хищение по признакам значительности ни при каких условиях.

Потому при установлении фактов нанесённого значительного ущерба крайне важно акцентировать внимание не на том, какова стоимость похищенного имущества, а на том, насколько подобная кража повлияла на текущее имущественное положение пострадавшей стороны. Соответствующие выводы подтверждаются наличие санкций по 1 и 2 частям статьи 158. Если в случае простой кражи наказание составляет до 2 лет лишения свободы, а при квалификации преступления как тайного хищения, оно наказывается сроком до 5 лет лишения свободы.

Говоря простым языком, общественная опасность совершаемой кражи с нанесением значительного ущерба примерно 2,5 раза опаснее кражи, которая не имеет квалифицирующих признаков. Отталкиваясь от логики законодателей и органов уголовной ответственности, при двух практически аналогичных кражах, которые могут незначительно отличаться по сумме причинённого ущерба (те же 2,5 тысячи рублей против 2,6 тысяч), за второй случай уголовное наказание оказывается значительно строже, чем за первый. Здесь стоит говорить о несоответствии закона принципам справедливости.

Наказание в виде лишения свободы с пределом в 5 лет может объясняться только наличие значительной опасности совершаемого преступления для общественности. Но это исключается, когда имущественный ущерб, нанесённый в результате хищения, составляет около 2,5 тысячи рублей. Существующие в настоящее время границы административных правонарушений и преступлений (это 1 тысяча рублей) совершенно безосновательно сужают действие норм ответственности за неквалифицированные виды кражи. Ведь чтобы при рассмотрении дела опираться на часть 1 статьи 158, необходимо тайно похитить чужое имущество стоимостью 1000 – 2500 рублей.

Отсюда возникает дополнительный вопрос. Поскольку в стране активно растёт прожиточный минимум, улучшается благосостояние, происходят инфляция и прочие положительные и негативные процессы, требуется обязательно увеличивать предусмотренную 2 примечанием в статье 158 УК РФ сумму ущерба. Многие специалисты сходятся во мнении, что справедливой будет сумма до 10000 рублей. Это актуально и рационально, поскольку такая сумма превышает МРОТ ориентировочно в 2 раза.

Сравнение с кражей в крупных размерах

Чтобы лучше понять суть рассматриваемого признака, следует сопоставить его с другим признаком тайного хищения. Здесь речь идёт о тайном хищении в крупных размерах, предусмотренном в пункте «в» части 3 статьи 158 УК РФ. Множество правоприменителей необоснованно полагают, что разница между указанными двумя признаками заключается в большей степени не в стоимости похищенного имущества, а в последствиях, которые наступили в результате совершённого преступления. Напомним, что крупные размеры тайного хищения предусматривают нанесение ущерба в 250 тысяч рублей против 2500 рублей.

Согласно п. «в» части 3 статьи 158 УК, предусматривается формальный состав совершённого преступления. Квалифицируя противоправную деятельность, крайне важно установить полную стоимость похищенного имущества, которая должна составлять более 250 тысяч рублей. Обвиняя по признаку значительного ущерба, стоит акцентировать внимание не на финансовой оценке украденного имущества, а на уровне негативных изменений экономического состояния пострадавшей стороны. Такое общественно опасное последствие совершённого преступления из формального состава хищения позволяет получить материальный.

Субъективное отношение преступника к последствиям своего деяния

Квалифицируя преступление, особое внимание уделяется вопросу субъективного отношения правонарушителя к общественно опасным последствиям совершаемого деяния в виде нанесения значительного ущерба имуществу потерпевшей стороны. Грубо говоря, важно понять, знал ли обвиняемый, насколько серьёзный ущерб может принести своими действиями другому человеку. То есть при совершении хищения злоумышленник должен понимать, что при утрате владельцем того или иного имущества его материальное положение заметно ухудшится.

Разберём всё на примере. Преступник проник в загородный большой дом, где на стенах находятся оригинальные картины известных художников. При этом вор похитил только кошелёк с суммой около 10 тысяч рублей. В такой ситуации ему не могут вменять обвинение по п. «в» части 2 статьи 158 УК. Даже если впоследствии окажется, что владелец этого кошелька малоимущий и сумма в 10 тысяч рублей для него очень большая. Ведь в момент совершения преступления вор не мог предположить (учитывая обстановку в доме), что своим деянием нанесёт такой значительный ущерб.

Основой такого суждения выступает принцип субъективного вменения, исключающего возможность привлечь человека к ответственности согласно Уголовному кодексу за последствия, которых он предположить не мог. Также не стоит забывать о части 2 статьи 24 УК, где указывается, что противоправное деяние, совершённое исключительно по неосторожности, можно признавать преступлением, только если это предусмотрено соответствующими статьями в действующем Уголовном кодексе РФ.

Доказательство квалифицирующего признака

При совершении кражи следует обязательно доказать факт её значительности. То есть привести аргументы в пользу того, что пострадавшая сторона действительно получила значительный ущерб, тем самым обвинив преступника по соответствующему пункту статьи 158 УК. Но и здесь проявляется однобокость со стороны правосудия. Никто не пытается защитить преступников, но всё же вопрос нужно рассматривать объективно, а не субъективно. В рамках постановлений Верховного Суда РФ N 29 и N 51, рассматривающих вопросы судебной практики по делам о грабежах, кражах, разбоях, мошенничестве и присвоении, все прокуроры, суды и следователи обязаны при изучении дела учитывать:

  • стоимость похищенного имущества;
  • значимость имущества, которое было украдено преступником;
  • имущественное текущее положение пострадавшей стороны.

Под имущественным положением понимают сочетание из нескольких факторов:

  • наличие источника дохода;
  • периодичность поступления средств (сроки выдачи заработной платы и пр.);
  • иждивенцы у потерпевшего;
  • общая совокупность доходов всех членов семьи;
  • наличие совместного хозяйства с иными людьми;
  • личное мнение пострадавшей стороны о значительности нанесённого ему ущерба.

Первым делом прокурор, следователь и суд интересуются личным мнением пострадавшего касательно того, насколько существенным или незначительным является нанесённый ему ущерб в результате совершённого преступления. Но мнение оценивается исключительно в совокупности с иными материалами, которые позволяют подтвердить стоимость похищенного и текущее материально-имущественное положение человека.

Но на практике всё обстоит несколько иначе. Действия правонарушителя квалифицируют по признакам тайного хищения с нанесением значительного ущерба, основываясь только на показаниях потерпевшей стороны. Иногда достаточно даже обычного заявления в полицию о совершённом правонарушении. Для следователей и прокуроров порой достаточно того, что потерпевший предположил высокую значимость причинённого ему ущерба.

Для начала такая позиция неправильная хотя бы потому, что она прямо противоречит постановлению Верховного Суда. Но главное здесь заключается в нарушении правил оценки доказательств. Вряд ли вы будете спорить с тем фактом, что собственная беда кажется более существенной и значимой, нежели проблема других людей. Из-за этого базировать обвинения только на словах возмущённой пострадавшей стороны нецелесообразно и нерационально. Вот почему при квалификации преступления крайне важно рассматривать позицию потерпевшего только в совокупности с остальными доказательствами, а не принимать её как единственное основание для вынесения приговора.

Наказание за совершённое преступление

Уголовный Кодекс предусматривает наказание для гражданина, совершившего кражу с нанесением значительного ущерба пострадавшей стороне, в виде лишения свободы, максимальный срок которого составляет 5 лет. Это самое суровое наказание, внесённое в перечень санкций по отношению к обвиняемому. Согласно статье 158 части 2, такой вид преступления, как кража с нанесением значительного ущерба, попадает также с такими видами совершённого хищения:

  • при предварительном сговоре группы лиц;
  • с незаконным проникновением в помещения или иные хранилища;
  • из сумок, одежды, ручной клади, других вещей и предметов, которые находились у потерпевшего.

Подобные преступления предусматривают несколько вариантов наказания. Это во многом зависит от материалов дела и иных факторов, используемых в рамках квалификации преступления и рассмотрения уголовного производства. Потому по части 2 статьи 158 УК совершённое преступление наказывается следующими способами:

  1. Денежный штраф. Он составляет не более 200 тысяч рублей, либо равен размеру заработной платы или другого вида дохода обвиняемого за период не более 18 месяцев.
  2. Обязательные работы. Если было принято решение отправить обвиняемого на обязательные работы, их продолжительность может составлять до 480 часов.
  3. Исправительные работы. Максимальная продолжительность исправительных работ составляет период до 2 лет.
  4. Принудительные работы. При таком наказании преступника отправляют на принудительные виды работ сроком не более 5 лет с условием ограничения свободы. Ограничить свободу могут на срок до 1 года. Но подобная санкция применяется не всегда. Человека могут просто направить на принудительные работы, не ограничивая свободу.
  5. Лишение свободы. Максимальный срок составляет 5 лет с обязательным ограничением свободы (до 1 года) или без него.

Дополнительно обвиняемого обязывают компенсировать нанесённый материальный, а также моральный ущерб. Это уже напрямую зависит от каждого конкретного рассмотренного дела по статье 158 УК РФ. Тут стоит посмотреть на вопрос открытого хищения чужого имущества на аналогичную сумму по отношению к тому же потерпевшему. В этой ситуации максимально обвиняемый может лишиться свободы на 4 года. Отсюда следует логичный вывод, что при нанесении значительного ущерба потерпевшей стороне более тяжкий вид преступления предусматривает менее суровое наказание.

Подобный парадокс легко объяснить. Указанный признак хищения отсутствует в квалификационном составе грабежа. Такой подход вызывает некоторое недоумение. Тяжело понять, почему возможность нанесения значительного ущерба зависит от того, было ли имущество похищено тайно или открыто. Можно считать это банальной и досадной ошибкой, которую допустили при составлении Уголовного кодекса. Учитывая всё сказанное выше, можно с уверенностью говорить о несовершенстве законодательства. Но тут скорее проблема в неправильном толковании и использовании понятий в рамках квалификации уголовного производства. Требуются ли вносить изменения в статью 158 УК, вопрос достаточно спорный и субъективный.

Понятие существенного вреда являетсяоценочным и рассматривается применительно к конкретным обстоятельствам преступления.

Существенный вред может выражаться в формепрямого материального ущерба, упущенной материальной выгоды или в других формах.

Так, существенным вредом может быть признано: нарушение конституционных прав и свобод; разорение нескольких субъектов коммерческой деятельности; остановка работы предприятия; авария; причинение легкого или средней тяжести расстройства здоровья.

Понятие значительного ущербачётко не определёно, не формализовано в законе, не существует строго установленного размера, данный признак является оценочным, то есть «решая вопрос о квалификации действий виновного по признаку причинения преступлением значительного ущерба потерпевшему, следует учитывать стоимость похищенного имущества, а также его количество и значимость для потерпевшего, материальное положение последнего, в частности заработную плату, наличие иждивенцев».

Данный квалифицирующий признак следует устанавливать исходя изобъективного и субъективного критериев.Объективный критерийвключает в себя три момента: стоимость похищенного имущества, материальное, в частности финансовое, положение потерпевшего и их (указанных двух моментов) соотношение.Субъективный критерий заключается в осознании виновным указанных моментов и, следовательно, осознании значительности ущерба для потерпевшего.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18 апреля 1986 г. N 9 «О применении судами законодательства об ответственности должностных лиц за нарушение порядка рассмотрения предложений, заявлений, жалоб граждан и преследование за критику»:

При решении вопроса, является ли существенным вред, причиненный правам и охраняемым законом интересам гражданина, следует учитывать характер наступивших последствий, в том числе значимость морального вреда, размер материального ущерба, степень ущемления трудовых, личных неимущественных прав и интересов гражданина.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.1990 N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге»:

«При решении вопроса о том, является ли причиненный вред существенным, необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу предприятия, организации, учреждения, характер и размер понесенного ими материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им морального, физического или имущественного вреда.»

84.Насилие и угрозы в отношении лиц, осуществляющих правосудие, и представителей власти.

ст. 296 УК РФ

Рассматриваемое преступление — это разновидность противоправного вмешательства в осуществление правосудия или производство предварительного расследования.

Объектамиданного преступного посягательства являются не только нормальная, регламентированная законодательством деятельность суда, органов расследования, но и личность названных в статье участников судопроизводства, их здоровье и безопасность.

Объективная сторонадеяний, перечисленных в ч. 1 и 2 комментируемой статьи, выражается в угрозе убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества в отношении лиц, названных в этих нормах, в связи с рассмотрением дел или материалов в суде, производством предварительного расследования, исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта.

Указанная угроза может быть выраженав устной или письменной форме. Она может быть высказана как непосредственно перечисленным в статье лицам, так и через третьих лиц (близких, знакомых и т.д.).

Ответственность по ч. 1 и 2 комментируемой статьи наступает при условии, что названная в них угроза высказана в отношении конкретного судьи, прокурора, следователя и т.д. в связи с участием их в судопроизводстве, а не в отношении неопределенного и неконкретизированного числа должностных лиц суда, прокуратуры, милиции и т.д.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *